aif.ru counter
176

Так ли плох был Брежнев?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. АиФ - Ульяновск 13/11/2012
Фото автора

10 ноября исполнилось 30 лет со дня смерти Леонида Брежнева. Вспоминаем, как он приезжал к нам в город. И стараемся осознать значение личности.

Тоска по застою

Тридцать лет – еще слишком малый срок для оценки личности и эпохи. Она меняется. То, что три десятилетия назад казалось глобальным и системным: колбасный дефицит, убогий легпром, бесхозяйственность и бюрократизм - из сегодняшнего времени выглядит лишь легким недоразумением, которое можно было исправить парой-тройкой умных экономических реформ вроде ленинского НЭПа. Наверное, кого-то раздражало отсутствие свободы слова и возможности творческого самовыражения, кого-то - откровенная профанация выборной системы. Навести марафет в этой сфере, думается, тоже особого труда не составляло.

Итак, эпоха не так плоха. Эпоху сегодня более трезво сопоставляют с сегодняшним днем, находя свои плюсы и минусы здесь и там. И олицетворение брежневской эпохи – сам Леонид Ильич выглядит уже не таким анекдотичным. Подражать его старческому косноязычию в наше время – уже дурной тон.

 

Сувенирный столик в память о дне посещения города – вернувшийся в Ульяновск подарок генсеку. 

 

 

Мнил себя царем?

Некто Влад Васюхин в журнале "Гастрономъ", ссылаясь на Эдварда Радзинского, пишет:

«Как-то раз в Ульяновске он даже признался во время застолья с местными партийцами: «Я – как царь. Только не могу, как царь, подарить землицу, деревеньку, крепостных. Зато могу дать орден».

У Радзинского ничего подобного найти не удалось. Да и правдой это быть ну никак не может. Тот единственный раз, когда генсек был здесь, а именно 16 апреля 1970 года, никакого «застолья с партийцами» не было. Эту трагикомичную ситуацию в красках описывает в своих воспоминаниях журналист и писатель Жан Миндубаев.

Банкет, конечно, подготовили. Нужно было как-то намекнуть дорогому Леониду Ильичу, что столы накрыты. Во время посещения дома-музея Ленина на улице Ленина кто-то якобы начал издалека:

- А вот тут, Леонид Ильич, была у Ульяновых столовая, здесь они отмечали праздники…

Генсек отреагировал быстро:

– Надеюсь, не за государственный счёт?

И улетел, не отобедав. Якобы на следующий день все магазины города были завалены деликатесами от несостоявшегося банкета - перепёлками и перепелиными яйцами. Все это было еще задолго до наступления эпохи продуктового дефицита, и на экзотику покупатели отнюдь не набросились. Своеволен был и даже весьма энергичен в то время дорогой Леонид Ильич.

Люди в штатском

Писатель Леонид Млечин пишет, опять же, «со слов очевидцев», что Ульяновск накануне дня приезда Брежнева наводнили люди в штатском.

Первый секретарь обкома Анатолий Скочилов многократно приглашал генсека оказать Ульяновску честь. И вот пришло время открывать Ленинский мемориал. Прежде всего в город прибыли московские чекисты. В каждом дворе, на каждой остановке маячил «топтун» – человек в плаще, делавший вид, что он кого-то ждет. Появились кордоны в центре города. Местные партийцы несколько часов ожидали спецсамолета. За время ожидания букеты успели завять, послали за новыми.

Брежнев провел в Ульяновске несколько часов, посадил березку, прочитал сорокаминутный доклад, посетил новое здание первой школы и улетел. А ведь для него была построена специальная резиденция – на случай, если останется ночевать. Она, конечно, не пропала, и на сегодняшний день является одним из выдающихся объектов «обкомовских дач».

Одна из местных баек о приезде Брежнева: именно в этот момент руководство страны заметило Людмилу Зыкину. После приветственной речи генсека на сцене Большого зрительного зала Мемориала выступила Людмила Зыкина. Здесь будто бы Леонид Ильич и решил присвоить знаменитой певице звание Народной артистки СССР.

Большое – уже на расстоянии

Валерий Перфилов, заместитель директора Ленинского Мемориала по научной работе:

- Когда мы говорим об оценке тех или иных исторических личностей, всегда нужно, чтобы прошло определенное время, и можно было судить более-менее объективно. Не случайно в Европе существует такая традиция – памятники людям устанавливают, как правило, по прошествии 50 лет. Раньше нельзя: слишком силен субъективизм в оценке. Сейчас уже прошло достаточно много времени после ухода Леонида Ильича Брежнева, и ясно видно, что идет процесс переосмысления его личности.

Это так и должно быть, потому что большое, действительно, видится на расстоянии. На этот период был навешен ярлык «Период застоя», но по прошествии 30 лет видно, что это недостаточная оценка. В какой-то степени она может быть характерна для последнего периода жизни Леонида Ильича. А в целом это был период серьезного развития нашей страны, если взять такую проблему, как демографическая. За его время население страны выросло на 40 млн. человек. Электроэнергетика, развитие других отраслей – ведь все это было! Если даже взять наш город, наш край. Я думаю, что Ульяновск – один из немногих городов, который тогда получил серьезное, крупное развитие. И стал настоящим реальным городом, а не таким как в начале 60-х годов. Когда наш земляк Михаил Андреевич Суслов приехал в середине 60-х годов в Ульяновск, он сказал первому секретарю: большое спасибо, что сохраняете город таким, каким он был при жизни Владимира Ильича. Город тогда был совершенно неразвит.

Принятие программы развития нашего города к 100-летию со дня рождения Ленина, которая была поддержана Леонидом Ильичем Брежневым, имеет колоссальное значение для Ульяновска.

Пройдет более серьезный промежуток времени – оценка будет и дальше меняться.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество