Примерное время чтения: 8 минут
151

Краевед Иван Сивопляс: «Симбирск мог бы стать городом-героем»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. АиФ - Ульяновск 23 08/06/2022
Сергей ЮРЬЕВ / АиФ

Историк и исследователь Иван Сивопляс отличается разносторонними научными интересами. В списке его изысканий – и развитие промышленности Симбирского-Ульяновского края, и конфессионально-этническая история, и биографии выдающихся личностей, история различных населённых пунктов, а также отдельных памятников истории и культуры.

Досье
Иван Сивопляс. Родился в 1972 году в Москве. С 1987 года живёт в Ульяновске. В 1998 году окончил Историко-архивный институт Российского Государственного гуманитарного университета. В настоящее время - научный сотрудник научно-исследовательского отдела Государственного историко-мемориального музея-заповедника «Родина В. И. Ленина». Автор сотен статей и нескольких книг.

Накануне Дня России и когда страна переживает непростой период своей жизни, предметом интервью стала роль Симбирска-Ульяновска в военной истории страны.

Грабёж – часть кочевого быта

С. Юрьев: Иван Эдуардович, в этом году исполняется 470 лет со дня взятия Казани Иваном Грозным. Именно с этого момента начинается история Среднего Поволжья в контексте истории государства Российского. Но, вероятно, здесь и до этого события жизнь-то была?

И. Сивопляс: Жизнь была, есть и будет в любой географической точке нашей планеты. Но жизнь жизни – рознь. До прихода сюда России, здесь обитали, в основном, кочевники. А это иная культура, иной образ жизни, иные ценности. Кочевой образ жизни сводился к двум основным отраслям хозяйства – животноводству и грабежу. И это не потому, что они были какими-то злодеями. Но каждый выбирает наиболее удобный способ добычи пропитания. В их среде процветала и работорговля, так что оседлые земледельцы не могли сюда прийти просто так и здесь обосноваться. Нужно было государство, которое стояло бы на защите их интересов. Нужно было что-то противопоставить сложившимся здесь веками нравам и обычаям. Невозможно одновременно сеять хлеб и защищаться от набегов кочевых народов.

- Но здесь была Волжская Булгария, потом – Золотая Орда, потом Казанское ханство. Эти государства были наверняка заинтересованы в развитии земледелия… 

- Государства эти переживали разные периоды истории. Были времена процветания, когда развивались и земледелия, и ремёсла, но были и времена упадка, когда становилось не до защиты мирных граждан. Но и Волжская Булгария, и Орда, и Казанское ханство были крупными центрами работорговли. Да, государства меняли друг друга, но традиции местного населения оставались неизменными – в том числе, и склонность к грабежу как неотъемлемая часть кочевого быта. А в таких условиях о какой-то стабильности и речи не было, да и не могло быть.

- Территория, где сейчас находится Ульяновск, к Казанскому ханству относилась?

- Нет, территория Казанского ханства была невелика, но южнее современной Ульяновской области были соляные промыслы, а соль, как единственный в те времена консервант, надо было доставлять потребителю, в том числе, и в Казань. Так что здесь проходили торговые пути, были отдельные фактории, населённые пункты. Но сколько-нибудь серьёзного хозяйственного освоения этих территорий не было. Даже те опорные пункты, что были основаны во время похода Ивана Грозного на Казань – такие как Алатырь, Промзино Городище (ныне Сурское) – находятся севернее Ульяновска. Так что, Симбирск появился, когда возникла необходимость укреплять новую границу Московского царства и создавать засечную черту.

Крестьянин шёл вслед за воином

- Но сначала Иван Васильевич завоевал Казань, потом – Астрахань, и прежде чем началось освоение нашей территории, прошло ещё почти сто лет. Почему так долго?

- Русский крестьянин мог сюда прийти лишь вслед за русским воином, когда появились укреплённые остроги, города – в том числе, и Симбирск. Рабы стоили дорого и всегда были желанной добычей для кочевников. Но у государства элементарно не хватало ресурсов, ни людских, ни финансовых. Россия тогда воевала с Крымским ханством, а потом втянулась в затяжную Ливонскую войну, за которой последовала Смута. Так что, необходимые ресурсы появились только к середине XVII века. Историей освоения этих территорий занимался историк Владимир Александрович Кузнецов, который, к сожалению, умер в прошлом году. И он пришёл к выводу, что кочевники, хоть и имели возможность быстро перемещаться, но были привязаны к конкретным путям сообщения. Нужны были водопои, пастбища, переправы через реки. А путей, где лошади не рискуют угодить в овраг и переломать ноги, не так уж много. И, чтобы создать условия для жизни оседлого населения, эти пути сообщения необходимо было перекрыть крепостями или острогами. Именно там, где был основан Симбирск, действовала одна из немногих переправ через Волгу. Ближайшие находились где-то в районе нынешних Буинска и Сызрани, а до каждой – сотня, а то и полторы сотни километров. А в других местах - либо течение слишком быстрое, либо берега неудобные. Так что, территории между Казанью и Астраханью долгое время лишь формально находились в составе Русского государства, поскольку кочевые привычки местного населения оставались прежними, и любого земледельца здесь наверняка бы ограбили, убили или угнали в рабство. Полноценной колонизации должно было предшествовать строительство опорных баз, крепостей. Так в 1586 году была основана Самара, а в 1648-м - Симбирск. 

- И как местное население смирилось с тем, что здесь начала утверждаться Россия?

- Отношение было разное. С одной стороны, кто-то, конечно, был недоволен. Но кочевники, помимо того, чтобы грабить пришлых людей, грабили и друг друга, а с появлением русских укреплений делать это стало затруднительней. Так что обстановка в целом стала более стабильной, многих из местных это вполне устраивало, и они заявляли о лояльности Русскому государству. 

- А грабить кого?

- Тех, кто остался не лоялен… И, как утверждал тот же Владимир Александрович, процесс интеграции местного кочевого населения продолжался несколько десятилетий.

- Но, и пришлое население грабежом не брезговало. Взять хотя бы казацкую вольницу. Кстати, Симбирск и в подавлении мятежа Стеньки Разина сыграл решающую роль…

- Симбирск вообще был неприступной крепостью, которая ни разу не была взята вплоть до 1918 года, когда его попеременно захватывали то «белые», то «красные»… Помня о поражении под Симбирском Степана Разина, Емельян Пугачёв вообще не решился идти на него, когда в июле 1774 года отступал из-под Казани. Он бывал в Симбирске двумя годами раньше, когда его обвинили в намерении увести яицких казаков на Кубань и отправили через Симбирск в Казань, где он какое-то время провёл в тюремных «покоях». Так что, Емельян Иванович прекрасно знал, какое сопротивление его может здесь ожидать, и предпочёл пойти на Алатырь. К тому же, на пути к Симбирску с севера, со стороны Казани – сплошные овраги, и с это с этого направления город для конницы был вообще неприступен. Кстати, во время Гражданской войны и Каппель, и Гай штурмовали город со стороны Киндяковки, где местность не столь овражиста. А у Пугачёва для подобного манёвра просто не хватило бы времени – гусары были «на хвосте».

Город–трудяга, город-воин

- Получается, если бы во времена Степана Разина и Емельяна Пугачёва населённым пунктам присваивали бы звания городов-героев, Симбирск бы точно оказался в их числе?

- Безусловно! Разин вообще брал крепости по-казацки – либо наскоком, либо обманом, а с Симбирском ни тот, ни другой вариант не сработал. Так что, функцию города-крепости Симбирск выполнял вплоть до конца XVIII века.

- Но и потом он продолжал иметь оборонное значение.

- Да, но уже без непосредственного контакта с противником. Как говорил Городничий в пьесе «Ревизор», «отсюда хоть три года скачи, ни до какого государства не доскачешь». Кстати, Николай Васильевич Гоголь, как минимум, дважды был в Симбирске и ряд эпизодов этой пьесы наверняка был навеян местными впечатлениями…

- Но было и Симбирское ополчение, которое сыграло заметную роль в Отечественной войне 1812 года.

- Да, это было дворянское ополчение. Из крепостных формировался состав «нижних чинов», а офицерами становились помещики. Обычно ополчение выполняло функцию вспомогательных войск и занималось тыловым обеспечением. И, поскольку оно формировалось за счёт дворян, нередко это делалось по остаточному принципу и без вмешательства государственных чиновников: и личный состав набирали из тех, кого не жалко, и лошадей брали не лучших.  Но Симбирское ополчение было одним из немногих, которое участвовало в боевых действиях в Заграничном походе 1813 года. Дело в том, что тогда симбирским губернатором был князь Алексей Алексеевич Долгоруков, и он, вопреки общепринятым правилам жёстко контролировал формирование ополчения – не как официальное лицо, а как симбирский дворянин. Он лично выбраковывал негодных к строевой службе рекрутов, требовал качественной экипировки. В итоге получилась полноценное боевое подразделение.

- А почему именно в Ульяновск во время Великой Отечественной войны было эвакуировано так много оборонных предприятий?

- Не надо забывать, что патронный завод работал ещё во время Первой Мировой войны. А решение о строительстве оборонных заводов на территории Ульяновска было принято ещё до начала Великой Отечественной. Так что, заводы приезжали не в «голое поле», а на отчасти подготовленные площадки. И практически все предприятия после войны в городе остались, и не только потому, что было бессмысленно перемещать всё обратно, а потому что таков был изначальный план, и начало войны просто ускорило его выполнение. Так что, оборонное значение город не утратил и по сей день. И вряд ли утратит до тех пор, пока не наступит мир во всём мире.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах