aif.ru counter
Сергей ЮРЬЕВ
167

Сергей Масленников знает, почему в Ульяновске ведется захват зелёных зон (27.09.2013)

Фото автора и из архива Андрея Масленникова / АиФ
АиФ Досье

Андрей Масленников

Андрей Масленников, доцент кафедры ботаники УлГПУ. Родился в 1965 году. В 1988 году окончил естественно-географический факультет УлГУ. В 1994 году защитил кандидатскую диссертацию по флоре меловых гор центральной части Приволжской возвышенности. В настоящее время круг научных интересов – изучение флоры и растительности Среднего Поволжья, экология растений, вопросы сохранения биоразнообразия региона и другие экологические проблемы. С 2011 года – член Экологической палаты Ульяновской области.

О том, какие экологические угрозы нависли над Ульяновской областью и возможных путях их преодоления АиФ рассказал кандидат биологических наук, член региональной Экологической палаты Андрей Масленников.

- Андрей Викторович, в чем состоит главная экологическая угроза для нашей области?

- Проблем множество, и значительная их часть обусловлена изменением стиля хозяйствования, которое произошло за последние двадцать лет. Использование растительных ресурсов перестало носить чёткий плановый характер, как это было до 1991 года. Стало сложнее регулировать взаимоотношения хозяйствующих субъектов с естественными природными сообществами. Сейчас наступило такое время, когда каждый пытается урвать от природы всё, что возможно, не давая ничего взамен. Идет бесконтрольное и совершенно необоснованное уничтожение зелёного фонда – особенно в населенных пунктах. В том числе – и в Ульяновске. Ради удовлетворения сиюминутных прихотей и интересов ведется захват зеленых зон, особенно в центральной части города. Такое происходит и на улице Кирова, и на проспекте Нариманова, и на улице Гончарова.

- Но ведь существует множество надзорных структур, призванных охранять природу. Куда они смотрят?

- А так и получается, что у «семи нянек дитя без глаза». Государственные органы призваны контролировать застройку и добиваться сохранения зелёных зон города. Но, к сожалению, нередко чьи-то интересы, видимо, оказываются сильнее, чем чувство служебного долга. Не имея каких-то убедительных доказательств, я не хочу обвинять кого-то конкретного, но часто чиновники принимают такие решения, которые иначе, чем конкретной личной заинтересованностью, объяснить невозможно. Например, год назад в пригородной зоне в северной части Ульяновска вдоль трассы в сторону Ишеевки было снесено более ста деревьев – чтобы открыть обзор с трассы строящегося в глубине автосалона. Все разрешительные документы были согласованы городской администрацией буквально за два дня до введения моратория на вырубку зеленых насаждений – после того, как снесли деревья на улицах Гончарова и Бебеля. Виновных так и «не нашли». Тогдашний начальник экологического отдела комитета ЖКХ Даниил Урдин был отстранен от занимаемой должности, а теперь его же назначили председателем комитета по охране окружающей среды городской администрации. И как такой человек может регулировать вопросы, связанные зелёным фондом – у меня, например, масса вопросов…

Студент Андрей Масленников в экспедиции на Юловское озеро - в компании студентов и преподавателей, 1986 год.

Как ни странно, в организациях, которые призваны охранять зелёный фонд, осталось очень мало инспекторов, которые могли бы выехать на место порубок или иных нарушений, чтобы составить акт и остановить незаконные действия. Участились несанкционированные вырубки. На улице Кирова прошлым летом было снесено около двадцати деревьев безо всяких разрешений. Виновные в итоге отделались мизерным штрафом.

- А что может Экологическая палата?

- Нас приглашают для участия в совместных с государственными органами экспертиз. Мы оцениваем состояние древесных насаждений, и нередко оказывается, что к сносу рекомендуются совершенно здоровые деревья, которые могут стоять ещё десятки лет. Пример тому – площадка под строительство отеля «Марриотт» на улице Минаева. 13 сентября меня приглашали на комиссию по оценке возможности пересадки 92 деревьев на новое место. Но я ещё весной делал заключение о том, что такую пересадку делать нельзя. Зеленая зона должна быть сохранена для жителей окружающих домов. Но, видимо решение было принято заранее, и представителей Экологической палаты пригласили, чтобы оно имело хотя бы видимость легитимного. Проблема в том, что наши решения носят лишь рекомендательный характер и к исполнению совершенно не обязательны.

Такая политика привела к тому, что в Ульяновске нарушены государственные нормы количества зелёных насаждений на душу населения: должно быль от 12 до 15 квадратных метров на человека, а реально у нас сейчас меньше десяти. И это – несмотря на то, что границы города расширились и в его пределы вошли многие пригородные леса

- Было ли в Ульяновске когда-либо соответствие этим нормам?

- В 2004 году, когда в территорию города была включена пригородная зона, а в центре оставались значительные зелёные насаждения, на каждого горожанина приходилось почти двенадцать квадратных метров. Но это продолжалось совсем недолго, и после того, как должность председателя городского комитета охраны природы покинул Андрей Салтыков, площадь зеленых насаждений на душу населения неуклонно снижается.

Даже МУП «Городской центр по благоустройству и озеленению Ульяновска» «заточен», скорее, на уничтожение деревьев, чем на их посадку. За то, чтобы снести старую, но ещё вполне здоровую липу, по смете выплачивается порядка 25 тысяч рублей. Обрезка дерева стоит порядка десяти тысяч, а посадка молодой липы - всего полторы тысячи рублей, не считая цены самого саженца. Спрашивается, что им более выгодно – сносить деревья или их сажать? Ответ очевиден…

Экологическая палата постоянно поднимает эту проблему, но ощутимого результата пока не наблюдается. Удалось, правда, отстоять пришкольный участок возле гимназии № 1, когда там хотели сделать открытый сквер с лавочками и асфальтовыми дорожками, что также было связано со сносом деревьев. Но мы не всегда успеваем реагировать, потому что деревья нередко вырубают «явочным порядком» - либо ночью, либо ранним утром. Жители звонят иногда и в 7 часов утра, но уже бывает поздно.

Со своими студентами у меловых гор близ села Тушна.

- Почему столь ничтожны штрафные санкции?

- Мы предлагали внести в правила благоустройства города увеличение компенсационных посадок – по количеству «скелетных» веток срубленного дерева. У взрослой берёзы, например, их порядка двадцати пяти. Снес одну берёзу – посади целую рощу. Но эти предложения пока никем не услышаны. Но все равно бороться надо. Если ничего не делать, то мы вообще лишимся благоприятной окружающей среды.

- Какие меры необходимо принять, чтобы сохранить леса?

- У нас в настоящее время снижается видовое разнообразие флоры, причем, не только деревьев, но и кустарников, и трав. Это глобальная проблема, которая приводит к тому, что при вымирании и исчезновении видов вся экосистема теряет устойчивость, перестает справляться с разного рода загрязнениями. Ухудшается экологическая ситуация, а вместе с ней – и здоровье людей. Так что, сохранение видового разнообразия растений и животных напрямую связано с сохранением человека как биологического вида.

Еще во времена, когда министром лесного хозяйства и природопользования был Вячеслав Кублик, очень много лесов, на мой взгляд, совершенно неоправданно, было сдано в аренду. Арендаторов, естественно, прежде всего, заботит получение прибыли. Часто ведутся непродуманные массовые рубки, а остатки – ветки и прочий валежник – просто бросаются в лесу. Это приводит к бурному размножению насекомых-вредителей, которые потом уничтожают и здоровый лес, в том числе, и редкие растения. Последняя редакция Лесного кодекса направлена, скорее, не на сохранение леса, а на его оголтелое экстенсивное использование. И сейчас необходимо хотя бы на уровне региона выпускать законодательные акты, связанные с сохранением лесов. Но делается совершенно противоположное: повсеместно сокращены ставки лесников, которые занимались лесовосстановлением . Их осталось один-два на сельский район! Кому рубить – есть, а восстанавливать некому.

Конечно, арендатор должен не только вырубать деревья, но и следить за порядком в лесу, заниматься посадками, борьбой с вредителями, но на деле это делает один из десяти – не более. С некоторыми арендаторами договоры были расторгнуты, но загубленный лес уже не вернуть…

- Почему гибнут березы в лесопосадках вдоль дорог?

- Береза – это всё-таки северный вид, и ему нужно значительное количество влаги. А у нас примерно раз в двадцать лет бывает «великая сушь», и от неё больше всего страдают именно березовые и еловые насаждения. Поэтому в засушливом 2010 году берёзы сильно ослабли и многие из них погибли. В лесах погибшие березы убирали лесные службы, а вдоль дорог они стоят на земле различных сельхозпредприятий, у которых часто нет ни сил, ни средств, ни техники, чтобы их убрать, вывезти, а на их место посадить новые деревья. В некоторых регионах, например, в Татарстане, высохшие лесопосадки просто разрешили использовать бесплатно местному населению – на дрова, и проблема была решена буквально за год. У нас этот вопрос «завис»…

А ведь это тоже проблема экологической безопасности! Лесопосадки необходимы, чтобы с полей не уходила влага, чтобы препятствовать ветровой эрозии почв.

- Каковы могут быть глобальные последствия такого отношения к природе?

- Если не заниматься лесовосстановлением, то изменения климата, иссушение региона приведет к резкому сокращению пахотных земель, земледелие у нас станет ещё более рискованным, чем сейчас. Участятся засухи, и снизится урожайность. А тому, что наша территория иссушается, есть прямые доказательства: у нас появились виды растений, характерные для более южных широт, которых еще лет 10-15 назад здесь не было.

- А хоть что-то обнадёживающее у нас происходит?

- Наконец-то с мёртвой точки сдвинулся вопрос создания национального природного парка «Сенгилеевские горы». Правда, вопрос этот «висел» с 1996 года. Но в 2011 году вышло распоряжение правительства Российской Федерации о его создании, где указаны сроки – 2013-14 годы, и сейчас окончательно решен вопрос по оформлению его эколого-экономического обоснования и проведения всех нормативных процедур для организации нацпарка. Региональное правительство заключило договор с Всероссийским научно исследовательским институтом охраны природы, и 11 сентября состоялась встреча со специалистами из Москвы, где решались конкретные вопросы разработки эколого-экономического обоснования создания парка, определения его окончательных границ. Причем, создаваться он будет в изначально намеченных границах – с Тургеневскими островами и Белоярским лесничеством на правом и левом берегу Волги. Так что, парк будет, и он даст толчок развитию природоохранного дела, экологического воспитания и туризма, поскольку здесь не только появятся заповедные, но и сохранятся и будут развиваться рекреационные зоны. Возможны даже производства, ориентированные на применение экологичных технологий. Создание первой в области охраняемой природной территории высшего ранга – это и хороший шанс для всего региона не только получить федеральное финансирование, но и изменить подходы к природопользованию, да и к развитию экономики в целом. Если этого не случится, то природа рано или поздно нам отомстит за такое хищническое, бездумное и потребительское отношение.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество