Примерное время чтения: 9 минут
305

Елена Сергеева: «То, что выставлено в музее, должно быть этого достойно»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. АиФ - Ульяновск 18 03/05/2023
Керамика Пикассо, подаренная Надеждой Леже Советскому Союзу, а Минкультом - областному художественному музею.
Керамика Пикассо, подаренная Надеждой Леже Советскому Союзу, а Минкультом - областному художественному музею. / Сергей ЮРЬЕВ / АиФ

Елена Сергеева, заведующая Музеем изобразительного искусства XX–XXI вв., известна в Ульяновске как автор многих знаковых выставочных проектов, каждый из которых становится ярким событием в культурной жизни города. Она поделилась с нашими читателями воспоминаниями о былом и взглядами на то, что может ждать нас в будущем.

Досье
Елена Сергеева, искусствовед. Родилась в городе Тарту Эстонской ССР. В Ульяновске живёт с 1968 года. С 1973 года работает в Ульяновском областном художественном музее, с 1992 года заведует его филиалом – Музеем изобразительного искусства XX–XXI вв.

В авангарде искусства

Сергей Юрьев, ul.aif.ru: Елена Николаевна, только что начались майские праздники… И наверняка найдутся граждане, которые предпочтут в эти дни посетить музеи – даже в ущерб ударному труду на садово-огородных участках. Что им может предложить Музей изобразительного искусства XX–XXI веков?

Елена Сергеева: Разумеется, в праздничные дни музей будет работать. И помимо постоянной экспозиции, сейчас представлено несколько очень интересных выставок. Например, «Керамика Пикассо»… Напомню, что ещё в 1970 году коллекция Областного художественного музея пополнилась подлинными произведениями Пабло Пикассо. Работы передала Министерству культуры СССР Надежда Ходасевич-Леже, русская жена знаменитого французского художника Фернана Леже. Это были работы, которые она приобретала лично у автора, когда тот в послевоенное время работал на юге Франции и как раз увлёкся керамикой, создав более тысячи произведений. Надежда Леже преподнесла их в дар Советскому Союзу, а Министерство культуры СССР распределило коллекцию по трём музеям – в Государственный музей имени Пушкина в Москве, в ленинградский Эрмитаж и в Ульяновский областной художественный музей.

– И как так получилось, что наш музей оказался в тройке самых достойных?

– Обратите внимание на дату – 1970 год!

Фото: АиФ/ Сергей ЮРЬЕВ

– Столетие Ленина…

– Точно! Возможно, и сама Надя Леже не подозревала, что шестнадцать из подаренных ей произведений окажутся на родине Ленина, но товарищи из министерства культуры, видимо, решили побаловать земляков вождя мирового пролетариата… И эти работы мы неоднократно выставляли и в нашем музее, и в городах Поволжья и Урала, и даже в Москве. А в нынешнем варианте керамику Пикассо дополняют три живописных работы Владимира Зунузина, подаренные ульяновским художником нашему музею после одной из его персональных выставок – «Парафразы на тему Пикассо».

Фото: АиФ/ Сергей ЮРЬЕВ

Выставка не приходит одна

– Насколько я знаю, только одной выставкой в вашем музее никогда не обходится…

– Вторая выставка вызывает массу восторженных откликов – «Феномен искусства СССР». Здесь собраны произведения художников различных республик Советского Союза из фондов областного художественного музея, который обладает одной из лучших в России коллекций живописи художников бывших союзных республик. Эта выставка будет проходить до начала июня, так что всех желающих поностальгировать по СССР – милости просим. Это действительно прекрасная живопись, отражающая дух той эпохи. И наконец, выставка «Натюрморт как познание мира. 1960–2010-е годы». Здесь впервые экспонируется 29 произведений графики и живописи из новых поступлений в собрание Ульяновского областного художественного музея. Пополняется и постоянная экспозиция – впервые выставлено полотно нашего земляка народного художника России Аркадия Ефимовича Егуткина «Кузница Сварога». Всего он подарил нашему музею 32 работы – живопись и графику.

– А там уж и лето не за горами. Наверное, гражданам будет не до музеев…

– Я не согласна с тем, что лето – период затишья в музейной жизни. Да, многие разъезжаются, но и гости к нам приезжают. Есть, например, один товарищ из Санкт-Петербурга, который каждое лето навещает здесь своих родственников и уже много лет посещает наш музей. Я как-то спросила его: что он, петербуржец, у которого постоянно рядом и Русский музей, и Эрмитаж, находит у нас? И он ответил: «Я люблю ваш музей. Здесь каждый раз открываешь для себя что-то новое». Такое отношение дорогого стоит… Так что и к лету мы готовим несколько выставок. Тем более этот год проходит под знаком 80-летия Ульяновской области и 375-летия со дня основания Симбирска. В июне откроется выставка Ольги Трушниковой, члена-корреспондента Российской Академии художеств, которая родилась в Ульяновске, живёт и работает в Москве. И ещё одна выставка – преподавателя Санкт-Петербургской художественно-промышленной академии имени Штиглица Ольги Лысенковой. Там будут представлены эмали, батик, текстиль, гобелены. Несколько лет она жила и работала в Ульяновске, но работы этих двух художниц мы выставляем не потому, что их имена как-то связаны с нашим городом – это действительно замечательные произведения искусства. А вообще-то различные проекты расписаны уже и на следующий год, когда будет отмечаться 100-летие со дня рождения двух наших легендарных художников – Ивана Васильевича Лежнина и Алексея Васильевича Моторина. И конечно, состоятся выставки их работ.

– Сейчас много говорят о духовном возрождении народов, населяющих Россию. На посещаемости музея это как-то отражается?

– Люди, особенно местные жители, прежде всего приходят именно на выставки. Те, кто регулярно посещает наш музей, прекрасно знают нашу постоянную экспозицию. А выставка – это всегда что-то новое. Не могу сказать, что каждая выставка интересна всем, но это даёт возможность выбора. Так же люди относятся и к спектаклям, и к фильмам – кому-то нравится, кому-то не очень… Есть у нас в постоянной экспозиции картина Александра Бубнова «Октябрины», написанная в 1936 году. Так вот ещё лет двадцать назад некоторые посетители высказывали непонимание, зачем выставлено полотно «о счастливой жизни советского народа», да ещё и с портретом Сталина в интерьере. А чей ещё портрет должен был висеть на стене в 1936 году?! А там, между прочим, множество удивительных художественных приёмов и аллюзий на живопись эпохи Возрождения. И есть люди, которые могут это увидеть и оценить, а есть те, кто на это не способен. Даже работы, что мы принимаем в дар, проходят тщательный отбор. А уж тем более те, что закупаем.

– Кстати, о закупках… Художники, творившие в советские времена, частенько вспоминают о том, что был госзаказ на произведения искусства, а музеи всегда имели финансовые возможности приобретать работы живописцев и графиков. А какова ситуация сейчас?

– Сейчас на закупку произведений искусства деньги выделяются, но очень мало и крайне редко. Раньше это было частью государственной политики. При Минкульте СССР и каждом областном управлении культуры были закупочные комиссии, где работали не только чиновники, но и художники, и работники музеев. И отбор был очень тщательным. Порой даже доходило до серьёзных споров. И это естественно – в музее картина будет храниться, пока существует сам музей, пока есть страна, пока существует человечество. Оказаться в музее для произведения искусства – значит приблизиться к вечности. И поэтому художники дарят картины музеям, хотя могли бы их продать и получить за это деньги. Но принадлежность к музейной коллекции – своеобразный знак качества, гарантия того, что произведение искусства не погибнет и его смогут увидеть многие поколения потомков.

90-е: кому лихие, а кому и ренессанс

– Многие художники считают, что периодом «ренессанса» отечественной живописи были 90-е годы прошлого века, когда в моде было дарить картины начальству, жёнам, авторитетным гражданам. За бугор уходили целые «поезда» современной русской живописи, а художники могли покупать квартиры, машины и дачи, хотя имели всего лишь малую долю того, во что ценились их работы на европейских аукционах. Почему сейчас нет ничего подобного?

– 90-е годы, помимо всего прочего, были временем, когда люди начали стремительно самообразовываться, и тяга к искусству была необыкновенной. Когда мы в 1996 году открыли выставку Пикассо, Шагала и Дали, за 23 дня работы её посетило столько людей, сколько обычно приходит за год. Очередь тянулась на половину улицы Льва Толстого. Иду я к себе на работу, а люди меня не пускают – почему, мол, без очереди… Слава богу, вышел охранник в бронежилете и с автоматом, объяснил гражданам, что они не правы. С тех пор всегда ношу с собой удостоверение музейного работника. А вдруг что-то подобное повторится…

– Но, с другой стороны, наверное, и советские времена, и первые постсоветские годы идеализировать не стоит…

– Не стоит. И тогда было всякое. Как-то, помню в 80-е годы ехала на экскурсионном автобусе по советской Абхазии. И моя подруга-экскурсовод сказала мне: «Посмотри налево, только не кричи…». И то, что я увидела, действительно могло поразить любого. Мне потом рассказали, что у гипсовой скульптуры Ленина отвалилась голова, упала и разбилась. Ей нашли замену и пристроили на место. И беда не в том, что новая голова была по размеру больше прежней, а то, что она была в кепке. А другую кепку Ленин уже держал в руке…

– Эта история ходила как старый советский анекдот…

– Своими глазами видела! Если и анекдот, то по мотивам реальных событий… Так что, если что-то выставлено в музее, оно должно быть этого достойно. Иначе и нам самим, музейным работникам, неинтересно будет. Пока кто-то видит и чувствует, как это здорово, как это великолепно сделано, продолжает жить всё то, что называется искусством.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах