aif.ru counter
Алексей ЮХТАНОВ
301

Пример для всей России

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. АиФ - Ульяновск 31/01/2012
Фото автора.

На фото: Вахид Музафаров и один из его сыновей — Акбар.

С 1989 года в селе Ховрино Вешкаймского района проживает община турок-месхетинцев, приехавших сюда после памятных ферганских событий. Всего около 200 человек из примерно 500 местных жителей. Результатом их  появления в здешних местах стали коммерческий успех знаменитой ныне ховринской капусты, процветание «неперспективного» в прошлом села и уникальный анахронизм советской эпохи — дружба народов. Моим добровольным гидом по сельским достопримечательностям стал Леонид Ванников, житель Ховрино, человек с нестандартной судьбой.

Нарушенная первобытность

На фото: Вахид и его жена Нафиса.

Впервые в этих местах я оказался в июле 2004 года, примкнув к археологической экспедиции УлГУ, лагерь которой расположился в паре километров от Ховрино. Поразила безлюдность этих мест и заросшие разнотравьем поля, где все еще встречалась выросшая путем самосева пшеница, но уже - на равных с дикими травами... Сельское хозяйство ушло, на землю возвращался естественный биоценоз — как это сформулировала наша ученая  братия. За две недели моего участия в раскопках мимо наших палаток (хоть и стояли они недалеко от проселочной дороги) не прошел ни один человек, не проехала ни одна машина. Если бы не опоры ЛЭП, легко было бы представить, что мы живем в тех самых первобытных временах пятого тысячелетия до Рождества Христова, которые, собственно, и раскапываем. Уже в следующем, 2005 году, когда раскопки продолжились, мимо лагеря изредка (ну, раз в 2-3 дня) уже начали проходить сельские жители, проезжали машины или тракторы. Чувствовалось некоторое оживление. Казалось, жизнь потихоньку налаживается. А когда археологи вернулись сюда в 2006-м, первобытную тишину вдруг нарушил рев бензонасосов, качающих воду из речки Барыш на капустные поля, как по волшебству возникшие на другом ее берегу. На полях работали, занимаясь прополкой и поливом из шлангов, смуглолицые и черноволосые люди, женщины - в яркой традиционной одежде. Явно выходцы из Средней Азии. Тогда же, посещая ховринский магазин, увидел таких же смуглых ребятишек, которые весело плескались в реке. Позже, беседуя с продавщицей   сельмага, узнал, что в селе уже более пятнадцати лет как живут турки-месхетинцы. Они к тому времени уже не первый год занимались именно капустой, а тогда, в 2006-м, их делянки, увеличиваясь в площадях, дошли вдоль берега Барыша и до нашего археологического лагеря. «Надо же — беженцы, а как рьяно  за дело взялись», - подумал я тогда. Неоднократно слышал от руководителей хозяйств жалобы, что переселенцы из республик склонны не столько работать, сколько требовать прав, льгот и обеспечения условий. Речь, правда, шла больше о наших русскоязычных соотечественниках. А тут — совсем другой пример. С тех пор мне не приходилось бывать в ховринских местах. А прошлой осенью, проходя по ульяновскому центральному рынку мимо горы капустных вилков, услышал: «Это у вас ховринская капуста?». Продукция явно имела успех в областном центре. 

Прошло 22 года...

На фото: Урок труда в ховринской средней школе.

Мы помним тот поворотный 1989 год. Страна как по команде вперилась в экраны телевизоров, по которым транслировался первый съезд народных депутатов. «Агрессивно-послушное большинство» так и не позволило толкнуть речь академику Сахарову, народ переживает за Бориса Ельцина, которого злые партократы никак не пускают в президиум Верховного Совета, но сознательный депутат Казанник уступает ему свое место. Население рукоплещет и с энтузиазмом подталкивает страну к развалу, параллельно осуждая Китай за события на площади Тяньаньмэнь. Уже вовсю идет война в Нагорном Карабахе, многочисленные жертвы в Тбилиси, где десантники разгоняют митингующих при помощи саперных лопаток, сообщения из киргизского Оша, где зреет противостояние между киргизами и узбеками, позже — Сумгаит... В ряду этих событий - страшные кадры из Ферганы и не менее жуткие рассказы очевидцев и пострадавших.

Турки-месхетинцы, укоренившиеся было на чужбине среди единоверцев-мусульман и уже восприняв эту чужбину как свою новую родину, неожиданно подверглись массовой агрессии со стороны «титульных» узбеков. Это произошло в начале июня 1989 года в тогда еще Ферганской области Узбекской ССР. Турки проживали на этой территории с 1944 года после их принудительной депортации из Грузии, и ранее напряженности между ними и узбеками не наблюдалось. Массовые беспорядки удалось прекратить только к 12 июня. Во время событий в Ферганской области погибли 103 человека, было сожжено 735 жилых домов, 28 государственных объектов, 275 единиц автотранспорта. Ранения получили 164 военнослужащих внутренних войск. По одной из версий все началось с драки между турками и узбеками, в которой погиб молодой узбек. Никто тогда не предполагал, во что это выльется. На месте турок-месхетинцев, считают многие, могла быть и другая национальная группа: нападавшим важно было продемонстрировать свою силу... За русскими пока еще стояла ослабшая, но все же держава. Турки же, не такие «укоренившиеся» и многочисленные,  оказались к тому моменту идеальными «мальчиками для битья». Обстановка уже была накалена и подготовлена к конфликтам, в частности, репрессиями по «антикоррупционному» делу Гдляна-Иванова. Позже агрессия вылилась и на русскоязычных. Большинство турок-месхетинцев вскоре покинуло Узбекистан: многих эвакуировали в Россию, другие уехали сами. Небольшое число все же осталось в республике, некоторые семьи вернулись туда позже. До 70 тысяч турок-месхетинцев и ныне проживают в Азербайджане, России и Украине, а в последние годы также в Турции и США. Переехавшие оказались в положении нежелательных мигрантов, в том числе и в России. Гонения на месхетинцев в Краснодарском крае – пример яркий, но вполне типичный.

Наш экономически небогатый регион стал, возможно, единственным примером иного отношения людей и властей к беженцам - жертвам межнациональных конфликтов конца 80-х.

«Понаехали» и спасли село

Ховрино для расселения турок-месхетинцев было выбрано не случайно. Привлекая кадры в местный совхоз, его руководство построило в селе большое количество стандартных одноэтажных двухквартирных домов из бетонных панелей. Но вскоре времена пошли трудные, и кадры даже таким калачом в село заманить не удалось. Новые дома с центральным отоплением стояли пустыми!

Леонид Ванников, житель села Ховрино:

- Нам не хватало рабочих, и мы начали ввозить их, в основном, из Чувашии. И каждому предоставляли новую, только что отстроенную квартиру. И все равно не смогли заполнить. Потом вот... турки попросились в наш район. Парторг нашего района Нина Геннадьевна Козлова спросила: «Возьмем?». Мы сказали: «Возьмем, квартир полно, пусть живут!». И до сих пор об этом не жалеем. Если бы не они, хана пришла бы нашему селу! Соседние-то пустые стоят — Кротовка, Оборино...

Вновь прибывших встретили душевно, организовали для них сбор теплых вещей и продуктов, помогли вселиться в квартиры. Открытость и отзывчивость сельчан, их готовность всегда оказать посильную помощь до сих пор остались в памяти благодарных переселенцев.

Они же сходу согласились на любую работу, трудились честно и добросовестно, надеясь только на свои силы. Рабочие места сразу нашлись: животноводов, механизаторов, доярок. «Трудяги — пример всем нам», - самокритично признаются местные. Те вкалывали целыми семьями, от малышей до стариков - и в совхозе, и в личных подсобных хозяйствах. Местные, глядя на это, как-то постепенно бросили ныть, пьянствовать и жаловаться на Чубайса. И по примеру турок тоже стали все дни проводить в работе. Это помогло как местным, так и приезжим пережить реформы и «шоковые» экономические эксперименты. Пьянство, конечно же, не искоренилось абсолютно, но нормой жизни стала все-таки трезвость. А вот совхоз уберечь не удалось несмотря ни на что. Он не пережил реформ и прекратил свое существование. Остались только земельные паи, с их помощью и нужно было «выползать». Выращивая на этих участках разные овощи, постепенно остановились на капусте. Именно она на местных землях, да еще расположенных вдоль речки (удобно для полива!), дала наибольшую отдачу и стала с тех пор основным «стратегическим» товаром.

Параллельно с наращиванием производства прибывали новые семьи, включались в работу...

Кандидат в старосты

Продавщица одного из местных магазинов, тоже из турок-месхетинцев, назвалась Зоей и наотрез отказалась о чем-либо беседовать с заезжим корреспондентом. Объяснила это тем, что некий журналист одного из доморощенных «таблоидов» уже собирал материал, а потом написал, что турки-де захватили здесь все, что можно, и нещадно эксплуатируют местных русских, платя им за работу гроши.

-        Это не так?

-        А вы у русских спросите!

На вопрос, с кем из русских можно об этом поговорить, она посоветовала обратиться к Лёве.

На самом деле «Лёву» зовут Леонидом.  Он сразу представился: «Кандидат в сельские старосты!». Местный общественник и радетель за село Ховрино Леонид Ванников — коренной его житель. Как минимум пять поколений его предков тоже родились и умерли здесь. Знает об истории села все.  С тех пор, как в облправительстве высказали мысль о возрождении института сельских старост, другой фигуры на этот пост никто здесь не видит. Он в курсе дела любых местных проблем. По сути, таким стихийным «старостой» он является уже много лет. Прибытие и укоренение турок-месхетинцев происходило у него на глазах и при его участии.

Сам Леонид, закончив 8 классов, уехал в Куйбышев, где учился в приборостроительном техникуме, потом пошел в армию, затем там же, в Куйбышеве, поступил в авиационный институт (ныне аэрокосмическая академия имени Королева). После окончания шесть лет проработал в милиции и в конце 80-х, когда по его словам, зарплату стали выдавать «водкой и носками», вернулся в родное село, где проработал больше 20 лет «в культуре» — крутил кино в местном клубе. Когда прибыло население из Средней Азии, уже не хватало 150 клубных мест, приходилось организовывать  по два сеанса.

- Вся общественная жизнь села — это и есть моя жизнь. Это то, что я делаю для души, - признается Леонид Ванников.

Недавно его усилиями на месте алтаря снесенной когда-то сельской церкви, рядом с обелиском ховринцам, погибшим в Великой Отечественной, был возведен большой деревянный крест.

Сегодня его основной заработок - установка спутниковых антенн по договору с национальной спутниковой компанией (само Ховрино обросло «тарелками» как грибами-вешенками). Ремонтирует автомобили, их электрооборудование, в том числе инжекторных. Занимается и установкой бытового электрооборудования, в том числе фасадных электросчетчиков.

Получилось так, что за свою жизнь так и не обзавелся «второй половиной». Зато воспитал, вырастил и выпустил в самостоятельную жизнь приемных сына и дочь. Приезд в село новых жителей сразу же горячо поддержал, о чем ни разу не пожалел.

Что касается эксплуатации местных приезжими, Лёва пояснил, что некоторые русские действительно в сезон нанимаются на работу к туркам-месхетинцам с целью подзаработать. И зарабатывают совсем неплохо. При этом большинство имеет собственные подсобные хозяйства. На бедствующих и угнетенных батраков ховринцы явно не похожи. А многие по примеру турок имеют и собственный капустный бизнес. В целом Ховрино — село зажиточное. И это — благодаря приезжим, которые в свое время задали планку отношения к труду и выживаемости с опорой на собственные силы.

Фахри и Вахид

Старейшего жителя турецкой общины зовут Фахри. Он первым в 1989 году поселился здесь. Ему сейчас за 90. Он с трудом говорит и передвигается в инвалидной коляске. Поэтому мы отправились для общения в гости к другому аксакалу - второму по старшинству и вполне еще крепкому и работоспособному деду - Вахиду Музафарову. Семья Вахида появилась здесь на шесть лет позже, в 1995-м, после того как ему удалось найти свою сестру (ныне покойную), которая была замужем за Фахри. Когда сестра и брат после скитаний по СССР-СНГ нашли друг друга, сестра и предложила Вахиду  переехать поближе к ней, в Ховрино. С тех пор  Вахид и его жена Нафиса живут здесь. Здесь живут и их взрослые женатые сыновья, каждый из которых получил отдельную квартиру.

Вахиду было всего два месяца, когда отца в 1942 году призвали на фронт, откуда он не вернулся — пропал без вести. А в 1944-м, когда Вахиду было три года, вместе с матерью и бабушкой он был отправлен на жительство в Узбекистан. Во «врагах народа», в тогдашних традициях, оказался целый народ. На самом деле людей турецкой национальности депортировали с юга Грузии, из Месхетии, «на всякий случай», чтобы  не вздумали вдруг сотрудничать с разведкой враждебной на тот момент Турции.

Все ховринские турки-месхетинцы до 1989 года проживали в Самарканде. Напрямую ферганские события их не коснулись, убийств не было. Но им тоже сказали: «Уходите!».     

Конечно, южным людям поначалу было трудно пережить русскую зиму. Морозы случаются и в Самарканде, но чтоб зима длилась так долго — к этому пришлось привыкнуть. А для тех, кто родился уже здесь, местный климат вполне привычен. Это можно было видеть по ребятишкам, весело забегающим в местную школу с лыжами в руках. 

Семьи самого Вахида и его детей обрабатывают около 10 гектаров земли. Спросил: занимаются ли попутно садоводством? Ведь привыкли, наверное, к абрикосам, винограду... Оказалось — нет, не до этого. Все усилия направлены на культуру №1 - капусту. Именно она принесла достаток в семьи. Возле каждого дома припарковано по 2-3 легковых машины (отнюдь не «Жигули»), обязательно трактор и всякая другая сельхозтехника. Теперь, даже если какой-то год не принесет дохода, не страшно. Так, в этом году случился кризис перепроизводства. Большой урожай 2011 года привел к тому, что много товара пропало. Не в пример удачным был 2010 засушливый год. Постоянный полив позволил получить неплохой урожай на фоне всеобщего бесплодия.

Ждать и требовать чего-то от властей здесь не принято. Уже и так — квартиры дали! И земельные паи достались в наследство от совхоза. Видимо поэтому, а также глядя на то, как ховринцы сами успешно справляются с трудностями, село никак не газифицируют да, похоже, и не собираются. Центральное отопление от местной котельной перестало функционировать еще в начале двухтысячных. Топят дровами. И это при том, что в близлежащих Чуфарово и Вешкайме газ уже есть.

Турки-месхетинцы уважают местные обычаи. Вместе со всеми встречают Новый год, участвуют в проводах русской зимы и даже отмечают православные праздники — Рождество, Пасху. Если у местных случаются похороны, идут со всеми на кладбище, и хотя, например, по мусульманским традициям женщинам на кладбище нельзя, в «русских» похоронах участвуют и женщины тоже. Есть уже межнациональные браки, смешанные семьи.  

О детях и перспективах

- Старший мой внук - в колледже, в Ульяновске, - сообщила Нафиса. - Остальные маленькие еще, в школе.

А Леонид Ванников сообщил, что Ховрино — рекордсмен по рождаемости в Ульяновской области. В это верится. Детский сад уже не вмещает всех малышей. Ховринскую среднюю школу тоже впору расширять.

Отношения между детьми турецкими и остальными — русскими, татарскими, чувашскими -  вполне доброжелательные. Все дети отлично, без акцента, говорят по-русски, знают и изучают историю села, которая начинается аж с XVII века, сообща участвуют в создании школьного исторического музея. Оказывается, Ховрино славилось когда-то сапожным ремеслом.

Отношение к жизни, которое демонстрируют нам приезжие турки-месхетинцы — это то, чего так не хватает большинству коренного населения России. Лишившиеся всего имущества, согнанные с насиженных мест, они наглядно показали, что, начиная с нуля, надеясь только на свои силы, упорным трудом, можно добиться достатка и благополучия. А также то, что дети — это не обуза, а помощь в нелегком крестьянском труде. Не ждать, когда материальные условия позволят «завести» ребенка. Воспитывая детей (сколько их Бог дал!) в трудолюбии и уважении к старшим, родители делают их своими помощниками, отсюда впоследствии и достаток. Примерно таковы «технологии» успеха, освященные веками. Быть бедным и бездетным на такой богатой и плодородной земле, как наша, просто стыдно... Кто-то ворчит, что Ховрино вскоре будет совсем уже «отуречено». Эти сетования совсем уже непонятны. Делайте то же самое: трудитесь, рожайте... Пример-то перед глазами!

Конечно, для нашего Среднего Поволжья дружба народов не в диковинку. Века вместе живут здесь русские, татары, чуваши, мордва и — давно уже никакого межнационального напряжения. Притерлись друг к другу, освоили науку жить вместе, перемешались... Может быть, поэтому в отличие от также многонационального Краснодарского края или, наоборот, «чисто русских» областей здесь так хорошо приняли беженцев, а они ответили благодарностью и уважением к местным традициям. Возможно, дело в том, что у нас сохранились такие сельские энтузиасты и народные дипломаты как Лёва — Леонид Ванников — человек, незаменимый в деле «наведения мостов». Похоже, что для всей России Ховрино — единственный пример таких дружественных отношений между мигрантами и коренными жителями. И альтернативы им нет, если хотим сохранить Россию.  

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество