aif.ru counter
Владимир ТОЛСТОЙ
146

Мусульмане со всей России приезжали слушать проповеди симбирского имама

Сейчас в мечети, где Абдурахман Мустакимов был имам-хатибом, вновь начались богослужения. Фото автора

Традиционный ислам был для жителей Калды духовной опорой и в советские времена. Верность религиозным традициям, в значительной мере, помогла им пережить безвременье 90-х. В то время, как многие села приходили в упадок, из Калды не было катастрофического оттока населения. И сейчас здесь проживает более 1800 жителей. И даже те, что все-таки уехали, продолжают поддерживать связи с «малой родиной».

Путем сердца и разума

В самые трагические времена в мечети, построенной в Калде на рубеже XIX—XX промышленником и меценатом Темирбулатом Акчуриным, служил Абдурахман Мустакимов, человек, духовный авторитет которого был настолько велик, что односельчане до сих пор чтут его память. Начальное духовное образование он получил в семье, а затем окончил медресе, где считался одним из лучших шакирдов. Кстати, шакирды, студенты медресе, изучали не только основы ислама, арабскую графику и другие религиозные дисциплины. В учебную программу включались и светские предметы: иностранные языки, арифметика, география, история. Так что, медресе давало разностороннее образование. 31 августа 1893 года он успешно выдержал экзамен по русскому языку, установленный для кандидатов на должность городских мулл в Малмыжском городском училище, и получил соответствующее свидетельство. Потом он был направлен для получения высшего духовного образования в Египет, где окончил Каирский богословский университет «Аль-Азгар». Конечно, на собственные средства он не мог бы продолжить образование за рубежом, но учебу способного юноши финансировали все те же состоятельные земляки – купцы и промышленники Акчурины.

В стенах всемирно известного учебного заведения Абдурахман получил прекрасное образование. Он владел несколькими восточными и английским языками, усовершенствовал свои знания в математике, географии и истории. Любовь к знаниям сделала его страстным поклонником книг. За время учебы ему удалось собрать богатую библиотеку. Она включала в себя книги как богословского, так и светского характера на английском языке и различных языках народов Востока. После успешного окончания учебы вся эта богатая библиотека была доставлена в деревню Старое Тимошкино Симбирской губернии, где еще долгие годы служила как своему хозяину, так и образованным людям, проживающим во всей округе, и, в первую очередь, молодежи.

По стопам отца

В конце XIX столетия он вернулся на родину, имея высшее богословское образование. В Уфе 29 мая 1902 года в присутствии Оренбургского мусульманского духовного собрания Абдурахман сдал экзамены на знание правил мусульманской религии. В итоге испытания он показал, что способен быть имамом-хатибом, духовником, проводящим пятничную молитву.

В апреле 1905 года Абдурахман Мустакимов обратился в Симбирское губернское правление с прошением назначить его на должность имама-хатиба в приходской мечети деревни Старое Тимошкино, Сенгилеевского уезда и профессором медресе при этой мечети. Дело в том, что в этой мечети служил Зыятдин, отец Абдурахмана, которому к тому времени исполнилось 75 лет – возраст по тем временам более чем преклонный. Просьба была удовлетворена, и вскоре сход прихожан в присутствии земского начальства избрал Абдурахмана на должность второго муллы.

После смерти отца в мае 1907 года он занял место первого муллы и возглавил местное медресе, качество образования в котором славилось далеко за пределами Симбирской губернии. Здесь учились не только дети местных мусульман, но и приезжие других губерний Поволжья, причем, в основном, это были выходцы из небогатых людей.

Молодой мулла пользовался большим авторитетом прихожан всего села. Молва о высокообразованном мулле быстро разнеслась по всей губернии. Мусульмане специально приезжали из других городов и сел, чтобы послушать его проповеди. Абдурахман стал близким человеком меценатам Акчуриным, ни одно событие в семье фабрикантов не проходило без его участия.

Время лишений

Наступил октябрь 1917 года. Абдурахман и другие муллы села почувствовали враждебное отношение к себе новых властей. Но, не смотря ни на что, он продолжал отстаивать ценности ислама и принимал активное участие в дискуссиях о проблемах религии, развернувшихся в начале двадцатых годов. Конечно, местные партийные идеологи, многие из которых не имели даже начального образования, не могли состязаться с таким высокообразованным человеком, владеющим несколькими иностранными языками.

По воспоминаниям некоторых присутствовавших на этих спорах, одним из оппонентов Абдурахмана был сам председатель «Союза воинствующих безбожников», известный деятель РКП(б) Емельян Ярославский (Миней Губельман).

Новые власти ограничивали права религиозных общин, закрывали медресе. В этих условиях Абдурахман Мустакимов принял предложение занять должность муллы в соседней деревне. Это и была Калда. Возможно, этим шагом он хотел свести к минимуму преследование властей, однако судьба уготовила ему короткий век службы на новом месте. В конце двадцатых годов мечети были закрыты, а муллы были зачислены в разряд классовых врагов. Мустакимов был раскулачен, дом у него конфисковали и сельским советом даже было принято решении о его высылке. Это вызвало негодование у населения. В один из летних дней 1929 года большая группа женщин отправилась в сельский совет с требованием оставить муллу в деревне.

На какое-то время это возымело действие - Абдурахман остался в деревне, но семье его пришлось жить по домам друзей и знакомых, а ему самому было запрещено появляться на главной улице села. Он уехал в Среднюю Азию, но вскоре вернулся, поскольку там шли точно такие же гонения на мусульман.

Видя безвыходность положения, Абдурахман Зыятдинович решился на отчаянный шаг – написал письмо «всесоюзному старосте» Михаилу Калинину, и, как ни странно, даже получил ответ. Это письмо не сохранилось, но, по воспоминаниям близких муллы, ему была предложена работа переводчика в подразделениях наркома иностранных дел и рекомендовано ждать вызова.

Без суда и следствия

Ожидание закончилось тем, что 25 декабря 1937 года к нему явились работники НКВД, и в квартире, где он жил, был произведен обыск. Особое внимание незваных гостей привлек его архив. Когда мулла был арестован, вместе с ним НКВДшники прихватили несколько мешков книг, а в протоколе об обыске и аресте появилась запись "изъята религиозная литература".

В итоге Абдурахману Мустакимову было предъявлено обвинение в антисоветской пропаганде. Нашлись «свидетели», давшие показания, что мулла в своих проповедях утверждал, будто советская власть переживает последние дни, и якобы он угрожал расправой сельским активистам.

Даже в прогулах, которые совершили примерно в то же время работники одной из бригад сельхозартели "Дерес юл" ("Верный путь"), усмотрели подстрекательскую деятельность муллы. Более того! Его обвинили в распространении слухов о грядущей войне с Японией. 29 декабря 1937 года "тройкой" при УНКВД по Куйбышевской области за антисоветскую агитацию он был приговорен к расстрелу.

Содержался мулла в тюрьме города Сызрани. Приговор был приведен в исполнение 17 февраля 1938 года, вероятнее всего, в городе Сызрани. Место его захоронения неизвестно.

2 июня 1989 года Мустакимов Абдурахман Зыятдинович полностью реабилитирован Указом Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года "О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в 30—40-х гг. и начале 50-х годов".

В сохранившемся до наших дней доме Абдурахмана Мустакимова в Калде долгие годы располагались классы начальной школ, а потом - правление колхоза "Алга"(сегодня СПК). В Калде и сейчас проживает внук Абдурахмана, и его семья до сих пор хранит личную печать имама мечети.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество