aif.ru counter
272

Кому и как в Ульяновске решать проблему бездомных?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. АиФ-Ульяновск 28/08/2013
Скамейка – дом родной. Фото Алексея Юхтанова

Как повысили эффективность

Ситуация была кратко обрисована на сайте ul.aif.ru в заметке «В Ульяновске чиновники выжили бомжей из ночлежки». После этого прессу пригласили на экскурсию в недавно открытое специализированное учреждение «Центр социальной адаптации лиц без определённого места жительства и занятий», чтобы продемонстрировать на месте: чиновники, «оккупировавшие» приобретённые для бомжей площади, занимаются нужным и важным делом. Спору нет: сухпаи бездомным раздавать, мыть их в бане и выправлять документы тоже нужно. Но долгожданной крыши над головой бомжи так и не обрели.

Так каким же образом «Дом ночного пребывания» ещё до своего несостоявшегося открытия вдруг превратился в «Центр социальной адаптации»? По словам начальника отдела аналитико-информационного обеспечения регионального минтруда Валентины Филимоновой, средства, которые бюджет должен был выделить на реконструкцию под ночлежку строений, доставшихся региону «в наследство» от обанкротившейся фирмы, так в распоряжение министерства и не поступили. А реконструкция нужна была немаленькая. «По результатам экспертизы было установлено, что помещения производственных корпусов, не соответствуют требованиям СанПин и требуют реконструкции зданий с целью организации социальной гостиницы на 50 койко-мест»,- отвечает министр труда и социальной политики Анатолий Васильев на запрос председателя комитета по социальной политике ЗСО Игоря Тихонова.

Однако после экспертизы денег на реконструкцию так и не дали, зато родилось распоряжение правительства Ульяновской области от 6 марта 2012 года о переименовании «Дома ночного пребывания для лиц без определённого места жительства» в «Центр социальной адаптации»… для них же. Сделано это было, как следует из текста распоряжения, «в целях повышения эффективности деятельности областных государственных казённых учреждений социального обслуживания».

Освоены в полном объёме

Остаётся непонятным, почему экспертиза, показавшая, что здания по адресу: Попова, 18 для ночлежки не годятся, состоялась, когда имущественный комплекс уже был приобретен, причём за немалые деньги – 37 390 тысяч рублей? Получается, что покупали «кота в мешке» - без предварительного обследования? Вряд ли недвижимость для себя министры и замы приобретают с такой же милой небрежностью – не глядя.

Непонятно также, почему экспертизу проводили именно в отношении бывших производственных помещений комплекса – мастерских и гаражей? Как-то вдруг само собой «определилось», что самый лакомый кусок приобретённой территории - офис разорившейся фирмы - для бомжей точно не годится, и тут даже никакой экспертизы не надо. Не переделывать же имеющуюся здесь сауну в санпропускник! Жалко как-то… Видимо, поэтому обратный вариант: отдать бывшие мастерские чиновникам, а бывший офис определить под «ночлежку» - профильным министерством даже не рассматривался.

Реальные дела

Итак, открывшееся в октябре 2012 года учреждение ведёт учёт бездомным и помогает им. Таковых выявлено 225, из которых 121 согласился сотрудничать с центром социальной адаптации. Кому-то восстанавливают паспорта, кому-то оказывают юридическую помощь в возвращении прав на утраченное жильё, кого-то, в зависимости от ситуации, помещают в больничный стационар или специализированный дом-интернат. Желающим устраивают помывочный день в одной из городских бань, снабжают одеждой и сухим пайком (галеты, консервы – каша с мясом и рыбные, бутылка питьевой воды). Работает «кризисный центр» и для другой категории граждан – тех, кто временно оказался в трудной ситуации – погорельцев, жертв семейного насилия, отставших от поезда. Вот для них (но не для «классических» бомжей) внутри офиса оборудованы жилые помещения.

Применяйте милосердие

 

 Иван Сивопляс, краевед, научный сотрудник музея-заповедника «Родина В.И. Ленина».

- В решении этой проблемы заинтересовано должно быть не только государство, но и широкие слои общества. Если брать благотворительность начала ХХ века, это были в первую очередь общественные инициативы. Этим занимались сами люди. Безусловно - богатые люди. В наше время мы тоже живем в обществе, где есть богатые и бедные. И, по всей видимости, такая ситуация останется и в будущем, поскольку для этого остаются все социально-экономических предпосылки.

У нас есть и развиваются различные церковные институты. Пример - село Арское, где отец Алексий занимается реабилитацией алкоголиков. Каждый из нас должен к этому определённые усилия прикладывать.

В Симбирске издавна существовали ночлежные и работные дома. В последних бомжи могли не только переночевать, перекусить, но и социально адаптироваться. Делали разного рода поделки, коробки, могли что-то подзаработать.

Мы от этих людей часто пытаемся отвернуться, потому что мы такие красивые, чистые, беленькие. А эти люди – от них плохо пахнет, они пьют… А всё-таки раньше, когда Церковь, вера в Бога были больше в крови, люди более активно участвовали в помощи бездомным. Православие было государственной религией, и милосердие не только декларировалось, но и применялось.

Девать их некуда

 

Михаил Гафиуллов, врач приёмного отделения БСМП.

- К нам постоянно привозят лиц без определённого места жительства. Большинство из них - абсолютно не по показаниям. Лежит бомж, люди звонят в «скорую». И везут их в нашу больницу. После обследования оказывается, что «больные» направлены не по адресу - никакой патологии у них нет.

На данный момент в приёмном отделении просто лежат два бомжа и «озонируют» воздух. Показаний для госпитализации у них нет. Что с ними делать, не знаем ни мы, ни главврач. В конечном итоге они трезвеют (в 90% случаев - в алкогольном опьянении) и уходят, потом опять напиваются, лежат возле магазинов… И так по кругу. При этом каждый доставленный человек обследуется, делаются УЗИ, все необходимые анализы. Медицинских полисов у них нет, поэтому всё – за счёт медучреждения.

С ними соприкасаются все люди, которые находятся в приёмном отделении. Вот сейчас поступает, допустим, четыре человека. Рядом с ними бродяги лежат, пахнут. И наши пациенты сидят и нам же предъявляют претензии: почему бомжи находятся в одном помещении с нами? Люди в шоке, да и мы сами тоже.

Чертовски хочется работать

 

Евгений Белов, директор ОГКУСО «Центра социальной адаптации для лиц без определённого места жительства в г. Ульяновске».

- Мы хотим, искренне хотим работать в полном объёме. Не отказывались и не думаем отказываться от идеи ночного стационара. В большинстве регионов такие учреждения имеются, и в нашем регионе «Дом ночного пребывания» тоже необходим.

Необходимы денежные средства, чтобы открыть стационар. Как вам известно, были неоднократные попытки открыть стационар в разных местах города, но местные жители были против.

В прошлом году была целая демонстрация: жители Куликовки (района, где находится «Центр социальной адаптации» - А.Ю.) собрались и заявили, что они против открытия здесь такого учреждения.

Нам предлагались и другие варианты, но эти здания находятся в таком состоянии, что нужны очень большие средства, чтобы их восстановить, а потом оборудовать согласно всем санитарным нормам, которые необходимы для данных клиентов. Должен быть соответствующий санпропускник. Прежде чем попасть на койку, наш клиент должен пройти и санобработку, и дезинфекцию, и стрижку. Бездомных нужно кормить. А это требует больших затрат.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах