Примерное время чтения: 8 минут
63

Слово купеческое ещё помнят… Как симбирский бизнес жил, погибал и воскресал

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. АиФ - Ульяновск 29 20/07/2022
Пароход Общества «Кавказ и Меркурий» у пристани Симбирска.
Пароход Общества «Кавказ и Меркурий» у пристани Симбирска. Ульяновский краеведческий музей

История предпринимательства в Симбирском крае богата, разнообразна, и имена многих местных купцов и промышленников до сих пор хранит народная память, причём, как правило, не как об эксплуататорах-мироедах, а как о благодетелях и новаторах.

Российское «Сити»

Здание музея «Симбирское купечество» на улице Ленина, было воссоздано на месте торговой лавки, которая располагалась когда-то в усадебной комплекс симбирских купцов второй гильдии Жарковых - Кузьмы Яковлевича и Любови Григорьевны. Они были известны в городе не только как «деловые люди», но и как меценаты.

И музей этот был открыт в Ульяновске в 2006 году совершенно не случайно… Благодаря выгодному географическому положению, Симбирск уже к середине XVIII века стал центром торговли всероссийского значения. Во всяком случае, сведения о первых Симбирских ярмарках появилась уже примерно через тридцать лет после основания города. Например, «летописец Симбирского края» Павел Любимович Мартынов в одной из своих книг писал: «…более ста лет подгорная часть была самою оживленною и торговою частью города и только в 1780 году, когда Симбирск возвели на степень губернского города, когда базар и гостиный двор перевели с венца за реку Симбирку». Так что, можно с большой долей вероятности предположить, что изначально местом, где велась активная торговля, быта территория нынешнего парка Дружбы Народов. Несомненно одно: именно благодаря купечеству в нашей губернии появилась промышленное производство, заложены основы благотворительности. Более того Симбирск мог считаться торговой площадкой уровня Лондонского Сити или нынешней Уолл-Стрит в Нью-Йорке. Главным товаром на российском рынке в те времена был хлеб, и именно в Симбирске проходила одна из главных весенних ярмарок Российской Империи - Сборная, где устанавливались оптовые цены на зерно нового урожая, куда приезжали купцы со всего Поволжья и других регионов страны. И, кстати, местный бизнес тех времён был вполне, как сейчас говорят, «социально ориентированным. Благотворителями прослыли и «короли сукна» Акчурины, и попечитель Симбирской чувашской учительской школы промышленник Николай Шатров, а о содержателях богадельни купцах Алексее Кирпичникове и Александре Конурине, как о благотворителях есть даже статья в «Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона».

Деятельность симбирских коммерсантов, живших и работавших в наших краях с середины ХХVII до начала ХХ века, довольно хорошо изучена и постоянно находится в поле зрения краеведов, становится предметом многих исследований.

Традиционно главное средоточение торговых точек, магазинов и складов было на Большой Саратовской улице (ныне – Гончарова). Здесь же располагались представительства авторитетных столичных и зарубежных производственных и торговых компаний - чайного товарищества «Василий Перлов с сыновьями», известная фирмы «Зингер», производившей швейные машинки, петербуржскую фирму «Беккер», производившую фортепиано, представлял музыкальный магазин Волкова и Яковлева. Здесь же в начале XX века появился первый симбирский автомагазин, представлявшей автозавод братьев Штевер в германском городе Штеттин.

В общем, магазины на Большой Саратовской конца XIX – начала XX веков были практически в каждом доме: цветочный - Зотова, модно-галантерейный - Галиева, фруктовый - братьев Аведовых, винно-гастрономический - Черноусовой, одежды и белья - Берница, часовой и ювелирный - Семенова, табачный - Жирякова, книжных и канцелярских товаров – Юргенса и множество других.

Кстати, тот факт, что купец Карл Иванович Юргенс в 1867 году открыл первый в Симбирске книжный магазин, говорит о том, что к тому моменту значительно вырос культурный уровень горожан. Ранее книги продавались в обычных лавках наряду с другими товарами, поскольку книготорговля не считалась делом достаточно рентабельным.

Кстати, о рекламе…

Торговля развивалась стремительно и однажды, осенью 1902 года, группа из 56 торговцев во главе с купцами Петром Пастуховым и Семеном Зеленковым обратились к городским властям с прошением о сносе бульвара, который, как и сейчас проходил по центру главной улицы города. Мотивация была такова: «Бульвары стесняют улицу, одну ее сторону загораживают совершенно, закрывают от публики вид и вывески магазинов, на ней расположенных…». Почему-то сразу вспоминаются протесты наших современников по поводу засилья рекламы в исторической части Ульяновска. Видимо, тогда подобного засилья не было, поскольку сами торговцы публично высказывали своё недовольство. Впрочем, судя по тому, что бульвар существует до сих пор, власти навстречу их требованиям не пошли.

Кстати, о рекламе. Каждый торговец и тогда искал «креативный подход» к продвижению своих товаров. Например, владельцы музыкального магазина Волков и Яковлев выставляли большие рекламные щиты возле извозчичьей биржи (тогдашний таксопарк), в месте, которое было наиболее людным.  Многие торговцы предпочитали действовать через газетные публикации. Например, в 1898 году «Симбирские губернские ведомости» сообщали: «В магазине С.И. ЗЕЛЕНКОВА получены: СЕМГА двинская, шемая, сиги, копченые пузанки и дунайские сельди, миноги нарвские, балык из семги. СЫРЫ: лимбургский, бри, комамбер, невшатель». Кстати, и цены на изысканные деликатесы в те времена были вполне доступными.  Ульяновский педагог, знаток музыки и театра Алексей Васильевич Ястребов в 1960-е годы писал: «Теперь даже и вообразить себе нельзя все то, чем были обставлены праздничные столы в квартирах людей – даже среднего достатка: балыки, семга, икра всяких сортов, копчужки и прочее… тогда стоило недорого, и все это можно было купить в любом магазине».

Что касается цен на продукты питания, то есть конкретные данные на начало 90-х годов XIX века. Тогда не мелочились, и цена выставлялась за пуд (примерно 16 китограмм). Например, пуд баранины стоил от двух, до двух с половиной рублей, говядины – от двух до четырёх, свинины – от двух до трёх. Готовые мясные изделия отвешивались в фунтах (порядка 410 грамм). Ветчина без кости стоила 60 копеек, сосиски – 15 копеек. За 80 копеек можно было купить целого гуся, за полтора рубля – индейку, а свежеубиенная курица стоила меньше полтинника. 

Кстати, дневной заработок квалифицированного рабочего в то время составлял от одного до двух рублей.

Далеко не всегда продавцы пытались соблазнить потребителя обилием и изысканностью продукта. Были объявления краткие и конкретные: «В Рижском магазине распродажа готового платья продолжается. Израильсон». Ювелир Моисей Кшиновлогер любую рекламу «золотых, бриллиантовых, серебряных и мельхиоровых вещей изящной работы» сопровождал припиской: «Цены на все предметы, в виду большого запаса, самые дешевые».

Что ни период, то переходный…

По свидетельствам современников, в дореволюционном Симбирске не было ни такой болезни развитого социализма как товарный дефицит, ни очередей. Постоянным покупателям владельцы торговых заведений организовывали доставку товара на дом. Правда, был период времени, когда никто даже и не пытался что-либо купить: на время воскресной службы в храмах магазины в Симбирске, как, впрочем, и в других городах Империи, закрывались.

Кстати, строгой специализации большинство симбирских купцов не придерживалось. Например, тот же торговый дом Карла Юргенса в одних магазинах торговал книгами, в других – машинами и оборудованием, в третьих – огнестрельным оружием. В аптеках города, кроме медикаментов, можно было купить косметику, зубные щетки, отраву для насекомых, оптику и даже фотографические реактивы и принадлежности. Например, Генрих Ягода, известный впоследствии как «кровавый нарком внутренних дел», в 1912-1913 годах отбывал ссылку в Симбирске.  В донесении филера из жандармского «Дневнике наружного наблюдения» сохранилась запись, что «в аптечном магазине Вильгельма Коба на Большой Саратовской он купил фотоаппарат».

Несмотря на изобилие «жизнь мёдом» казалась далеко не всем. Например, вот что писал в своей книге воспоминаний «Жаль, что время уходит…» морской офицер, врач, фотограф, краевед Иван Павлович Иноземцев, приехавший с родителями в Симбирск в 1916 году трёхлетним ребёнком: «Из деревни переехал в Мелекесс мужичок по фамилии Аксенов и открыл торговлю продуктами. Был голод, все продукты были очень дорогие, и он стал на этом богатеть. Построил большой ресторан, а у вокзала бакалеей торговала его младшая семнадцатилетняя дочь Даша. Мы с братиком ходили к ней, здоровались и поздравляли с праздником Воскресения, и она нам давала по очень сладкой конфеточке. Сахара тогда не было. И я говорил братику, что пойдем еще здороваться с тетей Дашей. Так ходили мы к тете Даше целый месяц. Потом тетя Даша нас прогнала. Через семь лет отца Даши раскулачили, все у него отобрали, а его самого сослали в Сибирь на каторгу».

Впрочем, с наступлением периода «военного коммунизма» история симбирского предпринимательства не закончилась. Правда, Гончаровскую улицу в 1918 году переименовали в улицу Карла Маркса, и носила она это имя вплоть до 1941 года. И всё-таки в годы НЭПа в южном корпусе Гостиных рядов, что находились на месте нынешнего ЦУМа, открылись магазины, в основном, частные. И работали они до начала введения политики индустриализации и свертывания НЭПа. Впрочем, магазины-то, вероятно, остались, только форма собственности поменялась, а симбирское предпринимательство «взяло паузу» вплоть до того момента, когда КПСС провозгласило курс на создание «рыночной экономики»…

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах