aif.ru counter
202

Умник Вяземский: «По ЕГЭ - в консерваторию? Абсурд!»

Юрий Вяземский – писатель. На встрече с читателями в книжном магазине.
Юрий Вяземский – писатель. На встрече с читателями в книжном магазине. © / Алексей Юхтанов / АиФ

Мы говорили с гостем о наших «умниках» и Карамзине.

Ребята – замечательные!

- Юрий Павлович, что больше всего вам запомнилось в Ульяновске?

- Понимаете, это ансамбль. Это когда всё вместе: и природа, и Волга, и исторический квартал сохранившийся… Это люди, их отношение, их глаза, их серьезность, их несерьёзность… Вот этот комплекс, природного, архитектурного и человеческого - в Москве его нет. Там – здания и деревья - это одно, люди – другое. Я в восторге от уникальной библиотеки, которая связана с именем вашего великого земляка Николая Михайловича Карамзина. Замечательно, что сегодняшняя игра также была «завязана» на жизни и трудах этого человека.

- А что послужило поводом для визита?

- Меня нашёл на прошлогоднем Санкт-Петербургском экономическом форуме ваш губернатор и пригласил для участия в региональном финале игры. И я с удовольствием принял приглашение Сергея Ивановича. С некоторых пор отборочные игры моей программы проходят в регионах, бывает, что и я принимаю в них участие, не ведущим, естественно, а просто состою в «ареопаге».

- И как вам наши умники-умницы?

- Сегодня я посмотрел на ребят – они замечательные. Видно, что проделана большая работа по подготовке. Отмечу, что вопросы сегодня были очень сложные, некоторые даже сложнее, чем у меня на программе. Но это не помешало. Теперь осталось совсем ничего – выиграть у меня и поступить в МГИМО!

Ученик Сократа

- Вольно или невольно на телеэкране вы создаёте образ человека, который «знает всё». Насколько это близко к реальности?

- Считаю себя учеником Сократа, который сказал: «Я знаю, что ничего не знаю». И за это был назван мудрейшим. На том и стою. Ведь в сценарии есть не только вопросы, но и ответы. Сценарии в течение 22 лет пишу сам. А вот детям нелегко! Они готовятся три месяца по трем темам. На каждую подготовка месяц, и перед финалом они читают, насколько я знаю – по двести страниц в день. Как-то раз мы решили устроить репетицию по старым вопросам пятилетней давности. Мне написали вопросы, чтобы я дал ответы. И я - затруднялся. Мне говорили: «Это же ваши вопросы!» Я говорю: «Да, но ответы-то я уже забыл!»

- В начале 90-х стартовали многие телепроекты, но лишь единицы дошли до наших дней. В чем секрет долголетия вашей программы?

- Я придумал этот проект исключительно для себя. Я очень эгоистический человек (улыбается), всю жизнь занимаюсь только тем, что мне интересно. Думал: полгода побегаю перед экраном, потом опять уйду на «заслуженный отдых». У меня основная профессия - писатель. Я думаю, что секрет долгожительства программы заключается в том, что она уникальна по составу телезрителей. Они готовы вставать в субботу рано, в 9 часов. У нас самые интересные программы либо очень рано, либо очень поздно. Они начинаются где-то в 0.30 – 0.40. Потому что раньше - Ургант! Потому что идёт «ургантизация» телевидения. Я могу так шутить, потому что Иван был в «ареопаге» моей программы, я с ним в очень хороших отношениях. Секрет, конечно, и в замечательных детях, которые неиссякаемы… В зрителях, которым от трех лет до восьмидесяти. Причем в основном меня взрослые смотрят: половина детей в субботу утром учатся. Идея моя была посредством детей знакомить телезрителей с разными областями культуры, литературы, истории.

- Что, как ведущий телепрограммы, вы считаете наибольшим своим успехом?

- Когда «ТЭФИ» (телевизионная премия – ред.) была нормальной, не скурвилась, я трижды был лауреатом. Особенно горжусь второй своей победой. Статуэтку вручал мне Михаил Михайлович Жванецкий.  

Писателям можно, ученым нельзя

- Сейчас много спорят: можно или нет «переписывать историю». Как бы вы ответили на этот вопрос?

- Вы знаете, ее постоянно и вовсю переписывают. Тут можно что угодно отвечать. И спорить можно до хрипоты. Политики всегда стремятся историю написать так, как им выгодно. Иногда в благих целях для воспитания молодёжи. Идеология везде. Её нет, только когда младенец слово «мама» еще произносит с большим трудом. А как только он добавляет другие слова – это уже ценности, уже идеология: «Мама, кушать! Маму люблю!» Это уже идеология. И дальше она только расширяется. Политики заинтересованы, чтобы идеология работала на них. Это не имеет отношения к учёным-историкам. Они должны интересоваться фактами, документами, подтверждениями. Естественно, у каждого историка своя теория. Вот великий ваш соотечественник, Карамзин. Это первый историк. Но для меня он намного больше писатель, чем историк. Человек, который, прежде всего, создавал великий русский язык.

- Карамзин, прежде всего, назидание для потомков писал…

- Совершенно верно! Это уже совершенно другое выполнение. А стиль какой, а красота какая! Один из тех людей, которые «подготавливали» Пушкина. Так что историю переписывают постоянно – писатели, идеологи. Но учёный должен быть устойчив к этому: только факты.

- Много метаний и реформ сейчас в образовании. Споры: ЕГЭ, не ЕГЭ… А что, по-вашему, на самом деле нужно сейчас в этой сфере сделать в первую очередь?

- На этот вопрос надо долго отвечать. Надо, во-первых, эти реформы как-то выправлять, надо понять, что ЕГЭ – это для среднего уровня. А в сегодняшнем исполнении, я бы сказал, это средний уровень между… собственно средним уровнем и дебилами. Над ЕГЭ нужно еще много работать, но и тогда это может быть лишь один из элементов. Возможно, из этого взять все положительное, и многое для этого уже делается. Но в ведущие вузы страны поступать на основе ЕГЭ – это такая же чушь, как в консерваторию или театральное училище поступать по результатам ЕГЭ… Туда нельзя, там надо другие какие-то качества оценивать. Там, где высшая математика, ЕГЭ – это несерьёзно. А ЕГЭ в исторической науке – разве это серьёзно?

- И все же – с чего начать?

- Надо, прежде всего, убрать это дикое количество чиновников, которые все решают за людей, занятых творческим трудом. Ректоры, и особенно преподаватели вузов - это творческие люди, они отвечают за тех людей, кого они воспитывают. Им нельзя ничего предписывать! Особенно тем людям, которые в подавляющем своем большинстве вообще не понимают, что такое педагогика, но создают циркуляры. Я недавно пришёл в школу, где, сменяясь, как на треке, зачитывали пять или шесть часов закон о среднем образовании. Я сидел и думал: что бы подумали об этом римляне? Закон, который нужно пять часов зачитывать! Бюрократию надо убирать, это главное.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество