Примерное время чтения: 8 минут
129

«Ваша дорога - театр!» К 180-летию со дня рождения Василия Андреева-Бурлака

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. АиФ - Ульяновск 45 08/11/2023

180 лет назад, 1 (13 по новому стилю) ноября 1843 г. в семье симбирского чиновника Николая Ефимовича Андреева родился первенец, наречённый Василием. Андреевы жили скромно на небольшое жалование главы семьи, по отзывам знакомых «весьма благочестивого человека». За 15 лет службы в различных ведомствах он остановился на должности казначея комиссариатской комиссии, здесь же служил его приятель майор
Д. И. Минаев, известный поэт. Сближало их как родство жён, так и любовь к изящной словесности, истории, театру.

Путь на сцену

Васе Андрееву шёл восьмой год, когда скончалась мать и они с сестрёнкой попали под опеку тетушки. В 1854 году мальчуган отправился в первый класс мужской гимназии, а отец женился. Мачеха была образованной женщиной и прививала приёмным, а затем и своим двум детям любовь к книге и музыке, обучала французскому языку. Отец собрал дома неплохую библиотеку и знакомил первенца и младших детей с историей родного края, народными обычаями.

Вася обладал музыкальным слухом, цепкой памятью и умением подмечать смешное в словах и поступках окружающих. Когда остался круглым сиротой, то не пожелал находиться под опекой мачехи и тётушек и перебрался в гимназический пансион. Его предпочтение к гуманитарным наукам заметил выпускник Казанского университета М. В. Арнольдов, преподававший словесность. На литературно-музыкальном вечере Андреев сыграл роль Подколёсина в гоголевской комедии «Женитьба», причём довольно удачно. Михаил Васильевич был в восторге и расцеловал его со словами: «Ваша дорога – театр! Будете знаменитостью и гордостью нашей гимназии».

В 1862 году Андреев серьёзно захворал и думал не столько об учёбе, сколько о способах заработка на хлеб насущный. Выпускных экзаменов в гимназии не сдавал, благо с падением крепостного права можно было учиться в университете вольнослушателем. В конце лета он отправился в Казанский университет на пароходе вместе с группой соучеников. Земляки снимали комнату на нескольких человек, вместе столовались, вслух читали литературные новинки, компанией ходили на галёрку в театр.

После двух семестров Василий решил связать судьбу с Волгой и покинул университет, несколько навигаций водил пароходы в качестве помощника капитана. Зимой в Симбирске посещал представления в деревянном театре, построенном мещанином-кондитером А. М. Слепнёвым. Театр снимал Н. И. Иванов, к которому однажды явился жизнерадостный молодой человек, назвался Василием Николаевичем
Андреевым и пригласил к Д. И. Минаеву «для очень важных переговоров». Дмитрий Иванович убедил антрепренёра поставить оперетку «Орфей в аду» и взять на роль Ваньки Стикса Андреева, который «давно порывается попробовать себя на сцене». Дебют оказался удачным, и после опереточной роли он исполнил очень недурно Осипа в «Ревизоре» и Подколёсина в «Женитьбе». Скаредный Иванов предложил начинающему актёру месячное содержание в 40 рублей, а тот, хотя привык получать значительно большее жалованье, подписал контракт на игру до конца сезона.

Жизнь и сцена

В апреле 1867 года по приглашению Иванова приехала из Ярославля 17-летняя, но уже популярная актриса Полина Стрепетова, с первых же выступлений симбирские зрители «награждали её беспрерывными аплодисментами». За этот успех её возненавидела примадонна труппы – дочь антрепренёра Екатерина Бельская, которая угрозами и интригами добивалась главных ролей. Тогда же в симбирскую труппу поступил 23-летний выпускник Московского университета Модест Писарев, желавший перейти с любительской сцены на профессиональную. Он пришёлся по душе выступавшему под двойной фамилией Андрееву-Бурлаку, о чём Стрепетова писала: «Писарев и Андреев быстро сошлись и стали большими друзьями, с их приездом точно отворилось окно и струя чистого, бодрящего воздуха разом осветила нашу душную, затхлую атмосферу».

В театре для разнообразия репертуара через каждые два-три вечера ставились новые пьесы, водевили и дивертисменты. Однако не столько большая нагрузка, сколько создаваемая Бельской нездоровая обстановка и перебои с выплатой жалованья вынудили дебютантов к концу сезона искать счастья в другом месте. Первой отправилась на службу в самарскую труппу Стрепетова, затем пригласили Писарева в оренбургский театр. Андреев-Бурлак осенью оказался на сцене Гельсингфорсского театра в далекой Финляндии, а в 1870 году уже играл в Ростове-на-Дону.

В следующих сезонах Василия Николаевича увидели зрители Самары, Саратова, Воронежа, Одессы, Тифлиса. При исполнении различных ролей он «то смешил публику до слёз, то заставлял театр плакать и содрогаться до слёз». Лишь самые близкие люди знали о драме, разыгравшейся между ним и любимой женщиной, оставившей в его душе след на всю жизнь. Летом 1878 года он появился на клубных сценах Петербурга, где уже выступали Писарев и Стрепетова, ставшие мужем и женой. Выступления прошли с большим успехом, его приглашают в Москву.

В 1880 году по инициативе Андреева-Бурлака в Первопрестольной открылся частный драматический театр, известный как Пушкинский. Через два года театр перешёл в руки дельца-антрепренёра Ф. А. Корша, сменилось направление театра, и он распрощался с ним. Любопытное объяснение его двойной фамилии дал обозреватель «Русской газеты»: «Недаром ведь ему дано прозвище Бурлак: всё, какую роль ни дайте ему – вытянет он своим богатым, разнообразным талантом!»

Признанный знаток Москвы В. А. Гиляровский, которому довелось летом 1883 года находиться в составе руководимого Василием Николаевичем «Товарищества московских драматических артистов» на гастролях по городам Поволжья, рассказывал: «Среди всех наших светил самый большой успех имел Бурлак: помимо таланта, волгари встречали своего волгаря и как задушевного, доброго, компанейского человека. Про него ходила масса анекдотов, популярность его была громадна. Он любил весело выпить, лихо гульнуть, посмеяться, пошутить, но так, чтобы никому его шутки обидны не были».

У Андреева-Бурлака была толстая нижняя губа, которая «умела выражать малейшее настроение». Эту губу прославил уроженец Симбирска, поэт-сатирик Д. Д. Минаев в напечатанном «Московским телеграфом» экспромте:

   Москва славна Тверскою,

   Фискалом М. Н. К*.

   И нижнею губою

   Актёра Бурлака.

*(противник реформ

М. Н. Катков. – Прим. авт.)

Василий Николаевич не обижался на такого рода выпады литераторов, сам любил пошутить. Он имел огромный успех как бесподобный чтец и рассказчик, автор и исполнитель юмористических и бытовых сценок, метко схваченных во время службы на волжском пароходе и в скитаниях по провинциальным театрам. После литературной обработки печатал рассказы и очерки в газетах и журналах, в 1881 году редакция «Живописного обозрения» издала часть из них книгой «На Волге». В Симбирске широкой известностью пользовалась его сцена «На городской площади», в которой с неподражаемым юмором описан памятник Н. М. Карамзину.

Последний приют

О бешеном ритме жизни Андреева-Бурлака свидетельствует его дневник за январь 1886 года: «3 янв. – Пенза. Бенефис. Поднесли часы серебряные. «Свадьба Кречинского». 4 янв. – Отдыхал в Пензе. 5 янв. – Выехал в Сызрань. 6 янв. - В 3 ч. 15 м. ночи прибыл в Сызрань. Вечером спектакль «Свадьба Кречинского». 7 янв. – В 4 ч. утра выехал в Самару. 8 янв. – В 9 ч. утра прибыл в Самару. 9 янв. – «Чужое добро впрок нейдёт». 10 янв. – «Светит, да не греет». 12 янв. – «Ревизор». 13 янв. – Был болен – не играл. 14 янв. – «Горькая судьбина». 15 янв. – «Свадьба Кречинского». 16 янв. – «Иудушка».

Во второй половине января актёр играл опять в Сызрани и в Орле, а в начале февраля отправился в Смоленск. В ноябре уже в Одессе читал лекцию о драматическом искусстве, которая выйдет отдельным изданием под названием «Сцена и жизнь». И так месяц за месяцем, год за годом с небольшими передышками. Многолетние мытарства и пристрастие к вину не прошли бесследно для здоровья, появился слух о безвременной кончине Андреева-Бурлака, полдюжины газет успели похоронить его. К счастью, это оказалось вымыслом. Летом 1887 года он гастролировал в Туле, его увидели в «Женихе из долгового отделения» и в «Записках сумасшедшего». Несколько дней прожил вместе с соратником по сцене Солониным в деревне около Тулы и с ним побывал у Л. Н. Толстого в Ясной Поляне. У графа актёры «просидели до 4 часов утра, и в течение двух часов он рассказывал неутомимо, воодушевлялся и был в таком ударе, что смешил даже самого серьёзного хозяина до слёз».

На зимний сезон 1888/1889 года Василий Николаевич снял саратовский городской театр и уже составил для выступлений товарищество артистов. Городская дума сдала ему театр на льготных условиях и вдруг 10 мая получила известие, что утром в Казани «скончался от крупозного воспаления лёгких артист В. Н. Андреев-Бурлак». В похоронах участвовал 15-летний Фёдор Шаляпин, впоследствии знаменитый на весь мир бас, а тогда служивший писцом в земской управе и певший в церковном хоре.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах