2519

Айсберг Симбирской истории. Иван Сивопляс отвечает на вопросы читателей

Алексей Юхтанов / АиФ

Когда Самара входила в Симбирскую губернию, император Николай I вознамерился перенести губернский центр в этот город. Почему он хотел это сделать, и кто из симбирян повлиял на отмену этого решения?

Сколько Героев Советского Союза похоронено на «старом» ульяновском кладбище?

Знаете ли вы, что автором барельефа Ленина на мраморной доске, украшающей дом-музей Ленина на улице его же имени, был великий Аркадий Пластов? А кто был у него в соавторах – изготавливал саму памятную доску с надписью?

Ответы на три приведенных вопроса вы можете увидеть в рубрике «Легенды». Их даёт краевед, архивист, научный сотрудник музея-заповедника «Родина В.И.Ленина» Иван Сивопляс.  

Ниже приводим ответы на ваши вопросы по теме истории края, заданные краеведу нашими читателями

Тема онлайн-конференции Ивана Сивопляса приурочена к Международному дню памятников и исторических мест, который отмечался во всем мире 18 апреля.

Иван Семенович, Ульяновск, по телефону.

- Наш город был основан в 1648 году. А какие самые старые здания сохранились в Ульяновске?

От времён основания в Симбирске не сохранилось никаких зданий и сооружений – строили в ту эпоху исключительно из дерева, за прошедшее время всё истлело и выгорело. Самое раннее из уцелевшего относится к концу XVIII века – конечно, многое менялось, дополнялось, перестраивалось – допустим, всем нам известный Дом Гончарова, на пересечении Гончарова и Ленина, в котором родился знаменитый писатель-симбирянин.

А среди выразительных и мало затронутых перестройками объектов можно назвать Дом Ермолова на той же улице Ленина, бывшей Московской. Ныне в этом здании, по адресу ул. Ленина, 59, расположен областной военкомат. Дом Ермолова был построен, как сравнительно недавно удалось установить, в конце 1780-х годов. На постройку владелец, богатый симбирский помещик, будущий губернский предводитель дворянства Александр Федорович Ермолов извёл 40 тысяч штук кирпичей. И, что особенно ценно – дом не пострадал во время великого симбирского пожара 1864 года.

tatarin111 (в комментарии под анонсом)

- Был в Ульяновске, на улице Ленина обратил внимание - куча домов, где жила семья Ульяновых. Что, все эти дома, принадлежали им?

Нет, владельцами собственного дома, точнее говоря, обширной городской усадьбы по Московской улице, где теперь располагается Дом-музей В.И. Ульянова-Ленина, Ульяновы сделалась только в 1878 году. А до этого, с 1869 года семья Директора народных училищ Симбирской губернии Ильи Николаевича Ульянова снимала квартиры у разных домовладельцев. Если говорить об улице Ленина, то в 1875 – 1876 годах Ульяновы квартировали у чиновницы Костеркиной, на Ленина, 92. Там было тесновато и неуютно, поэтому в 1876 году они переехали на соседнюю усадьбу, во флигель к протоиерею Анаксагорову. Когда в 1877 году началась Русско-турецкая война, основной дом усадьбы заарендовало Симбирское уездное воинское присутствие, военкомат, говоря по-нынешнему. Сюда со всего уезда стали съезжаться новобранцы, сразу сделалось шумно и не очень цензурно, поэтому Ульяновы вынуждены были съехать от Анаксагорова, переживая за воспитание своих многочисленных чад.

Анастасия, по e-mail:

- Когда Симбирск переименовали в Ульяновск?

9 мая 1924 года, в этом году, как раз, 90-летний юбилей. Ещё интересный вопрос – почему переименовали в Ульяновск. В ноябре 1923 года, когда вопрос о переименовании Симбирска в честь Вождя пролетарской революции был впервые публично озвучен, предлагалось название «Ленинск». Потом появилось ещё более классное имя: «Ильич»! Наконец, назвали Ульяновском, хотя «девичью» фамилию Владимира Ильича Ленина в Советском Союзе знали мало, и даже симбиряне-ульяновцы думали, что город переименован в честь Ульянова-старшего. Видимо, были какие-то идеологические «тёрки», о которых мы теперь, наверняка, не узнаем.

Д.Шмитд, по e-mail:

- Все храмы после 1917 г. посносили, а вот немецкую кирху оставили. Это потому, что мать у Ленина была немкой?

Нет, в данном случае решающий фактор сыграла не конспирология, а практицизм советских властей. Матушка Владимира Ильича, Мария Александровна, хотя и урождённая Бланк, была православной по вероисповеданию. К семье Ульяновых, окончательно покинувшей Симбирск в 1887 году, выстроенная в 1913 году кирха никакого отношения не имела. Её, ровно также как и православные храмы Ульяновска, закрыли для богослужений, и здание отняли у верующих. Но, поскольку здание, в отличие от православных храмов XVIII – XIX столетий, было сравнительно новым и крепким, его и стали использовать «по-новому», под милицейский клуб, под склад, под библиотеку и спортивную школу. Кстати, во время Великой Отечественной войны в кирхе хранился эвакуированный в Ульяновск из Ленинграда знаменитый Ботик Петра I, «Дедушка русского флота». А в 1991 году история вернулась на круги своя, кирху вернули верующим лютеранам.

Вера Викторовна, по телефону:

- А почему на памятнике Карамзина сверху стоит какая-то женщина, а сам историк показан только в виде бюста на пьедестале?

Ну, это не “какая-то” женщина, это древнегреческая Муза истории Клио. Концептуально, надо полагать, в знак того, что именно она вдохновляла симбирского уроженца, историка и литератора Николая Михайловича Карамзина на написание многотомной «Истории государства Российского».

А взгромоздили музу на пьедестал, говорят, что по желанию императора Николая I, а в России исторически заведено, что ни императорам, ни президентам в их желаниях не откажешь. Кстати, памятник торжественно открыли 23 августа 1845 года. Церемония сопровождалась молебном с духовенством, монумент кропили святой водой – так вот, на всё это время языческая богиня была основательно задрапирована полотном, и увидеть памятник во всей красоте симбиряне смогли только после её окончания.

В 1912 году, в очень популярном в ту эпоху в России издании, «Синий Журнал» называлось, пропечатали анекдот: «В Симбирске имеется памятник знаменитому русскому историку Карамзину. Памятник представляет статую музы истории Клио, установленной на пьедестале, а в нише скромно прячется бюст историка.

Простонародье принимает этот памятник за Варвару Великомученицу, и набожные люди даже крестятся на него. Зато другие, «просвещенные» симбирцы останавливают крестящихся: «Безбожники! Ведь это не святая Варвара, а жена Карамзина!..». Так что дискуссиям насчёт «женщины» уже не одно столетие!

Shurik_63region

Видел в Ульяновске памятник букве «Ё». Её, что, у вас придумали?

Букву «Ё», по-любому, придумали в Москве. Но в деле этот не обошлось без симбирян, без симбирских уроженцев. Очень долгие годы считалось, что букву «Ё» ввёл в употребление в 1797 году наш земляк Н.М. Карамзин; к тому времени, по примеру множества талантливых наших уроженцев, Николай Михайлович уже лет пятнадцать, как «свалил» из родного города.

Сравнительно недавно московские историки Евгений Пчелов и Виктор Чумаков обнаружили букву «Ё» в более раннем издании, стихотворном сборнике «И мои безделки» пере ещё одного нашего земляка, Ивана Ивановича Дмитриева, изданном в 1795 году. Карамзин и Дмитриев были друзья-не разлей вода.

Но, как установил, всё тот же неугомонный историк Пчелов, непосредственно изданием сборника, набором, корректурой, беготнёй по цензорам и типографиям, занимался малоизвестный московский литератор Василий Подшивалов. И этот Подшивалов основательно занимался грамматологией, такой наукой, изучающей соотношения между буквами алфавита и звуками живой речи, и даже накатал целую книгу, «Рассуждение о русских буквах». Вот он-то, по мнению историка, и стал истинным российским «ё-фикатором»!

Но, признаёт сам Евгений Пчелов: «Всё равно, буква ё впервые появилась в произведениях писателей, связанных с Симбирской губернией – Николая Михайловича Карамзина и Ивана Ивановича Дмитриева»! По-любому, нам от «Ё» никуда не деться!

Андрей, по телефону:

Видел старую фотку Дома Гончарова, без привычной башенки с часами. Интересно, когда появились эти часы?

Часы появились довольно давно. В 1869 году эти башенные часы английской работы подарил городу граф Владимир Петрович Орлов-Давыдов, богатейший в Симбирской губернии помещик, известный англоман. Часы установили на колокольне Спасо-Вознесенского собора – он стоял напротив Дома Гончарова, на том самом месте, где теперь находится Сквер Гончарова, с сидящим памятником писателя. И эти часы можно видеть на дореволюционных фотографиях собора. В 1930-е годы собор закрыли и разрушили, а часы перед этим демонтировали и сложили в подвал Ульяновского горисполкома, занимавшего бывший Дом купца Николая Яковлевича Шатрова, ныне известный горожанам как Дворец бракосочетаний. В начале 1970-х годов про часы вспомнили. В 1974 году над Домом Гончарова соорудили уже привычную нам башенку, и с 12 сентября 1974 года – этот день раньше отмечался как День нашего города – часы начали отбивать ульяновское время, скоро будет 40-летняя годовщина!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах