1211

11 тысяч рублей и три дочки - как выживает отец-одиночка?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. АиФ - Ульяновск 8 24/02/2016
Алексей Юхтанов / АиФ

Ралиф Камалетдинов (для коллег - Роман) – электрик димитровградского рынка и многодетный отец-одиночка. Кадровый военный воспитывает трёх дочерей, одна из которых - приёмная. Два года назад губернатор и мэр Димитровграда на пару пообещали Ралифу Мансуровичу решить жилищную проблему. О том, что из этого вышло и каково быть в наше время отцом-одиночкой, беседуем с главным героем этой истории.

Кстати, о ситуации, в которую попал многодетный отец и его дочери, в редакцию написала его средняя дочка – 15-летняя Дарья. И наш корреспондент поехал в Димитровград…

Та самая Даша...
Та самая Даша... Фото: АиФ/ Из личного архива Р.Камалетдинова.

«Я перед ними в долгу…»

Алексей Юхтанов: – Ралиф Мансурович, как получилось, что вы оказались отцом-одиночкой с тремя дочками?

Ралиф Камалетдинов: – В 1985 году после срочной службы я решил связать свою судьбу с армией, выучился в Хабаровске в «школе прапорщиков», продолжил службу в Амурской области. Там влюбился, женился, жил и… служил. До перестройки всё шло нормально. А в 90-е годы началось. Из-за того, что перестали платить зарплату, половина гарнизона разбежалась, многие запили. И у нас в семье пошли скандалы. Жена Евгения стала пить и гулять. Может быть, от такой нищей жизни. Наверное, здесь и я виноват. В 2000 году у нас родилась третья дочь. А в 2003-м моё терпение кончилось, и я ушёл из семьи, переехал в Димитровград, где жила моя сестра. Поселился на съёмной квартире.

– От алиментов не отлынивали?

– Никогда! Первое время зарплаты были небольшие. Когда получал полторы тысячи – тысячу отдавал на алименты. Получу 7 тысяч – шесть тысяч отправлю. А в 2012 году со мной связались из органов опеки Амурской области по поводу лишения моей бывшей жены родительских прав. Через 2 года после нашего развода, бывшая жена родила еще одну девочку от другого мужчины. Меня спросили: буду ли я забирать? Старшая дочь уже была взрослой и не захотела ехать со мной. Сейчас она живёт на Дальнем Востоке, замужем давно. Оставались две дочери и их третья сводная сестра, уже не моя дочь. Я не стал разлучать сестёр, взял и её.

– У вас были сомнения в том, что вы поступаете правильно?

– Нет! Перед дочерьми я в долгу. Мне все эти годы совесть не давала покоя, что я их бросил. Не смог отказаться и от младшей, Галины. Они же сёстры, росли вместе! Моя мать, это во время войны ещё было, – росла с мачехой. И всё нормально было, любила свою мачеху как мать!

Коллективная защита?

– Расскажите, с какими проблемами вы столкнулись?

– Значит, привёз я девочек, стали жить на съёмной квартире, её стал оплачивать мой работодатель Борис Дмитриевич Борисов, директор рынка, большое ему человеческое «спасибо». Про меня тогда сразу в местной газете написали, вот, мол, какой герой! А какой герой? Проблемы одни: прописать детей не могу, пришлось делать временную прописку у сестры. А её нужно подтверждать каждые полгода, бумаги собирать. Даже детские пособия сначала пришлось выбивать. За меня вступился коллектив – написали письмо Путину. А ещё друзья помогли, записали на приём к губернатору Сергею Морозову.

– И что было на этой встрече?

– Он пообещал, что в ближайшее время у меня будет собственное жильё, куда я спокойно пропишу детей. Он сказал так: «Как многодетный отец многодетному отцу я должен вам помочь. Будет вам жильё!». Сказал, что в нашем городе строится новый дом, где мне дадут квартиру. Уже на другой встрече он подозвал Горшенина (Николай Горшенин – глава города Димитровграда – ред.) и в его присутствии пообещал, что половину средств на приобретение квартиры даст областной бюджет, половину – городской. Но вот дом построился, квартиры продаются. И тишина. И снова «наши» с работы написали письмо Путину. Через месяц после этого меня вызвали в ДУС («Димитровградское управление строительства», компания, строившая дом, – ред.). Дали ключи – живи. Сам лично Писарчук (Владимир Писарчук, руководитель компании – ред.) ключи дал. Наверное, Морозов позвонил.

– Получается, сдержали слово?

– Частично. Жить в квартиру меня пустили. Но никаких денег за неё, как оказалось, в ДУС не поступило. Договор я заключил на обслуживание, коммуналку стал платить. Никто меня из квартиры не гонит. Но прописки опять нет! Получалось, что к этой квартире я не имею никакого отношения. Везде спрашивают: на каком основании вас регистрировать? Даже опекунство не могу на младшую, Галину, оформить. Везде изначально требуется регистрация. Детские пособия, устройство в школу, медицинский полис, ИНН – всё зависит от прописки. И вот – снова написали письмо Путину. Из Кремля, не сильно разбираясь, ответили: вам же вручили уже ключи от квартиры, что ещё? В итоге, мне сказали: оформим на тебя жильё «по социальному найму», только чтобы всё по закону было, надо… встать в очередь на квартиру. Я говорю: зачем мне очередь, если ключи уже есть! Послали жалобу Медведеву. Дело сдвинулось, ко мне прибежал представитель с нашего «белого дома».

Письмо из правительства региона.– Чем обрадовали на этот раз?

– Наконец-то я начал документы оформлять в департаменте, и тут мне говорят: «Просто так мы не можем вас оформить. Надо бумагу подписать по ипотеке». Объяснили, что для меня это не имеет значения, потому что у них есть письмо: администрация обязуется ипотеку оплатить (под «администрацией» имеются в виду региональное правительство и горадминистрация, – ред.). Поставил подпись. Вот и всё на этом, теперь я прописался, живу. Начали оформлять документы, осталось решить проблему с опекой. Оформим – всё нормально будет.

От автора
В итоге оказалось, что миллион рублей, за которые вынужден был расписаться Ралиф Мансурович, ДУСу внесла не «администрация», а всё тот же директор рынка Борис Борисов. Деньги были оформлены как беспроцентная ссуда работнику на 17 лет. Теперь со своей зарплаты в 11 тысяч рублей электрик Камалетдинов вынужден вносить на погашение ссуды 5 тысяч ежемесячно. Так в итоге «решился» вопрос с меньшей половиной стоимости квартиры. Выполнила ли власть хотя бы оставшуюся часть своих столь эффектных и громогласных обещаний? А это ни много ни мало 1 млн 280 тысяч рублей. Увы, выяснить это не удалось. Зато известно, что администрация Димитровграда уже обращалась к застройщику с просьбой зачесть остаток долга как «благотворительность». Похоже, обещания власти пришлось воплощать бизнесу в лице Бориса Борисова и Владимира Писарчука. Положительный момент: оформление опекунства над Галиной добавит в семейный бюджет 9 тысяч рублей.

Большая семья.
Большая семья. Фото: АиФ/ Из личного архива Р.Камалетдинова.

Душа всегда готова!

– Вы отец-одиночка. Были ли намерения устроить личную жизнь?

– Были, но уже не получится. Разговаривал с женщинами, тоже в возрасте около 50 лет. Но, как узнают, что три дочки – сразу отказ дают.

– Наверное, хотелось бы сына воспитывать.

– Не повезло, что сделаешь. Но и девочки тоже хорошо. Одна стирает, другая готовит. Старшая всё контролирует. Старшей, Екатерине, скоро 20 лет, но она только 9 класс заканчивает. Дальше хочет учиться на кондитера или повара. Говорит: пока профессию не получу, замуж не пойду. Отставание в учёбе получилось, потому что жена то и дело переезжала с место на место, а в новую школу переводить не спешила. На следующий год, мол, пойдут. А на следующий год – новый переезд. Средняя дочь Дарья, 15 лет, в шестом классе, тоже отстаёт на три года, и лишь младшая Галина в свои 11 лет, как и положено, учится в 4 классе, хорошо успевает. Дети у меня спрашивают: папа, а что ты пораньше не забрал нас? А я им отвечаю: представления не имел, что вы так живёте. Деньги посылал, думал, что всё нормально.

– Что бы вы хотели сказать людям, которые хотят иметь много детей или взять ребёнка на воспитание?

– По телевизору многое говорят. А рассчитывать надо только на себя. Мне-то повезло, директор хороший попался. Реально мне помогли только он и родня. Я теперь себе без детей жизни не представляю. Это – цель жизни. Пусть у меня не будет машины, дачи. Нужно только постараться сделать так, чтобы у них было это!

– Не боитесь в старости остаться один?

– Я татарин, мусульманин. У нас так принято: родился сын, и всё у него должно быть готово – и на свадьбу, и на похороны. Я уже готовлюсь. На этот случай деньги все отложены, чтобы, случись что со мной, они бы не искали, на что меня похоронить.

Досье «АиФ»
Ралиф Камалетдинов, 51 год, бывший кадровый военный, служил в Амурской области. Воспитывает двух родных и одну приёмную дочь. Один электрик на весь главный рынок в Димитровграде. Два раза в неделю ходит в школу на встречу к учителям, чтобы быть в курсе учёбы дочек.
– Ну, дай Бог вам долгих лет жизни. А к смерти, говорят, прежде всего душа должна быть готова.

– Я родился в Советском Союзе и в армии служил. Душа у нас всегда готова была.  Главное, чтобы тело не подвело. Мы знали тогда за что и почему мы служим. В душе я остаюсь советским человеком. А самое плохое для таких граждан, как я, – незнание законов. То, что пришлось пережить, наверное, запомнится на всю жизнь. Зайдёшь в адвокатскую контору: «Мне только спросить…» – «А посмотри, говорят, сколько стоит «только спросить». Оказывается, 500 рублей. Спросить! Если бы мне люди не помогли, даже и не знаю, что бы делал.

– Наверное, когда делаешь хорошие дела, то и на твоём пути встречаются хорошие люди.

– Да! Как ты живёшь, такие люди и вокруг тебя. Я не пью. И мне попадаются друзья непьющие. Если ты прилично себя ведёшь – вокруг тебя встречаются такие же люди, как ты. С ними можно пообщаться, поговорить о жизни, обо всём. Это всегда так.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах