aif.ru counter
Сергей ЮРЬЕВ
128

Какое будущее ожидает Ульяновский государственный педагогический университет?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. АиФ - Ульяновск 13/11/2012
Фото автора

Мнимая неэффективность – как приговор

Как оказалось, «тест на эффективность» не выдержало 136 высших учебных заведений, что составляет более четверти государственных и частных учреждений высшей школы. Та же участь постигла и 450 филиалов – примерно половину из участвовавших в мониторинге. 

Справка АиФ:
Мониторинг вузов с 15 августа по 15 сентября 2012 года проводило Министерство образования и науки РФ совместно с Рособрнадзором. 502 государственных вуза и 930 филиалов со всей страны должны были самостоятельно предоставить информацию о своей деятельности по пятидесяти параметрам.

Откуда у рейтинга ноги растут?

На территории Ульяновской области «признаки неэффективности» были обнаружены у пяти учебных заведений. «Черную метку» получили четыре филиала: Инзенский филиал УлГУ, филиалы Российской академии народного хозяйства и государственной службы, Московского педагогического государственного университета и Московского государственного университета технологий и управления имени Разумовского. И пятым в списке оказался Ульяновский государственный педагогический университет - вуз, который дал нашему региону, да и всей стране огромное количество высококвалифицированных преподавательских и управленческих кадров. Итак, попытаемся разобраться, откуда у данного рейтинга «ноги растут» и какие последствия можно ожидать от его появления.

Как известно, правительство России еще в 2008 году взяло курс на оптимизацию социальных расходов федерального бюджета и до сих пор, хотя кризис миновал, с этого курса не сворачивало. Разумеется, денег на все не хватало никогда, не хватает сейчас и наверняка не будет хватать в будущем. Потребности вообще имеют свойство превышать возможности. К тому же надзорными и правоохранительными органами то и дело выявляются действительно неэффективные расходы. Естественно, наиболее привлекательным объектом для оптимизации стала система высшего образования. Вузов у нас действительно стало больше, чем было во времена СССР, и хотя число абитуриентов неуклонно сокращается, налицо перепроизводство специалистов финансового и юридического профиля. А у станка стоять некому! Вскоре после инаугурации вновь избранный Президент Владимир Путин издал ряд указов, где перед высшей школой был поставлен ряд амбициозных задач – например, ряду вузов войти в мировые рейтинги, повысить заработную плату профессорско-преподавательского состава до средней по региону и тому подобные. Конечно, решение этих задач требует выделения бюджетных средств, а чтобы увеличить финансирование, надо на чем-то сэкономить. Вроде бы все правильно, однако первые шаги в этом направлении озадачили общественность и особенно профессорско-преподавательский состав. В качестве критериев эффективности Министерство образования РФ выдвинуло пять пунктов: средний балл ЕГЭ поступающих; объем научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в расчете на одного педагогического работника; количество иностранных студентов; объем доходов вузов; а также, что выглядит совсем уж странно, общая площадь, находящаяся в собственности или оперативном управлении.

Сомнительные критерии

Если по второму критерию особых вопросов нет, то все остальные выглядят весьма сомнительными. Высокий уровень ЕГЭ скорее связан не с качеством учебного процесса, а с популярностью тех специальностей, что предлагает тот или иной вуз. Иностранные студенты в России учатся, в основном, из развивающихся стран, и их состав продиктован не качеством образования, а потребностями государств в тех или иных специалистах. Что касается доходности, то вуз – образовательное учреждение, а не нефтяная вышка. А уж объем недвижимости вообще никак не связан с процессом образования.

И вот – список вузов с «признаками неэффективности» составлен. Правда, результаты мониторинга должны были оглашены к концу года, но сделано это было почему-то досрочно. Создается впечатление, что кто-то куда-то очень уж торопится. Параллельно с «рейтингом» Министерство науки и образования Российской Федерации подготовило программу развития науки и образования, которое вызвало большой скандал в научных кругах. Например, вице-президент Академии наук Геннадий Месяц выступил с большой статьей, опубликованной в различных центральных СМИ, где выражалось недоумение: почему в этой программе вообще не упоминалась Академия наук, а все вопросы, в том числе и научные, должны решать чиновники министерства? И тут, словно чертик из табакерки, вылез этот предварительный рейтинг вузов «с признаками неэффективности», в котором обнаружилось немало странностей. Например, в него вошел МПГУ имени Ленина, флагман педагогического образования, который всегда считался первым в России. А РГГУ имени Герцена из Санкт-Петербурга в этот список не вошел, хотя в лидерах никогда не числился. Сразу же припомнили аналогичный случай, когда Московский горный институт был присоединен к Институту стали и сплавов, а аналогичный вуз в Питере остался. Так что УлГПУ – не единственный пример, который позволяет усомниться в объективности принятых составителями рейтинга критериев и подходов.

Что дальше?

Согласно официально версии в дальнейшем каким-то из вузов «с признаками неэффективности» будет предложено «подтянуться», а прочие будут слиты с другими, более «продвинутыми» университетами. Но можно ли по пяти критериям делать выводы о неэффективности вуза? Всегда считалось, что главное – это качество учебного процесса и уровень подготовки специалистов. УлГПУ имени Ильи Николаевича Ульянова по этим показателям никогда не отставал от других ульяновских вузов. Но, увы, ни критерии исследования, ни результаты «мониторинга» с научным сообществом не обсуждались – эти решения были отданы «на откуп» чиновникам от образования.

Никто и не спорит, что система высшего образования нуждается в реформировании, что существует множество проблемных вузов, среди которых немало очевидных «пустышек».

Ректор УлГПУ Анатолий Бакаев и заместитель губернатора Ульяновской области Тамара Девяткина, курирующая сферу образования в регионе, уже не раз выступали с заявлениями, что для формирования рейтинга брались показатели 2011 года, которые не соответствуют нынешней ситуации. Доля правды в этом есть, поскольку руководство УлГПУ при прежнем ректоре занимало достаточно консервативные позиции. УлГПУ остался единственным в Ульяновске вузом, куда, за исключением юридического факультета, студенты принимались только на бюджетные места. Это гарантировало провал по критерию доходности. Но подобный подход можно расценивать скорее как плюс, чем как минус. Парадокс в том, что и родители студентов, и многие эксперты признают, что среди ульяновских вузов УлГПУ - один из лучших по качеству учебного процесса и уровню подготовки выпускников. Но эти основополагающие критерии при мониторинге во внимание не принимались.

Отложенные «оргвыводы»

Впрочем, чиновники федерального Министерства образования и науки заявляют, что список вузов, показавших признаки неэффективности, является лишь предварительным, и это вовсе не означает, что их собираются закрывать. Закроют вузы в самом крайнем случае - если при дальнейшем анализе деятельности вуза или филиала станет понятно, что другого выхода нет. До этого вузу могут оказать дополнительную финансовую поддержку, сменить руководство или провести реорганизацию.

Впрочем, еще недавно о слиянии всех ульяновских университетов говорилось как о вопросе решенном. Однако тогда это вызвало крайнее недовольство и руководства вузов, и преподавателей, и большинства студентов. Так что весьма возможно, что данный мониторинг проведен с единственной целью – дать этому процессу обоснование. И заранее заданные критерии подходов дали, что называется, планируемый результат.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество