aif.ru counter
Елена ОГНЕВА
146

Валерий Дурнов: не технология, а психология

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52. АиФ - Ульяновск 29/12/2010

Валерий Дурнов – один из самых известных в городе представителей профессии. Он основал и возглавил Ульяновское отделение Союза дизайнеров России и Симбирское фотографическое сообщество. Многие кадры на плакатах и билбордах принадлежат его перу, то есть, простите, нажатию кнопки. Валерий Степанович считает, что фотография – это не ремесло, а психология. Несколько лет назад он начал проводить фотошколы. Сегодня многие выпускники уже самостоятельно работают, участвуют в выставках.

Занимался самолётами…

- Первый фотоаппарат, который я взял в руки, был, конечно, «Смена», - вспоминает мастер. - Я учился тогда, наверное, в пятом классе. Отец купил его – не мне и не себе, а просто так. Я начал осваивать технику методом проб и ошибок. Снимал ребятишек в своей округе. Потом, уже будучи студентом политеха, стал ходить в горы. В институте был туристский клуб «Бумеранг». Запомнился первый лыжный маршрут по Южному Уралу. А летом отправились на Тянь-Шань. Красота неописуемая!.. Удалось запечатлеть экстремальные ситуации, переправы через реки. Я по несколько раз был на Тянь-Шане, Кавказе, Памире, прошел все категории. Тогда я занялся фотографией более серьёзно, стал почитывать книжки. Я учился на радиофакультете по специальности «Конструирование радиоаппаратуры». После института некоторое время работал на отладке радионавигационного оборудования для первого самолёта «Руслан». Работали там, где сейчас аэропорт «Восточный», не было ни одного рабочего здания, кроме диспетчерской вышки. Все службы размещались в строительных вагончиках. К серьёзным занятиям фотографией меня подтолкнула как раз эта работа. Там ведь система безопасности так устроена, что ты не имеешь права влезать в конкретную схему. Так что мозги на работе особо не приходилось напрягать. Поэтому приходилось их напрягать в свободное от работы время.

…и немножко дизайном

Между самолётами были достаточно большие перерывы – чуть ли не до полугода. Мы простаивали и занимались всем, чем только можно: помогали в сборке, исполняли роль диспетчеров. Я вместе со штатным художником-оформителем Геннадием Солёновым делал таблички на кабинеты, писал инструкции по технике безопасности, чертил схемы тушения пожара и так далее. Кроме того, мы ещё и украшали в меру сил, то есть уже занимался немножко дизайном. В свободное время снимал. Пошёл в областной фотоклуб «Сталкер» при областном управлении культуры. В Советском Союзе было развито клубное движение. Мы обменивались выставками, попутно освещали культурную жизнь области. Я там проработал до 1994 года. В трудные 90-е интерес к фотографии сохранялся, но уже у любителей стало меньше возможности ей заниматься. Я ушёл на свободные хлеба, стал эдаким фрилансером, открыл свою студию. У меня в трудовой с 1998 года единственная запись – индивидуальный предприниматель. К тому времени у меня уже была семья, двое детей. Запасов никаких, дети маленькие, жена не работает. Кормила новая профессия. Все эти экивоки, что нет спроса – это отговорки. Нужно просто добросовестно относиться к работе. Не уходить со съёмки до тех пор, пока не сделал всё возможное и даже немного больше. Чем профессионал отличается от любителя? Любитель не несёт ответственности за съёмку. Не получилось – и ладно! А профессионал получил заказ и должен выдать качественный результат. Системы профессионального образования для фотографов в России нет. Возможно, из-за того, что фотографию не признают искусством. Профессией признаётся прикладная фотография, то есть направленная куда-то. В советские времена фотография существовала только в двух ипостасях – журналистская и служба быта: фото на документы и прочие «на память». Слово «салонная» применительно к фотографии считалось чуть ли не ругательным. Почти до 90-х годов на выставки не принимали фотографии с впечатанной художественной рамкой. Говорили: уберите, это «салон», а нам нужна сермяжная правда жизни.

Фотография – как музыка

Раньше были плёночные фотоаппараты, теперь - цифровые. Однако изменились лишь носители информации, но суть не изменилась. Ценится мастерство, а не технология. Например, в музыке импровизировать можно только тогда, когда не ищешь звук в определённом месте, а когда думаешь музыкой и пальцы сами находят нужные клавиши. В фотографии то же самое. Если ты владеешь техникой, не думаешь, какую кнопку нажать, то работаешь на уровне психологии. Конечно, необходимы знания композиции, изобразительных приёмов. Но если ты не проникся этим духом, профессия так и останется ремеслом. Снимая какую-то вещь для рекламы, ты фактически делаешь её портрет. И твоя задача – подчеркнуть её положительные качества, а отрицательные – не то чтобы затушевать, просто не акцентировать.

Не люблю приставку «художник». У меня в визитке написано «фотограф». Нормальный фотограф всегда подходит к работе творчески, несмотря на рамки заказа. У меня есть масса знакомых, которые не считают себя художниками. Один из них снимает детишек в детских садах. Так вот он так ведёт ребёнка за руку на место, что тот ему в это время уже что-то начинает рассказывать. Это – искусство. Мне легче совет директоров снять...

Если хочешь быть известным – надо работать не за деньги. Если нет «творческого зуда», если какие-то впечатления не выливаются в изображения, снятые не по заказу, а по велению души, тебя скоро забудут. Я делаю целые выставки, на которых нет ни одной заказной работы. И люди помнят эти выставки.

Фотошколы, безусловно, нужны. С развитием технологий должна развиваться и фотографическая грамотность. На Западе обучение фотографии тоже длится четыре-пять лет. Там фотографию преподают в школах искусств как одну из дисциплин наряду со специальностями «художник», «дизайнер». У нас же даже фотожурналистов не учат!

Я стал членом Союза дизайнеров России, потом председателем регионального отделения. Участвовал в учредительном съезде Союза фотохудожников России. Там предложили принять в Союз всех присутствовавших на съезде. Я сказал, что не стоит этого делать, нужно строже относиться. Мне сказали: выйди отсюда.

Способствовать профессиональному росту

В Ульяновске, безусловно, назрела необходимость создания фотографического общества. Все люди объединяются по интересам. Вот почему рыбаки и охотники, например, всё объединяются? До революции не нужно было ни лицензий, ни регистраций, можно было свободно купить ружьё. И тем не менее, охотничьи общества были. С уткой каждый справится, а вот на кабана в одиночку не каждый пойдёт. Опять же, человек – существо социальное. Ему нужно общаться.

Фотографическое общество должно способствовать профессиональному росту и общению, проводить разовые мероприятия, осуществлять профсоюзные функции.

Это неправда, что наш жизненный опыт не нужен никому. Несмотря на обилие информации в Интернете, найти людей, близких по духу, труд-но…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество