aif.ru counter
Сергей ЮРЬЕВ
691

Александр Зинин: "Художник, по мнению властей, не должен ни пить, ни есть"

Из архива А.Зинина / АиФ

230 лет назад, в ноябре 1783 года на одном из первых заседаний Российской Академии наук княгиня Екатерина Дашкова предложила ввести в русский алфавит новую букву. Своим отношением к этой дате и значению буквы  алфавита в российской истории и культуре с «АиФ» поделился художник Александр ЗИНИН, автор известного на всю страну памятника букве «ё». Мистика преследовала  седьмую букву алфавита со дня появления до наших дней.

Отмечать надо чаще…

С. Юрьев:  Александр Владимирович, так какую же дату рождения буквы «ё» можно считать официальной?

А. Зинин: Согласно исследованиям Евгения Пчёлова  и Виктора Чумакова, на том заседании Российской Академии наук речь шла о визуально другом знаке - в виде буквы «Ю» с перевёрнутой галочкой или «крышкой» сверху. До этого в русской грамматике было три варианта обозначения данного звука, и тогда был выбран один из них. Принятый тогда символ использовался до того момента, когда Николай Михайлович Карамзин предложил привычное для нас начертание: «букву – «е» с двумя точками наверху». Всё-таки общепринятой датой рождения буквы «ё» согласно «Энциклопедическому словарю» считается 1797 год. Сейчас появилось несколько других вариантов, но это повод отмечать  её день рождения значительно чаще…  А праздники в жизни лишними не бывают. Кстати, официально в русской азбуке знак «ё»  был утверждён лишь в середине XX века. Он даже был обязательным к употреблению в печати в период с 1942 года вплоть до смерти Сталина. А потом это требование как бы отменили, что было частью борьбы против «культа личности».

-  Но почему именно вокруг именно этой буквы происходят такие волнения?

- Дело в том, что многие «высококультурные» люди полагают, что данная буква – символ всяческого непотребства и основа народного нецензурного лексикона. Однако стремление показать свою близость к народу – часть пиара современной власти. И в этом одна из причин того, что идея возвышения и популяризации буквы «ё»  нашла понимание и поддержку со стороны властей.  Таким образом обозначить свою приверженность культурным ценностям оказалось проще, чем реально развивать культуру и вкладывать в неё средства. Но с другой стороны, каждая буква алфавита – священный знак, имеющий сакральную сущность. И внимание к ней, даже такой ценой, в конечном итоге - благо для всех. Даже дискуссии вокруг буквы «ё» ценны хотя бы тем, что привлекают внимание к русскому языку, русской грамматике и даже к русской истории.

Идея, которую подхватили

- Как возникла идея памятника?

- В 1993 году в альманахе «Карамзинский сад» я опубликовал свою «Книгу точности», где было несколько стихотворений и прозаических текстов, посвящённых букве «ё» и Карамзину.  А в 1997 году ко мне в студию пришёл фотограф Володя Никитин, которому я показал эту публикацию и обратил его внимание на дату – как раз в том году букве «ё» исполнялось 200 лет! Он тут же подхватил эту идею и «раззвонил» об этом везде, где только можно. Так что, идея эта вышла из моей мастерской – кто бы ни пытался присвоить себе авторство.

И вот в 2001 году областная детская библиотека объявила конкурс проектов памятника. Это был чисто общественный конкурс, и его организаторы вовсе не планировали вручать награды и обеспечивать финансирование создания памятника. Но в нём приняли участие скульпторы, профессионалы и любители,  со всей страны. Он даже был продлён на год, и 1 апреля 2002 года мой проект был объявлен лучшим в номинации «Профессионал».

- И за счёт чего удалось добиться этого результата?

- Главным образом, за счёт знания предмета. Мало кто знал, например, что Карамзин вводил только строчный знак, ни разу не применив его в качестве заглавного.  С подачи краеведа Сергея Петрова я взял в библиотеке  II книжку «Аони́ды, или Собрание разных новых стихотворений», антологию русской поэзии того времени, вышедшую в 1797 году, редактором и издателем которой был Карамзин. Именно она была первым печатным изданием, где появилась буква «ё»…  Я сделал с неё ксерокопию и при внимательном прочтении ни одной заглавной «ё» там не обнаружил.

Один из символов города

- Как всё-таки удалось воплотить памятник в камне?

-  На открытии выставки, посвящённой 110-летию Аркадия Пластова, в 2003 году я показал свой эскизный проект Зурабу Церетели.  Тот воспринял идею с энтузиазмом и сразу же продемонстрировал эскиз присутствовавшему там же губернатору Владимиру Шаманову. Правда, тот отнёсся к предложению более чем холодно… Но когда пришла администрация Сергея Морозова, власти потребовались свежие идеи. Я направился в Главное управление архитектуры и градостроительства, и там чуть ли не с руками вырвали у меня эскиз, тут же перевели его в чертежи и, даже не уведомив об этом меня, передали исполнителю. В 2005 году установку памятника включили в программу «Культурная столица»,  но к намеченному дню открытия, 5 сентября, даже камни до Ульяновска не доехали. Пришлось устанавливать временный, так называемый «чёрный» памятник из готовых каменных блоков, что были в запасе у «Военно-мемориальной компании». Выглядело это довольно мрачно – так что в народе его прозвали надгробием буквы «ё».

Красный гранит привезли с Украины буквально на следующий день, но на подготовку к установке понадобилось ещё немало времени. Исполнители едва не погубили камень, когда начали высекать букву, так что, в конце концов, пришлось самому взяться за резец и «болгарку». По сути, «выбривал» в камне рельеф в течение месяца… Ну, не было у нас тогда настоящих специалистов по исполнению скульптурных работ.  Так что памятник открыли только в октябре.

- И как проходила церемония?

- Церемония была скромной, но примечательно было, что водитель, который перевозил памятник, старательно тянул время. Как потом выяснилось, он хотел дождаться своих детей, чтобы сфотографировать их на фоне памятника. Так что, этот памятник ещё до установки стал одним из символов города – и это очевидно не только для меня и для властей, но и для большинства жителей Ульяновска. 

- А как вознаградили автора за труд?

- Тяжба с мэрией Ульяновска по оплате моей работы над этим памятников просто выбила меня из колеи на несколько лет. По решению суда мне была выплачена лишь сумма морального ущерба, который оценили в 10 000 рублей. Но авторского вознаграждения я не получил до сих пор и уже на это не надеюсь…  Кстати, инвентаризационная стоимость памятника составила ту же сумму, и я, пользуясь своим авторским правом, а также мои потомки в течение пятидесяти лет после моей смерти могут выкупить памятник по этой цене, чтобы перепродать его или установить в другом месте. Я, конечно, этого делать не собираюсь, а потомки могут и не догадаться… Но всё равно, порой странно наблюдать позицию чиновников от культуры и архитектуры, многие из которых почему-то уверены, что творческие работники не должны ни есть, ни пить, а только воплощать их «потешные» проекты…

Зинин2 Фото: АиФ / Из архива А.Зинина
Зинин2 Фото: АиФ / Из архива А.Зинина

Досье:

Александр Зинин, художник, руководитель изостудии ДК «Губернаторский». Родился 4 февраля 1953 года в райцентре Павловка Ульяновской области. В 1975 году окончил Ленинградский государственный педагогический институт имени Герцена, художественно-графический факультет. С 1975 года живет в Ульяновске. Работал руководителем изостудии областного Дворца пионеров, затем - Культурно-досугового Центра молодежи. До 1990 года участвовал в областных художественных выставках. Автор росписей в школах и вузах Ульяновской области, участник всесоюзных, республиканских, международных научных конференций. Автор «Книги Точности» и памятника букве «ё». Сейчас работает над «Новой Книгой Точности».

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество