aif.ru counter
Алексей ЮХТАНОВ
879

Ульяновский археолог Александр Вискалин испытал каменный топор в деле

На месте отработанного археологами древнего жилища возводится такое же, какое стояло на этом месте 7 тысяч лет назад. Фото автора

Нужно делать любимое дело

- Александр, казалось бы, в юности ты твердо пошёл по технической стезе: автомеханический техникум, потом в армии – радиоразведка. И вдруг – такой крутой разворот…

- На работе мы проводим половину жизни. И проводить её от звонка до звонка, постоянно глядя на часы, мне не хотелось. Да, у меня хорошо всё техническое получалось, но всё-таки я гуманитарий в душе. Всё свободное время я тратил на чтение литературы по археологии, истории. Я понял, что человек должен делать любимое дело. А выбор университета был продиктован тем, что специализация по археологии в ЛГУ была уже с 1 курса. 

Досье «АиФ»:

 Вискалин Александр Викторович родился в 1959 году в Ульяновске, учился в средней школе № 25. В 1979 году закончил автомеханический техникум, отслужил в Советской Армии. В 1982 году поступил на исторический факультет Ленинградского государственного университета, который окончил по специальности «археология» в 1987 году. С этого же года работал в ульяновском пединституте (педуниверситете) до 1999 года как преподаватель и археолог-исследователь. Позже перешёл на работу в музей-заповедник «Родина В.И. Ленина» с целью создания в его комплексе музея археологии. С 2002 года параллельно преподает в Ульяновском государственном университете. Позже перешёл на постоянную работу в УлГУ. Ведёт археологию и другие учебные дисциплины. Продолжает заниматься археологической наукой, выезжая в экспедиции на территории Ульяновской области, а также в сопредельные и отдалённые регионы. В экспедициях всегда старается провести эксперимент – изготовить и обжечь посуду из местной глины, воспроизвести только что обследованное жилище…

- Почему археология?

- Интерес пробуждался от находок. В детстве часто отдыхали в Ундорах, где находятся средневековые городища, которые подмываются Волгой, и находки буквально падают с обрыва. Наконечники стрел, копий, огромные рыболовные крючки, другие находки. На родине отца в Пензенской области мне довелось найти железный наконечник копья. Ну, и книги, поскольку я видел, что у многих, выросших в Ульяновске, в провинции, именно книги расширяли кругозор. После них хотелось куда-то ехать, где-то что-то исследовать. В детстве на меня повлияла книга Никитина «Развёрнутая земля» - о разных открытиях, находках, исследованиях...

- А выбор изучаемого периода? Чем интересен для тебя каменный век?

- Ну, это было обусловлено, во-первых, малой изученностью этого времени. А во-вторых, личностью археолога, который у нас вёл занятия - моего первого учителя по археологии Александра Ефимовича Матюхина. В то время он был научным сотрудником Ленинградского отделения института археологии и, как преподаватель, дополнительно давал лекции у нас в университете. От степенных педагогов отличался неординарностью и харизмой. Это был практик. Он умел не только проводить раскопки, но занимался и реконструкцией орудий и процессов.

Растерзавшие львов

- И это с твоими техническими способностями, видимо, нашло у тебя отклик?

- Конечно! С первых же дней знакомства он сразу меня привлёк к разделке каменными орудиями убитых в зоопарке львов.

- Львов?

- Не помню, по каким причинам их пришлось отстрелить в Киевском зоопарке. Шкуры пошли на чучела для киевских музеев, а туши отвезли в Ленинград. Я получил в моё личное распоряжение каменное рубило. Задание – разрезать тушу на как можно меньшие кусочки. Работали три дня – не на скорость, а так, чтобы внимательно проследить, как ведут себя орудия. И выяснили много интересных вещей. Оказывается, каменные орудия прекрасно режут мясо. Когда они затупляются, то легко и быстро подправляются, для этого нужно только быстро провести, чиркнуть каменным орудием по кости. И оно вновь становится острым, поскольку скалываются малюсенькие кусочки. Мы, группа студентов, достаточно легко разделали этих львов на мелкие кусочки, шеф был доволен. Таким был мой первый опыт. За год до моего поступления здесь же резали слона. В ленинградском зоопарке взбесился слон, и его пришлось подстрелить. С его помощью учёные смоделировали ситуацию «олдувайского человека», жившего миллионы лет назад на Африканском континенте. Разделывали самыми примитивными орудиями. Толстенная кожа. Всё это оказалось непросто. Потом я научился сам делать эти каменные орудия. Неоднократно проводили с ними эксперименты – разделывали всё, начиная с арбузов, заканчивая курицей. У нас даже были такие походы-развлечения с однокурсниками. Уходили на два дня в поход в окрестностях Ленинграда. Не брали с собой железных топоров, ножей. Брали только каменные орудия и пытались два дня выжить. Получилось.

Как это работало?

- Значит, без экспериментов в археологии – никуда?

Каменный и бронзовый топоры. А каковы они в работе?

 - Во всяком случае, для меня это так. По поводу любой находки у меня возникал неизменный вопрос: «Как это работало?». Дерево какой толщины можно срубить каменным топором? Легко ли это – сделать «первобытную» лодку из цельного древесного ствола? Устойчива ли она на воде? Насколько функциональны одежда и жилище древнего человека?

В этом, конечно, есть некий элемент игры. Почувствовать себя сопричастным истории, потрогать на ощупь бездну времени, которая отделяет нас от людей каменного века, в частности - «моей» эпохи мезолита. Это всегда интересно. Стрельба из лука, лепка и обжиг глиняной посуды, строительство землянки - как это делали охотники мезолита и неолита.

- Пожалуйста, расскажите немного подробнее о некоторых экспериментах.

- В окрестностях Елшанки при помощи добровольных помощников-энтузиастов удалось сделать лодку из цельного ствола дерева. Это сложная процедура. Вынимается сердцевина ствола. Увы, современными стальными орудиями – за неимением времени. Получившееся узкое «корыто» поднимается на полутораметровую высоту, в него заливается вода, а под ним разводился костёр. Распаренное дерево увеличивается в размере, борта расходятся в стороны. Получается нечто вроде каноэ. Эта лодка до сих пор применяется в хозяйстве жителя Елшанки, который был основной рабсилой в этом деле. Имею также немалую практику в изготовлении луков. Уже неолитический лук представлял собой не просто согнутую палку с тетивой, а довольно сложный механизм. Изготовителю лука важно было знать и свойства древесных пород и то, какой стороной ветка была повернута к солнцу. Древесина выдерживалась в определённых условиях влажности и температуры. После этого обрабатывалась, выпрямлялась, шлифовалась. Если прорежешь годичные кольца не в том месте, лук не выдержит нагрузки, сломается.

- Что главное в такой реконструкции прошлого?

- Для правильной реконструкции необходимо понять человека той эпохи. Здесь никак нельзя обойтись без изготовления своими руками «первобытных» орудий, посуды и жилищ. Изучая орудие, изготовленное по древней технологии, и поработав над ним, начинаешь лучше понимать душу и сознание древнего человека, жившего в теснейшем слиянии с природой.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество