aif.ru counter
Елена ОГНЕВА
370

Михаил Корепов: «Своим увлечением птицами я обязан Ульяновску»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. АиФ - Ульяновск 14/02/2012
Фото автора и из архива семьи Кореповых.

Знакомьтесь, сегодня у нас в гостях Михаил Корепов – эколог научно-исследовательского центра «Поволжье», сотрудник кафедры зоологии Ульяновского государственного педагогического университета имени И.Н. Ульянова, заместитель председателя Симбирского отделения Союза охраны птиц России, координатор программы «Ключевые орнитологические территории России» по Ульяновской области.

Научная деятельность – в нагрузку

- До второго класса я жил в посёлке Никель Мурманской области на Кольском полуострове, - рассказывает Михаил. – Потом родители переехали в Ульяновск, так что своим увлечением птицами и нынешней профессией я обязан Ульяновску. До этого отец всегда брал меня с собой на рыбалку, но я природу не воспринимал, кроме как «рыба-дичь», а изучать её начал класса с шестого. В нашей школе № 64 был клуб «Можжевельник». Он существует до сих пор в виде школьного лесничества. Его вела Марина Валиева. Марина Геннадьевна научила нас ходить в походы. Поначалу интересно было выбираться на природу с рюкзаком в хорошей компании. Но поскольку мы ходили от школьного лесничества, это был не просто туризм, но и исследовательская деятельность в нагрузку: надо было писать работы, выступать с ними. Сначала мне поручили насекомых, а сверстники изучали птиц. И я тоже увлёкся. Всё началось с того, что я увидел … сороку! Сейчас, конечно, смешно об этом вспоминать. Мы тогда сидели на берегу Волги в Шиловском заказнике. Сорока пролетела рядом, совсем близко. Я как закричал: «Ой, что это такое?». Ребята потом долго надо мной смеялись. Потом уже понял, что птицы – это моё. Наверное, это самый благодарный объект исследования. Они красивы, эффектны, достаточно хорошо изучены и систематизированы. Единственный минус – их труднее определить. С насекомыми проще – поймал, посадил в морилку, а потом можешь долгими зимними вечерами рассматривать и определять. На территории нашей области зарегистрировано около 300 видов птиц. За лето можно встретить более половины из них. Всё это разнообразие охватить довольно сложно. Первые несколько лет я просто из себя выходил: птица поёт, а определить её не могу. Но потихоньку научился. Хотя и сейчас каждый год новые виды для себя открываем. Сначала мы занимались под руководством Марины Геннадьевны. Потом она нашла нам орнитолога Тимофея Барабашина. Он организовал клуб «Чибис» при Заволжском детском эколого-биологическом центре. Благодаря Тимофею мы заболели орнитологией фатально. Потом ему пришлось уехать в Ростов-на-Дону, а нас передать Олегу Бородину – известному орнитологу, общественному деятелю, педагогу, воспитавшему не одно поколение защитников окружающей среды. С тех пор мы весьма плодотворно сотрудничаем.

На границы внимания не обращать!

- С моей женой Дашей мы знакомы уже столько лет, что у нас, наверное, даже выбора не было – жить вместе или нет. Когда мы, ещё будучи школьниками, впервые приехали в Акшуат в экспедицию, нам рассказали, что есть девочка Даша, которая тоже занимается птичками, рисует, собирает перья. Но тогда мы ещё не обратили внимания друг на друга. Не до этого было. И долго потом не до этого было. Потом мы поступили в один университет. Даша училась на отделении «география-биология», а я – на отделении «биология-химия». Чувства вспыхнули, наверное, на первом курсе. Мы вместе ездили в экспедиции. Каждые майские праздники отправлялись в Щучьи горы в южный Татарстан, в один из наименее изученных уголков Среднего Поволжья. Там шикарные места. Административно горы находятся в Татарстане, но татарским орнитологам туда добираться далеко. Нам ближе, но территория не наша. Мы всё-таки решили на границы внимания не обращать – и три года там плодотворно работали. Впервые нашли в Татарстане гнездо орла-карлика, крупнейшую гнездовую группировку орланов-белохвостов. У нас не было влюблённости, страсти. Как-то сблизились постепенно, а потом уже не понимали, как можно жить друг без друга. У нас близкие темы исследований, жизнь проходила рядом, а потом выяснилось, что и жить можем вместе. Сейчас видимся мало, часа три в сутки. Ужинаем вместе. Раньше, в студенческие годы, мы больше виделись, выезжали в экспедиции вплоть до пятого курса – сначала по Ульяновской области, потом работали на севере, в Ямало-Ненецком автономном округе. Я увидел на сайте приглашение для орнитологов. Научный центр «Охрана биоразнообразия» при РАЕН набирал группу в исследовательскую экспедицию. Позвонил Даше, пригласил её поехать. Даша согласилась.

Полтора месяца в тундре

- Тундра – это мечта. Попасть туда – удача. Там другие виды птиц, другая природа, тучи комаров, мошки и почти нет людей. Мы видели чумы, северных оленей, местных жителей – селькупов – с узкими глазами. Жили в палатках. По иронии судьбы, поехали вместе, а работали по отдельности. Орнитологов было мало, поэтому Даша уехала с одним отрядом, я – с другим. За полтора месяца мы пересекались всего пару раз, когда отряды переформировывали. Потом Даша уехала домой, а я остался ещё на полтора месяца. К концу срока тоска одолела жуткая – по друзьям, по университету, по нашей природе… Но тем не менее, на следующий год мы опять поехали. Полтора месяца ходили по тундре, как хвостики, друг за другом, изучали птичек. Наш базовый лагерь стоял на берегу реки Полуй. Один раз ушли вдвоём в тундру на два дня. Хотя там ночи не было, только полярный день. Прошли километров 30 по болотам. Страшновато было, конечно. Идёшь и чувствуешь под ногами лёд. Там же вечная мерзлота, земля на метр-полтора оттаивает к концу лета. И проваливались регулярно, но было интересно. Конечно, всё могло случиться. Люди там периодически погибают. Но нас Бог миловал. Хотя утонуть можно и тут. Я, кстати, чуть не утонул в Инзенском районе. Мы вели учёт непромысловых птиц. Нашли глухое болото, которого даже на картах нет, только на снимках со спутника. Ввели координаты в спутниковый навигатор и так добрались. Сначала показалось, что сплавина достаточно прочная, но оказалось, что на болоте раньше велись торфоразработки, я ступил в яму, шаг сделал и провалился, стал тонуть, чудом за что-то зацепился, выбрался. Мы тогда утопили фотоаппарат. Спутниковый навигатор тоже в воду попал, я его достал – работает. По навигатору вышли из леса. Если бы не он, бродили бы мы до сих пор где-нибудь по Инзенскому району… В общем, такая у нас жизнь была, мы об этом мечтали, да и сейчас на самом деле мечтаем. До сих пор душа тянется на север, но сегодня от нас больше пользы здесь, в области - работы много.

Школа Бородина

- Олег нас умственно воспитывал, а Света – морально. Если ты в составе экспедиции, ты уже не сам по себе, все делают всё вместе, все ответственны друг за друга. От каждого многое зависит. Влететь могло даже за то, что веточку отломил от дерева. Наказаний не было. Просто Света умеет так убеждать, что становится ужасно стыдно, понимаешь, что так нельзя делать.

Однажды нам здорово влетело. Мы ещё тогда школьниками были. Ушли втроём на маршрут, должны были в определённое время вернуться, но увидели змееяда, забыли про всё, пошли его искать, прошло полдня. Нас обычно одних не отпускали. До этого мы две недели жили в Долине Солнечных Орлов, неделю в Вязовке таскались по жаре. Руководители настолько устали, что сказали: «Вы - люди надёжные, идите». И эти «надёжные» упиликали и опоздали на полдня. К вечеру вернулись, нам такой разнос устроили!.. Вот тогда было а-яй… Света нас до сих пор простить не может. Она даже с трудом отдала Дарью мне в жёны. Всё приговаривала: «Дарья, ты за этого человека замуж не выходи!»

Разводиться – такая тоска

- Я вот удивляюсь, как нас Дашина мама на север отпустила. Мало того, что мы побывали на Ямале, мы тем же летом уехали к папе на Кольский полуостров. Правда, мы особо и не спрашивали. На север уезжали – не спрашивали, женились – тоже не спрашивали. Скорее, ставили перед фактом. А сейчас Вера Петровна уже привыкла, мы просто ей звоним и сообщаем, в какой точке области находимся. Свадьбу делать нас заставили мамы. Мы не хотели, но родители желали, чтобы все родственники собрались. Тогда мы решили пригласить только родственников и просто пойти расписаться. Но тут явились друзья в большом количестве. Выкуп делали с Дашиной работы – из Литературного дома-музея Языковых. Получилось весело. Все фотографировались, это было больше похоже на какой-то очередной праздник, нежели на свадьбу. Свадьба – это формальность… Мы даже для себя решили, что разводиться не будем, потому что второй раз жениться – такая тоска, вся эта суета снова... Уж лучше вместе до конца жить.

Доверие заслуживали годами

Занятия орнитологией приучили нас быть добросовестными. Пока не было хороших цифровых фотоаппаратов, а коллекции тушек уже ушли в прошлое, вся орнитологическая наука строилась на доверии. Я мог сказать что угодно: я видел то-то. И мне верили. Либо не верили. Доверие мы заслуживали годами. Вместе ходили, доказывали, почему мы так считаем, что это за птица такая. Хотя доказать всё можно, но самое главное, что у тебя в голове заложено, что ты не можешь говорить неправду, это просто непозволительно – это, пожалуй, самое основное, что в нас воспитала школа Бородина. Я стал верить в себя, научился ставить цели и их достигать. Я стал спокойнее и увереннее. Мне нравится моя деятельность. Счастье измеряется не только успехом или деньгами, но и отношениями. Наше с Дашей счастье – друг в друге и в работе. Основную зарплату мне платят в НИЦ «Поволжье», а в университете я работаю практически бесплатно – просто получаю удовольствие от общения со студентами. Я передаю им свои знания и опыт, а от них черпаю энергию, молодость, силу. В целом я доволен тем, что происходит со мной. Пока всё получается.

Наши научные исследования дают большой природоохранный эффект. Мы изучаем животных, в первую очередь, птиц. Чтобы охранять животный мир, нужно его хорошо знать: особенности биологии, распространения, численность видов, факторы, которые влияют на численность. Нужно вести Красную Книгу Ульяновской области, основной природоохранный документ, на который мы ориентируемся. Туда внесено 58 видов птиц. Каждый вид нужно отслеживать, знать динамику численности, где он обитает, чтобы на тех участках, где этого вид чувствует себя хорошо, создавать особо охраняемые природные территории, заповедники, заказники, памятники природы, где никакая хозяйственная деятельность не разрешается. Это для того, чтобы в долгосрочной перспективе сохранить природу для потомков. Ведь если природу использовать только как ресурсы, от биосферы ничего не останется, а вне её человек существовать не может. Но и без использования природных ресурсов он тоже не может. Людей становится всё больше, потребности растут… Здесь главное – найти баланс.

Природа самоценна

В ней много красивого – не для чего-то, а просто так. Многого большинство горожан никогда не увидит, но это есть, и это нужно сохранить.

Сейчас у нас несколько серьёзных проектов. Основная задача – развитие сети особо охраняемых природных территорий (ООПТ) в области. Сегодня их 133. Согласно региональному плану, до 2016 года должно быть создано 80 новых ООПТ. За прошлый и это год было создано 11: 4 государственных природных комплексных заказника: «Богдановский», «Вязовские балки», «Сурские вершины», «Бахтеевские увалы», памятники природы: «Аксаковское болото», «Вечное болото», «Болото Лебяжье», «Овраг Тубаик», ландшафтные памятники природы: «Варваровская степь», «Каменистые меловые степи у села Тушна», «Белогорский овраг». Сейчас обследуем природные участки, выявляем наиболее ценные из них, готовим обоснования, зонирование, режим использования и охраны. Всё это уникальные уголки, которые следовало в первую очередь заповедовать. В ближайшие годы подобную работу необходимо провести ещё на 70 перспективных ООПТ.

Второй большой проект – сохранение популяции орла-могильника (солнечного орла) в Среднем Поволжье. Это знаковый вид, который в начале 2011 года выбран природным символом Ульяновской области. У нас в регионе, пожалуй, наиболее крупная гнездовая группировка – около 100 пар. Сейчас мы работаем над созданием кадастра гнездовий. На гнездовых участках будет полностью запрещена рубка деревьев.

Мы ведём просветительскую работу: выпустили плакаты с изображением солнечного орла, развиваем сеть хранителей ключевых орнитологических территорий России (КОТР), ищем людей, которые заинтересованы в охране природы, будем обеспечивать их биноклями, определителями, чтобы они могли нас предупредить, если где-то будут стрелять в птиц или вырубать деревья с гнёздами.

Постоянно мониторим краснокнижные виды. Красная Книга Ульяновской области будет переиздаваться в 2014 году. К этому времени необходимо собирать новый материал: какие виды сократили численность, какие, наоборот, восстановили. Некоторые виды будем выносить из Красной Книги, другие – заносить. Красная книга – это регулятор отношений человека и животных.

И люди довольны, и птички целы

Сегодня охота не является жизненной необходимостью. Думаю, её следует сохранить для малых народностей севера, которые вынуждены таким способом выживать. Всё остальное человечество давно питается за счёт сельского хозяйства. Человек не нуждается в диких животных как в источнике пропитания, он убивает чисто из интереса... Пора переходить от использования природы к её охране. У человека заложена потребность видеть красоту. Кто-то уходит в лес созерцать и фотографировать, кто-то – отстреливать. Но когда одни стреляют, всё меньше остаётся тем, кто созерцает. Любой человек оказывает воздействие на природу, но одно дело – сломать ветку, другое – массово убивать живых существ. В работе фотографа, например, тоже есть драйв: надо поближе подкрасться к птичке или долго сидеть в засаде, чтобы её сфотографировать, опять же момент поймать. Зачем убивать? Другой человек тоже потом сможет эту птичку сфотографировать и всем показать. И люди довольны, и птичка цела.

Справка «АиФ»:

На территории Ульяновской области за всю историю исследований отмечено 298 видов птиц.

За лето можно встретить около 200.

В Красную Книгу Ульяновской области занесено 58 видов птиц.

На территории региона гнездится около 100 пар орлов-могильников.

В области 133 особо охраняемые природные территории. До 2016 года предстоит создать ещё 80 новых. В 2011 году было подготовлено к созданию 11 ООПТ.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество