Примерное время чтения: 12 минут
222

Джулиан с Поволжья. Военный из Кубы - о родине Ленина и ностальгии по СССР

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. АиФ - Ульяновск 8 23/02/2022
Кубинские курсанты с преподавателем марксистско-ленинской философии, 1982 год. Джулиан — крайний слева.
Кубинские курсанты с преподавателем марксистско-ленинской философии, 1982 год. Джулиан — крайний слева. / Лабарерре Васкеса Хулиана Эсекиеля / Предоставлено героем публикации

Лабарерре Васкеса Хулиана Эсекиеля друзья и знакомые зовут просто – Джулиан. В своё время он приехал в СССР с Острова Свободы учиться военному делу, служил в Кубинской армии, а потом, уже в XXI веке вернулся в Ульяновск к семье.

Этот разговор – о прошлом и будущем, о долге и счастье, о жизни в России и на Кубе, о политике и справедливости. 

Досье
Лабарерре Васкес Хулиан Эсекиель. Капитан армии республики Куба в отставке. Родился 16 февраля 1960 года в Гаване (Куба). С 1977 по 1983гг. учился в Ульяновском высшем военно-техническом училище им. Б. Хмельницкого, служил в Кубинской армии, с 1997 по 2003 год работал там в турфирме. В 2003 году переехал в Ульяновск, работает на моторном заводе стерженщиком формовки в литейном цехе.

Все были равны

- Джулиан, расскажите, каким образом вы впервые попали в Россию?

- Перед этим я шесть лет учился в военной школе имени каманданте Камило Сьенфуэгоса. Это – то же самое, что в России Суворовское училище. Нас готовили стать военными, и после окончания лучших выпускников направляли продолжать обучение в Советском Союзе. Так что, в семнадцать лет я стал курсантом Ульяновского военно-технического училища имени Богдана Хмельницкого.

- А возможность выбора была?

- Конечно. В школе мне очень нравилась химия, так что я решил стать специалистом по горюче-смазочным материалам.

- Об Ульяновске что-то знали?

- Сначала - нет, но когда дело дошло до распределения по училищам, мне рассказали об этом городе. У нас в школе были преподавали из СССР – они и рассказали, что есть такой город, родина Ленина.

Группа кубинских курсантов, полевые занятия на полигоне в Солдатской Ташле, Джулиан — второй слева.
Кубинские курсанты УВВТУ имени Богдана Хмельницкого на полигоне в Солдатской Ташле. Фото: Предоставлено героем публикации/ Лабарерре Васкеса Хулиана Эсекиеля

- В Ульяновске вы учились вместе с советскими курсантами или отдельно?

- В основном, учились отдельно, но были и совместные занятия. На учебный полигон в Ташлу тоже ездили вместе. Потом построили новый корпус, и иностранное отделение преобразовали в факультет, где учились курсанты из многих стран социалистического лагеря – вьетнамцы, чехи, венгры, болгары, сирийцы, йеменцы и другие. Но в первые годы были только монголы, вьетнамцы и кубинцы.

- Домой на побывку отпускали?

- Один раз в два года давали отпуск на месяц.

- А была какая-то принципиальная разница тогда между жизнью в Советском Союзе и жизнью на Кубе? У нас считали, что кубинцы живут хоть и бедно, но весело.

- Уровень жизни на Кубе был примерно таким же, как в Союзе. Примерно одинаковые зарплаты, одинаковое снабжение. Для Фиделя Куба была – как черновик для создания такого же общества, как в СССР. Даже устав Кубинской армии был почти полной копией устава Советской армии. И веселья хватало. Кубинцы – вообще очень весёлый народ. Богатства особого ни у кого не было, но жить это никому не мешало. Все были равны.

- Главное, никто никому не завидовал…

- Да! Всё, что необходимо, у всех было. Нам, курсантам, платили стипендию – сто рублей, была возможность подработать во время каникул. На всё хватало.

Пошли своим путём

- А что было после окончания училища?

- В 1983 году я получил офицерские погоны и отправился служить на Кубу. Меня сразу назначили начальником центрального склада ГСМ Кубинской армии. В небольшом городке Сан-Хосе около Гаваны. Прослужил там года два, а потом меня перевели на центральный склад технических средств. Вот там я служил долго… Мой общий армейский стаж на Кубе – лет двадцать, не меньше.

- Примерно в те же годы Куба оказывала военную поддержку различным странам Африки и Латинской Америки? Вам лично приходилось участвовать в таких операциях?

- Я занимался снабжением наших воинских контингентов, но сам за границу не выезжал и в боевых действиях не участвовал. 

- А как вы оцениваете результат этих военных операций? Какую роль они сыграли в истории? 

- Ангола, где воевали кубинские войска, например, пошла своим путём. То же самое можно сказать о Никарагуа, где кубинцы помогали правительству в войне против контрас. Были победы, были периоды стабилизации. Но кто знает, как сложилась бы судьба этих стран, если бы не вмешалась Куба… Никому не известно, куда вообще пошла бы история, если бы Советский Союз не распался.

- Как отразился на жизни кубинцев распад СССР?

- Очень сильно. Был глубочайший кризис. Это даже получило название «специальный период»… В мирное время мы жили, как на войне. И началось это ещё в 1989 году, когда СССР ещё существовал, но его международное влияние при Горбачёве начало резко падать. До этого Куба занимала свою нишу в международной системе социалистического хозяйства. Мы производили, в основном, сахар, ром и табак. По производству и экспорту сахара Куба вообще была первой в мире. Но всё остальное мы получали из СССР и других стан социализма. И к концу 80-х вся эта система развалилась. На человека выдавали 75 грамм хлеба в день, абсолютно всё было по карточкам, да и по ним почти ничего не было.

1983 год, выпуск. Уже в офицерских погонах. Джулиан - крайний справа. Фото: Предоставлено героем публикации/ Лабарерре Васкеса Хулиана Эсекиеля

- А военнослужащие были со всеми в равном положении?

- Да. И солдаты, и офицеры.

- Зарплату платили?

- Да, но за деньги ничего невозможно было купить.

- Как народ относился в эти годы к Фиделю и к властям?

- Большинство понимало, что не всё зависит от Фиделя. Да, были ошибки, но это не только его ошибки. Рухнула вся система, на которой держалось благополучие Кубы, и невозможно было сразу всё исправить. И продолжалось это до 1995-96 года.

- И что изменилось потом?

- Фидель начал реформы. Во-первых, Куба вновь стала открыта для туризма. Началось строительство новых отелей. Во времена Батисты наша страна была одним из самых популярных в мире курортов. Но в первые десятилетия после революции считалось, что любой иностранный турист может оказаться шпионом, и целая отрасль была ликвидирована. И когда она начала восстанавливаться, сразу появились иностранные инвесторы – из Испании, Канады и других стран. В первый год после того, как запрет был снят, Кубу посетило более миллиона туристов. Потом разрешили мелкое предпринимательство – появились частные ресторанчики, людям дали возможность продавать на рынке продукцию собственных огородов. Раньше и рынков-то не было. В общем, жизнь понемногу начала налаживаться.

Армия и страна на самообеспечении

- Вы продолжали служить в армии?

- Да. Кстати, армия тоже перешла на частичное самообеспечение. При каждой воинской части были созданы свои производственные кооперативы и подсобные хозяйства. Сады и огороды, куры и коровы…

- Большая была армия на Кубе?

- Точно сказать не могу, но слышал, что численность доходила почти до миллиона человек. И подготовка была на очень высоком уровне. А как иначе, если весь американский империализм буквально под боком.

- Советские войска на Кубе после Карибского кризиса оставались?

- Оставалась одна бригада и Центр радиоэлектронной разведки в Лу́рдесе. Но при Ельцине всё это убрали. Фидель его уговаривал оставить хотя бы этот Центр. Это был стратегический объект, который мог отслеживать любое движение на территории США. И арендная плата была копеечная – всего десять миллионов долларов в год. Но тогда Ельцин ответил, что станция эта не нужна, потому что «Россия – уже не держава». «Дружба» с США для него оказалась тогда дороже.

- Что вас заставило покинуть Кубу?

- Я женился в Ульяновске – ещё во время учёбы. На Валентине. Здесь родились двое детей – Олег и Олеся. Жена приехала ко мне на Кубу в 1983 году, и там мы всей семьёй прожили десять лет. Но в 1994 году она вернулась в Ульяновск – как раз в самый трудный период. В России тогда тоже было непросто жить, но на Кубе – ещё труднее. А я уехать не мог - служба держала. В армии я оставался до 1997 года, но требовалось ещё пять лет, чтобы с того, что есть в моей голове, был снят гриф секретности.

- И что делали эти пять лет?

- Работал на Кубе в сфере туризма. По специальности. Занимался горюче-смазочными материалами в туристической компании, которая тоже работала на нужды армии. Так что, воссоединиться с семьёй мне удалось только в 2003 году.

Было не лучше, но справедливее

- Фидель Кастро умер, Че Гевара давно погиб. Как к этим людям относятся на Кубе сейчас?

- С большим уважением. Есть, конечно, разные мнения, но большинство – с уважением. Во многом благодаря Фиделю на Кубе и сейчас очень качественное образование, очень сильная наука, прекрасная медицина. Даже против ковида создана собственная вакцина, и очень низкая смертность от этой болезни. Там вообще рождаемость значительно выше смертности, а средняя продолжительность жизни – около 78 лет. Конечно, Фидель делал ошибки, но всегда искренне хотел блага для народа Кубы и для всего человечества, стремился к справедливому устройству мира. Просто история сложилась иначе.

- Сейчас многие ностальгируют по советскому прошлому. А если бы СССР не распался – было бы лучше?

- И я ностальгирую. Моё личное мнение – да, было бы лучше. Я сам родился, вырос, учился, служил и работал при социализме. Наверное, что-то надо было менять. Но ломать всю систему, которая прекрасно работала, не стоило. И возможности развития у социализма ещё были. Может быть, и жили бы мы сейчас лучше. А в том, что мир был бы намного справедливее – я даже не сомневаюсь. Может быть, не лучше, но справедливее.

- Какие-то связи со своими сокурсниками поддерживаете?

- Есть группа в соцсетях, где мы общаемся. В неё входят и те кубинцы, что окончили Ульяновское училище связи. Большинство живут на Кубе, но есть и те, кто поселился в других странах. В том числе, в России, Испании и США. Именно Хосе Луис, который живёт в США, эту группу и создал.

- А вы – единственный из этой группы, кто живёт в Ульяновске?

- Нет. Есть ещё двое. Оба создали здесь семьи. Один даже принял ислам, потому что жена – татарка. Он решил – если любишь женщину, значит должен принять её веру.

- А сами давно на Кубе были? 

- С тех пор, как уехал, ни разу. Очень хочу, но всё время что-то мешает. Здесь моя семья, жена, дети, внуки. Очень много дел и забот.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах