82

В Ульяновске квартирный вопрос довёл родственников до разборок в суде

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ-Ульяновск 04/09/2013
Коллаж Владимира Толстого

В Ульяновске жила обычная советская семья - мама, папа и две дочери. Жили они дружно и даже однажды были признаны лучшей семьёй Железнодорожного района. Но случилось несчастье - мама заболела и умерла… Какое-то время отец семейства всего себя отдавал воспитанию дочерей, но вскоре встретил другую женщину и привёл её в дом.

Молодая мачеха была хороша собой, образована, успешна. Жила, правда, в общежитии, но стояла в очереди на квартиру. Первое время семья в новом составе жила вполне счастливо, но после того, как мачеха родила дочь, она начала «строить» падчериц:те должны были с некоторых порходить по квартире «на цыпочках», чтобы никого не беспокоить и, главное - не сметь заглядывать в холодильник. А отец их всё чаще начал прикладываться к бутылке, порой забывая, что дочерей надо кормить и одевать.

В семнадцать лет старшая сестра начала работать, и девочки в семье были окончательно переведены на «самоокупаемость», неделями «сидя» на картошке и хлебе. Во времена задержек зарплаты выживали на «бич-пакетах» - одна пачка на двоих в день. А у мачехи быстро сформировалась «аллергия» практически на всё –на собак, кошек, родственников мужа, гостей и детей – кроме, разумеется, собственной дочери.

Жить вместе было невыносимо, однако мачеха предпочитала сдавать собственную однокомнатную квартиру, чем поселить там падчериц… Девочки повзрослели, одна из них вышла замуж за гражданина Канады и покинула страну, а мужем второй стал обычный местный забулдыга, от которого она постоянно стремилась уйти. Приходила к отцу и мачехе с ребёнком на руках, но её встречали только «лекциями»о семейных ценностях и пользе терпения. Не пустили её в отчий дом и после развода, когда терпеть совместную жизньдальше уже не было возможности. Вещи удалось пристроить по гаражам и квартирам знакомых, а вот места, где жить вместе с ребёнком, так и не нашлось.

Уже и осень наступила, дочери, которой исполнилось девять лет,надо ходить в школу, а ей даже негде делать уроки...

Тем временем, мачеха, владеющая двумя квартирами, стойко держит оборону, заручившись связями во властных структурах, то переходит в «контрнаступление», грозя лишить падчерицу даже прописки под предлогом, что та не проживала в квартире более десяти лет, то занимает глухую оборону, «окопавшись» за запертой дверью, где заменила замки и отключила все телефоны.

Казалось бы, история банальная и не слишком редкая. Однако поражают два факта: нейтралитет родного отца и то, что мачеха работает директором воспитательного учреждения для детей-сирот.Казалось бы, милосердие должно быть у человека такой профессии в крови, но, видимо, пресловутый квартирный вопрос оказался сильнее любых добрых чувств.

Однако дочь не оставляет попыток вселиться в родительскую квартиру, хотя и понимает, что жить там будет практически невозможно, что в результате начнутся постоянные конфликты, но у неё просто нет иного выхода.

В конце концов, кто прав, а кто виноват, в данной истории решит суд – молодая женщина 9 августа подала иск, направила письма на имя губернатора и уполномоченного по правам ребёнка, в прокуратуру. Но где гарантия, что даже судебное решение, которое, вероятно, будет вынесено 18 сентября, заставит мачеху открыть дверь…

Эта история ещё далека от завершения, однако женщина, которая безуспешно бьётся за то, что итак должно по праву ей принадлежать, ещё надеется на благоприятный исход: то ли на решение суда, то ли на то, что её отец наконец-то скажет своё веское мужское слово, то ли на то, что мачеха одумается и вдруг сменит гнев на милость… Так что она сама просила не упоминать ни имен, ни адресов, но терпение человеческое небезгранично, иесли история будет развиваться в том же направлении, маски могут быть сброшены.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах