aif.ru counter
92

Евгения Елизарова: «Экологическая грамотность общества сильно хромает»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. АиФ - Ульяновск 40 30/09/2020
Жить в гармонии с природой – не самоцель, а счастье, считает Евгения Елизарова.
Жить в гармонии с природой – не самоцель, а счастье, считает Евгения Елизарова. © / Сергей ЮРЬЕВ / АиФ

Евгения Елизарова не принадлежит к категории пламенных борцов за чистоту окружающей среды, которые стараются быть всё время на виду. Она просто старается жить в гармонии с природой и профессионально доносить до людей хотя бы те природоохранные принципы, соблюдения которых требует российское законодательство. Правда, требует не слишком настойчиво.

Досье
Евгения Елизарова. Родилась в Ульяновске, окончила экологический факультет УлГУ. Работала инженером-экологом и специалистом по охране труда на различных предприятиях города. Эколог-аудитор с 14-летним стажем, член Национальной промышленно-экологической палаты.

В «экологическом подполье»

С. Юрьев: Евгения, в наше время на состояние окружающей среды не жалуется только ленивый. Что на самом деле не так?

− В представлениях среднестатистического обывателя давно произошла подмена понятий. Экология – это наука о состоянии окружающей среды, точнее − о взаимодействиях живых организмов между собой и их средой обитания. В бытовом же языке массово применяются такие словосочетания, как «плохая экология», «наносится ущерб экологии». Люди путают научную дисциплину с её предметом – окружающей природной средой. Говорить «плохая экология» - это всё равно, что говорить «плохая биология», «плохая астрономия» или «плохая математика». Что касается реального состояния окружающей среды, то создаётся такое впечатление, что её охрана на государственном уровне рассматривается как нечто далеко не первостепенное и финансируется по остаточному принципу.

− Значит, государство во всём виновато?

− Государство, конечно, виновато, но далеко не во всём. В обществе, даже среди тех людей, кому не безразлично, каким воздухом они дышат и какую воду пьют, экологическая грамотность сильно хромает. Например, есть группа в соцсети «ВКонтакте», которая называется «Нас травят». Большая часть группы живёт в Заволжье, в микрорайоне «Новый город». За окнами у них – трубы предприятий промзоны. И как только кто-то видит дым из трубы, начинает обзванивать минприроды, территориальное управление Росприроднадзора. Иногда активистов этого движения приглашают на встречи с министром и другими чиновниками от экологии в пунктах наблюдения за состоянием атмосферы, один из которых, кстати, находится рядом с ними. Содержание жалоб примерно такое: «Я вижу трубу, из которой идёт серый (чёрный, жёлтый, зелёный) дым!». Но инспектор не может прийти с проверкой «какой-то трубы». А между тем большинство средних и малых предприятий города просто не зарегистрированы в реестре объектов негативного воздействия на окружающую среду, и для надзорных органов их просто не существуют.

− То есть они находятся в некоем «экологическом подполье» и их никто даже тронуть не может?

− На деле так оно и есть! Если в налоговом органе любое предприятие обязано регистрироваться, то отмечаться в надзорных органах по охране окружающей среды предприниматель должен самостоятельно, фактически на добровольной основе. Формально это обязательно, но за соблюдением этого правила реально никто не следит. Многие граждане, открывая свой бизнес, просто об этом не знают. И никто ему об этом не сообщает. Если предприятие имеет станки, котельные, автотранспорт, вообще всё, что даёт выбросы и отходы, оно обязано зарегистрироваться в Росприроднадзоре. Но никто его не может или не хочет заставить это сделать. Нет, конечно, при плановой проверке инспектор может заставить зарегистрироваться, но проверки эти приходят лишь к тем, кто уже зарегистрирован! Вот такой получается заколдованный круг. А государственных механизмов выявления юридических лиц, находящихся в «экологическом подполье», просто не существует. Они могут работать десятилетиями и ничего не делать для охраны окружающей среды.

Боятся «кошмарить»

− Вроде бы у властей достаточно административных ресурсов, чтобы взять этот вопрос хоть под какой-то контроль.

− Это означало бы «кошмарить бизнес». И власть, возможно, просто не решается предъявлять законные требования. Может быть, чиновники просто не видят проблемы или не хотят её видеть. Если поступает жалоба с указанием конкретного адреса, то инспекторы обязаны реагировать, и для многих предпринимателей их визит становится полной неожиданностью. К нам недавно обратился предприниматель, который владеет станцией техобслуживания автомобилей. Его «хозяйство» отапливается котлом, который топится отработанным маслом. Казалось бы, всё просто – масло в авто меняют, и старое тоже в дело идёт. Но котёл-то у него не сертифицирован, и лицензии на обращение с отходами у него нет, как нет и расчёта объёма выбросов. И он при этом счёл себя незаслуженно обиженным и притеснённым, когда по результатам рейда ему выписали штраф. Причём минимальный за подобное нарушение – 100 000 рублей. И он в расстроенных чувствах обратился ко мне, чтобы выяснить, законно ли это. «За справедливостью» пришёл. Пришлось ему объяснить, что с ним обошлись ещё очень мягко, а могли бы вообще предприятие закрыть на законных основаниях.

− Ну если бы у нас всё делалось по закону, тогда весь малый бизнес у нас накрылся бы медным тазом?

− Если всё делать вовремя, если знать законные требования, то это не такие уж большие расходы. Да, нужно будет поставить какие-то фильтры, провести природоохранные мероприятия. Но у нас довольно мягкое экологическое законодательство, а штрафы на нарушения в этой области – самые низкие в Европе. С другой стороны, наше законодательство вообще не заточено на то, чтобы добиваться от предприятий полного прекращения загрязнения окружающей среды. Но нормативы есть – для жилых территорий более жёсткие, для промышленных зон – менее суровые.

− И что – людей не переделать?

− Даже в Ульяновске есть предприятия с высокой культурой производства, где действительно опасные выбросы не допускаются, где используются природосберегающие технологии, но это касается в основном заводов, построенных иностранными инвесторами. Там действуют стандарты той страны, где зарегистрирована корпорация. На чисто российских предприятиях всё зависит от руководителя. Если он заинтересован исключительно в прибыли, то культура производства остаётся на очень низком уровне. А сертификат, подтверждающий наличие международного стандарта системы «экологического управления», у нас может получить любой, только заплати некую денежную сумму от любой специализированной аккредитованной организации. Занимает это не больше суток. Есть предприятия, которые реально сертифицируются и соответствуют всем требованиям. Но большинство подобных сертификатов – явная липа.

− Много копий сломано по поводу внедрения у нас раздельного сбора мусора. Но в многоквартирных домах на подъезд по одному мусоропроводу. Едва ли граждане побегут к раздельным контейнерам, если они даже будут стоять во дворах.

− Да, это так. Есть, конечно, региональные операторы по обращению с твёрдыми коммунальными отходами, которых обязывают сортировать отходы. Но все понимают, что делают они это лишь частично, а весь объём отсортировать невозможно. Вообще реформа в нашей стране пошла не по лучшему пути. Сортировка отходов должна начинаться с домовладения, с каждого человека. Но реально вся нагрузка легла на сортировочные станции. Но переработать мусор, который уже свалили в одну кучу, в десятки и сотни раз более трудоёмко, чем вообще его не смешивать.

− Не спиливать же мусоропроводы?

− Но предложить людям альтернативу следовало бы.

Культуры не хватает

− 2017 год был объявлен Годом экологии. Какие-то результаты этого сейчас ощущаются?

− Они и тогда не ощущались. Я как практикующий эколог ни в одном из мероприятий Года экологии не участвовала ввиду их бесполезности и формализма. Были какие-то экскурсии, какие-то круглые столы, но на реальном состоянии окружающей среды это никак не отразилось. Поговорили – разбежались. Но мероприятие провели, инициативу президента поддержали – и было о чём отчитаться. Меня как промышленного эколога поражает то, что очень многие руководители даже крупных предприятий не понимают, что экологическое сознание надо развивать… Вроде бы серьёзные люди, грамотно ведут свой бизнес, производят полезную продукцию, выходят на международный рынок. Но приходишь к ним на территорию и видишь: рабочие сливают куда попало смазочные материалы и охлаждающие жидкости, а в контейнерах смешаны промасленная ветошь, картон, пластик и пищевые отходы. Видеть это горько и обидно. Самому бизнесу такой подход может выйти боком.

− Каким образом?

− Невнимание представителей бизнеса к вопросам экологии сродни выплате «серых» зарплат. Некоторое время назад прошёл слух, что экологические платежи собираются перевести в ведение Федеральной налоговой службы. Это решило бы массу проблем, но слухи пока остались слухами. Экологический контроль подобен работе ГИБДД. Штрафы регулярно повышают, а пьяных за рулём меньше не становится. А потому что все знают, что вероятность попасться, в общем-то, невелика. Поэтому и рискуют. Вот попался пьяный артист Ефремов – шум на всю страну. По масштабам резонанса это можно сравнить с утечкой дизельного топлива в Норильске. А случилось и то и другое, потому что до великого скандала никто особо не контролирует ни то ни другое – ни пьяных за рулём, ни экологическую безопасность промышленных объектов.

− Но все стороны жизни отрегулировать невозможно. Может, красота всё-таки спасёт мир?

− Здесь тоже многое зависит от позиции конкретных людей. Недавно я побывала в так называемой творческой усадьбе в Подмосковье. Вроде бы там пропагандируют культуру, искусство, устраивают перформансы, собирают различные арт-объекты. Но они забыли о том, что у них на заднем дворе свалено множество промышленных отходов. Но если вы такие одухотворённые, так наведите порядок хотя бы у себя. Я считаю, если ты гадишь там, где творишь, то и творчество твоё сводится к нулю.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах