Примерное время чтения: 8 минут
296

Историк Дмитрий Русин: «Документам можно верить не всегда»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. АиФ - Ульяновск 32 10/08/2022
Никакая погода экскурсии в «Город мёртвых» не помеха.
Никакая погода экскурсии в «Город мёртвых» не помеха. / Татьяна Русина / Предоставлено героем публикации

Профессиональный историк Дмитрий Русин лёгких путей не ищет. А ищет он различные тайны, секреты, загадки и парадоксы. Именно им преимущественно посвящён его проект «Анатомия Симбирска». О нём мы с ним и побеседовали. Впрочем, не только о нём.

Досье
Дмитрий Русин. Родился в Ульяновске в 1973 году. В 1999 году окончил исторический факультет УлГПУ имени И. Н. Ульянова. Кандидат исторических наук, доцент кафедры истории отечества УлГУ, старший научный сотрудник Ленинского мемориала, эксперт в области религиозных организаций и нетрадиционных форм религиозности, геральдист, автор ряда научных и научно-популярных статей.

Гражданская война не закончилась?

С. Юрьев: Дмитрий Владимирович, казалось бы, история нашего города и края изучена вдоль и поперёк. Тем не менее, споры между краеведами по разным вопросам не утихают. Есть ли у таких споров реальная почва?

Д. Русин: На самом деле, в истории нашего края полной ясности нет да и быть не может, как и в любой другой истории. Споры возникают не зря, но вызваны они попытками глубокого проникновения в детали, в эпизоды. Кто-то полагает, что с Пушкиным во время его визита в Симбирск происходили одни события, кто-то – что другие. Одни считают, что на принятие им каких-то решений повлияли зайцы, перебегавшие дорогу, другие во всём винят любовниц…

- А что, у него здесь и любовницы были?

- Есть такие версии. И так – с каждым историческим персонажем из тех, что оставили здесь какой-то след. В любой истории множество серых пятен, событий, о которых ничего нельзя утверждать однозначно. Даже если есть документы. Они могут быть поддельными, могут содержать заведомо ложную информацию, могут быть результатом заблуждения, ошибки или небрежности составителя документа. Кроме этого, есть темы и периоды, которые исследователи обычно обходят.

- Например?

- Например, Симбирск в период Гражданской войны. Дело в том, что разделение на «красных» и «белых» в обществе сохранилось до сих пор, и некоторые историки не очень-то хотят ворошить прошлое, способное вызвать конфликты в настоящем.

- А такое случалось?

- Крупный скандал три года назад вызвала установка у КПП бывшего училища связи на улице «красного» военачальника Михаила Тухачевского мемориальной доски «белому» генералу Белой Армии Владимиру Каппелю. Так что страсти ещё не улеглись. По поводу восстания Пугачёва эмоции уже поутихли, а Гражданская война во многих сердцах ещё продолжает греметь.

- Кстати, об Емельяне Пугачёве! Есть историки, которые всерьёз утверждают, что никакого крестьянского восстания не было, а была война между Российской империей и Великой Тартарией!

- Да, есть люди с очень оригинальными взглядами. Но ценность умозаключений сторонников «новой хронологии» от Фоменко и Носовского только в том, что они порой находят реальные несостыковки в официальной исторической науке.

Справка
Тарта́рия (русский вариант— Татария), — географический термин, использовавшийся в западноевропейской литературе и картографии в отношении обширных областей от Каспия до Тихого океана и до границ Китая и Индии. Активное использование топонима прослеживается с XIII до XIX века. В европейских источниках Тартария стала наиболее распространённым обозначением Центральной Азии и Сибири в ряду негативно окрашенных названий, которые не имели связи с реальным населением региона.

Ужасы нашего городка

- Ваш проект «Анатомия Симбирска» - это ведь не вполне традиционный взгляд на историю города?

- Проект существует уже четвёртый год, ведём мы его вместе с Татьяной Русиной. И он привлекает внимание всё большего количества людей. На экскурсии приходит до полусотни человек. Причём, это, в основном, местные жители, а не приезжие туристы, которым подавай то Ленина, то Венец с Мемориалом, то букву «Ё». Темы, которые мы выбираем, приезжему могут показаться странными, если не маргинальными. И места, что мы посещаем, интересны тем, кто стремится погрузиться в прошлое, в детали, которые приезжему могут показаться не слишком значимыми. Бывает, делаем экскурсии и для приезжих, но они несколько иного формата. Хотя темы мистики, маргинальности и ужасов присутствуют и в них.

- И что за ужасы?

- Например, одна экскурсия связана с Курмышами -  местом, где когда-то произошло множество убийств, грабежей и кровавых расправ. Словом, с криминальным прошлым Симбирска, которое постепенно обрастало легендами и приобретало зловещий оттенок. Есть документальные подтверждения тому, что в 30-х годах XIX века в Симбирске орудовал свой «Джек-Потрошитель», который был ещё и людоедом. Ему посвящена часть экскурсии «Мистический Симбирск». Так и не поймали. Полиция в те времена со своими задачами справлялась неважно – вплоть до конца позапрошлого века, когда правоохранительная система заработала, когда появились научные методы ведения следствия.

- А Курмыши – это где?

- Это район улиц Федерации, Мира, Красногвардейской, Красноармейской. Как раз там, где протекала река Симбирка. Да! У нас и свой Шерлок Холмс был!

- Гениальный сыщик?

- В 1908 году в местном издательстве вышла книжка – «Шерлок Холмс в Симбирске». Он там расследует дело об убийстве нижегородского купца, и в Симбирске находит главного злодея по фамилии Мариани. Почти Мариарти… И вся шайка злодеев проживала в районе Кирпичных сараев – это в начале нынешнего проспекта Нариманова, улицы Буинской.

- Автор известен?

- Нет. Издание было анонимным, но писал явно житель Симбирска, судя по всему, город он знал хорошо. Там бандиты планировали ограбить магазин Юргенса, и было немало подробностей, которые приезжий знать не мог.

- Дефицита подобного рода тем не возникает?

- Не возникает. Экскурсию «Город мёртвых» - по Симбирскому некрополю – даже пришлось разбить на две части, потому что трёхчасовую прогулку по кладбищу не каждый способен выдержать.  Есть там, например, могила, где люди дают обет «завязать» с Зелёным змием. Там упокоен священник Сергей Петровский, который в 1908 году создал в селе Карлинское первый в России Дом трезвости. И люди реально стали меньше выпивать. Так что, кто хочет бросить пить – вперёд, на кладбище!

Чужие Ульяновы

- А тему Ленина вы принципиально обходите?

- Нет, не обходим. Просто стараемся рассматривать её нестандартно. Есть экскурсия, посвящённая семье Ульяновых, и называется она «Чужие».

- Почему ?

- На самом деле, симбиряне семью Ульяновых не слишком жаловали, а после казни Александра многие от них просто отвернулись. Чужими они приехали, чужими и уехали. У Владимира Ильича о родном городе остались не лучшие воспоминания. Недаром он даже после победы революции ни разу сюда не приехал… Вообще-то, у нас двадцать пять экскурсий, так что уклониться от столь знаковой темы просто невозможно.

- Кстати, на прошлой неделе в одной из центральных новостных программ прошёл сюжет, о том, что многие дилетанты по стране начали проводить «эксклюзивные экскурсии», на деле выдавая клиентам наспех заученные выдержки из Википедии. У нас такого нет?

- Такое давно свойственно Питеру, Москве, городам юга России, Золотого Кольца. У нас – нет. В Ульяновске экскурсоводов, в том числе, и частных, не так уж много. Я знаю практически всех, и могу подтвердить, что дилетантов среди них нет. 

- До меня дошли слухи, что вы увлекаетесь астрологией. По-вашему, какая-то научная составляющая в этой дисциплине есть?

- С современной точки зрения – это, конечно, не наука. Но ведь ещё недавно и научный коммунизм считался наукой. Так что, любая научная дисциплина привязана к своему времени, своей эпохе. То, что вчера было наукой, сегодня – не наука. А что будет дальше – увидим, если доживём.

- Да, эпохи меняются, и сейчас этот процесс особенно заметен. Роль мистических явлений и настроений в жизни людей стремительно нарастает. Сейчас некий переходный период? Куда движемся?

- В своё время я защитил диссертацию «Религиозный синкретизм у русских», посвящённую именно переломным моментам в религиозном сознании русского народа. Это был период принятия христианства, когда в общественном сознании ещё оставалось смешение православия и языческих культов, это было время церковного раскола времён патриарха Никона, когда в старообрядческой среде начали возникать различные секты – от хлыстов до скопцов. И на изломе эпох, в конце 90-х к нам хлынули различные религиозные учения – и с Запада, и с Востока. И то, что сейчас сторонников тех же Белых братьев, которые раньше патрулировали каждый перекрёсток, не видно, вовсе не означает, что их нет. Они преобразились и сейчас стараются не быть на виду. То же касается и множества других сект. На Западе всплеск мистицизма произошёл вскоре после окончания Второй Мировой войны, у нас – несколько позже, хотя йоги были и в советские времена. Но в СССР доступную информацию о религии можно было получить, только читая книги из «Библиотеки атеистической литературы». Хотя в мои руки попадал и самиздат. Например, Кастанеду я прочитал в машинопечатном самиздатовском варианте. А когда «железного занавеса» не стало, духовно изголодавшийся человек попадал к тому, кто первый подхватит – к мунитам, к Белым братьям, к кришнаитам, в Православие… Кстати, самое массовое обращение народа в Православие произошло в 1988 году, когда отмечали 1000-летие крещения Руси. После 90-х всё как-то успокоилось, но в последние два-три года вновь заметен рост увлечений всякого рода мистицизмом и религиозностью. Как правило, такие периоды связаны с войнами, революциями, эпидемиями, всякого рода признаками социальной нестабильности. Это всегда повод задуматься о человеческой жизни, цене этой жизни, её хрупкости и краткости.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах