aif.ru counter
Любовь ПАПЕТА
48

Холодец деда Василия

Женщина носилась по дому, как фурия, мысленно проклиная вредного старика: небось, опять потащился на рынок за свиной головой и хвостами. Ни за что наорав на сына и разбив очередную чашку, она, наконец, захлопнула калитку и, волоча хнычущего мальчишку за руку, понеслась к остановке трамвая.

Татьяна жила с дедом в небольшом домике на Куликовке. Родителей она не помнила. Её вырастили бабушка и дед. Ласковая и добрая бабушка умерла, когда девочке едва исполнилось шестнадцать. Дед после смерти жены стал почти невыносимым. Пока внучка училась, он не сильно притеснял её в деньгах и свободе. Но стоило девушке устроиться на работу и принести первую зарплату, дед превратился в настоящего скрягу. Он стал экономить абсолютно на всем. На ведение хозяйства, которое теперь полностью было на Таниных плечах, выделял из своей немаленькой пенсии, когда две тысячи, а когда и меньше.

Девушка не понимала, в чем смысл такой экономии. Пенсия у деда – отставного прапорщика, афганца - была приличной. А уж запасов хозяйственного и банного мыла, вафельных полотенец, простыней с печатями воинской части и прочего армейского довольствия в добротном сарае припасено лет на тридцать. Не зря же прапорщик Василий Борщёв почти четверть века отдал вещевой службе полка.

Экономия или жадность?

Повзрослевшей Татьяне давно надоели придирки деда. То зачем купила молодой картошки – старая еще не кончилась, то шампунь дорогой – мылом голову будешь мыть, да уксусом споласкивать… Как дед собирал обмылки, проваривал их в старом ковше без ручки и прессовал новые кусочки мыла – отдельная песня… Но больше всего Татьяна ненавидела холодец.

Примерно раз в месяц дед Василий рано утром шел на рынок с большой, сшитой из старой плащ-палатки кошёлкой. Покупал там свиную голову, хвосты, копытца и полдня варил холодец в старой, наверняка украденной с армейской кухни, кастрюле. Потом заливал этим крепко пахнущим чесноком варевом все подходящие ёмкости – миски, глубокие тарелки, даже мятый алюминиевый котелок. Неделю дед питался только холодцом и хлебом, съедая буханку за день.

Таня давно уже просила у деда денег на новый холодильник, но старый жадина всё отмахивался – и этот ещё тарахтит помаленьку. Двадцатилетний «Саратов» уже не закрывался, и дверцу приходилось подпирать доской. Однажды Татьяне все-таки удалось убедить деда, что новые холодильники потребляют электричества гораздо меньше, чем это старьё. Насчет экономии у старика был пунктик, поэтому такой аргумент сработал. Дед Василий долго что-то обдумывал, советовался с соседями, а потом выдал внучке десять тысяч на покупку нового чуда техники.

Через два дня в кухне сиял серебристыми боками почти бесшумный аппарат. Старик долго ощупывал и осматривал обновку, несколько раз открывал и закрывал дверцы – они присасывались с тихим чмоканьем и не выпускали наружу холод. Очень понравился деду мелодичный перезвон, который включался, если дверца была долго открыта. Теперь он всегда знал, когда правнук Васька залезал в холодильник за куском колбасы или шоколадным маслом.

Полный тезка

Когда Татьяна в восемнадцать лет забеременела, дед Василий был в бешенстве. Он стучал палкой об пол и орал так, что прибежала соседка баба Нина. Она немного утихомирила старого черта. Но когда «скорая» увозила внучку в роддом, он кричал вслед, что на порог не пустит шалаву с приплодом…

Таня попросила подругу Наташу принести ей в роддом приданое для малыша и ее одежду, когда их будут выписывать. Наташа пришла к деду Василию за вещами. Старик снова раскричался, а потом прогнал девушку:

- Я что – неродной? Сам заберу ее.

И приехал к роддому на такси с букетом георгинов из палисадника бабы Нины. Когда же дед узнал, что правнук его полный тезка – Василий Васильевич Борщёв, даже прослезился.

Васька подрастал, Василий Васильевич старел, но оставался крепок и телом, и умом. Так и жили они втроём в маленьком домике. Татьяна работала на рынке. Зарплаты, конечно, на всё, чего хотелось, не хватало, а дед по-прежнему не очень-то раскошеливался. Иногда Татьяне удавалось выдавить из него некую сумму на покупки для Васьки – на пацане всё горело – куртки, джинсы, обувь. Правнуку дед не отказывал, но ворчал потом долго и нудно.

По самым скромным подсчётам, у деда уже должно было скопиться около миллиона. Таня даже представить не могла, где он может прятать такую сумму. В доме укромных уголков было немного, да и не стал бы отставной прапорщик прятать миллион в матрас – дед был гораздо изобретательнее.

Бог не поможет

Женщина не была религиозной, но один раз в год в церковь ходила – на Татьянин день. Ставила свечки: «за упокой» - родителям и бабушке, «за здравие» – сыну, деду и себе. Однажды она так горячо молилась, уговаривая боженьку, чтоб он смягчил сердце деда, что на неё стали оглядываться стоящие рядом. Женщина смутилась и вышла из церкви. Она поняла, что надеяться надо только на себя.

Жаркое лето 2009-го стало роковым для маленькой семьи. Возможно, у старика случился микроинсульт и замкнул какие-то «проводки» в его голове, но он начал чудить. В доме было не очень-то и жарко, но дед Василий раздевался до трусов, заворачивался в мокрую простыню и ложился на пол. Результат появился быстро – через неделю старого увезли в больницу с воспалением лёгких.

Похоронили старшего прапорщика Борщёва с воинскими почестями. Военкомат помог Татьяне и с погребением, и с поминками.

Озабоченная грустными хлопотами, Татьяна не сразу вспомнила о том, что у деда есть гараж и машина – старый, как и холодильник «Саратов», - «Москвич». Сначала были 9 дней, потом 40 дней… Потом наступила дождливая осень, а там и снег упал и больше не растаял.

Только весной женщина добралась до управляющего гаражным кооперативом. Она предъявила документы на право наследования, а он, в свою очередь, выставил ей счет за аренду и электричество… Татьяна ошалела от суммы. Где взять такие деньги? Управляющий тут же предложил ей продать гараж и машину. Даже покупатель уже есть. Через неделю Татьяну познакомили с мужчиной лет сорока. Он первым протянул ей крепкую руку:

- Давайте знакомиться - я Дмитрий Сергеевич, можно просто Дима.

Дима недолго повозился под капотом «Москвича», потом сел за руль, и автомобиль послушно завёлся. Мужчина остался доволен осмотром гаража и только спросил, будет ли Татьяна забирать какие-нибудь вещи?

Она равнодушно обвела взглядом полки с запчастями, инструментами и прочим автомобильным, на её взгляд, хламом, и сказала, что продаёт всё оптом.

Сумма была более, чем приличная. Должно было хватить на компьютер Ваське, о котором он давно мечтал, на ремонт дома и даже на поездку к морю, о чём, в свою очередь, мечтала Татьяна.

Продав, приобрела

В субботу вечером Дмитрий Сергеевич пришел к Татьяне с коробкой конфет и бутылкой шампанского – обмыть сделку. Васька сидел перед новеньким компьютером и тыкал дрожащими пальцами в клавиатуру. На гостя он глянул сердито и неприязненно.

Пока Татьяна накрывала на стол, Дима подсел к мальчику, решительно отнял у него мышь и стал показывать, что и как надо делать. Васька оказался понятливым и вскоре уже лихо раскладывал пасьянс. Они договорились, что завтра Дмитрий Сергеевич принесёт диски с играми и программами и научит мальчика печатать тексты.

Татьяна смотрела из-за занавески на кухонной двери, как сын, высунув кончик языка, ищет нужную букву, а чужой мужчина, хитро улыбаясь, не спешит подсказывать ему. У неё замирало сердце – мужчина в доме, да и в судьбе Васьки был бы совсем не лишним…

Сундучок с дырочками

Как-то в конце лета Дима сказал жене:

- Хочу навести порядок в гараже – там полно ненужного железа и мусора. Что-то в металлолом сдадим, что-то в макулатуру. Поможешь мне?

Таня просияла глазами навстречу любимому:

- Конечно, только приготовлю термос с чаем и бутерброды. Похоже, это не на один час.

За те полгода, что они были вместе, не было ни одной минуты, когда бы женщина не благодарила судьбу за встречу с Дмитрием Сергеевичем. Они поженились через два месяца после знакомства. В июле съездили к морю. Вася слушался отчима с полуслова. А тот учил мальчишку всем мужским премудростям, в каких сам был настоящим мастером. Дима умел, кажется, всё. Он починил полы в старом домике, вместе переклеили обои в комнатах, покрасили окна. Вскопанный весной огород впервые за долгие годы радовал сочными помидорами и огурцами. Осенью Дима обещал привезти саженцы яблонь и вишен.

Старый «Москвич», покрашенный и отремонтированный, возил молодую семью на Волгу по выходным и Татьяну на работу по будням. Хотя, ещё не совсем осознавая, откуда у неё такая мысль, женщина думала, что с работой на рынке скоро будет покончено. Она ощущала в своём теле какие-то новые или давно забытые мелодии…

Дима, стоя на стремянке, снимал с верхних полок ящики и коробки. Если они были не очень тяжелыми, подавал их Татьяне, та сортировала по сторонам: влево – выбросить, вправо – проверить. Они освободили уже одну сторону в гараже и решили перекусить. Дима потянулся за небольшим деревянным ящиком с круглыми вентиляционными отверстиями по бокам. Ящик был закрыт на висячий замок. Он был довольно тяжёлым. Мужчина осторожно спустился по стремянке, поставил ношу на табуретку и взяв топорик, сорвал запор. Изнутри пахнуло мышами. В сундучке были аккуратно сложены пачки денег, завёрнутые в газету. Некоторые были почти наполовину изгрызены мышами…

Татьяна очнулась, когда Дима дал ей хлебнуть горячего чаю. Так вот, где старик прятал свои сбережения! Она вдруг вспомнила, что обязательно раз в месяц дед Василий в любую погоду ходил в гараж: схожу, проверю – не течёт ли крыша…

В банке долго смеялись, но деньги на экспертизу приняли, предупредив, правда, что не все купюры будут обменены на новые. Через неделю Татьяна получила банковскую карточку с солидной суммой. До миллиона, правда, было далеко, но о первом взносе на квартиру и на коляску должно было хватить.

В следующую субботу рано утром Татьяна пошла на рынок, купила свиную голову. Дома она достала дедовскую кастрюлю и поставила вариться холодец. На следующее утро Дима за завтраком с аппетитом ел танину стряпню:

- Как вкусно! Почему ты никогда не варила это раньше?..

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество