165

Не спектакли, но эскизы. Что нового в режиссерской лаборатории О. Лоевского

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. АиФ - Ульяновск 23 09/06/2021
«Лев зимой», королева Элинор (Оксана Романова) общается в сыновьями Джеффри, Джоном и Ричардом (Александр Лебедев, Виталий Злобин, Артем Трохинов).
«Лев зимой», королева Элинор (Оксана Романова) общается в сыновьями Джеффри, Джоном и Ричардом (Александр Лебедев, Виталий Злобин, Артем Трохинов). / Сергей ЮРЬЕВ / АиФ

Последние несколько дней мая ознаменовались знаковым событием в культурной жизни Ульяновска. В областном театре драмы буквально за несколько дней родилось несколько новых спектаклей. Впрочем, человек, благодаря которому они появились, называет их не спектаклями, а всего лишь эскизами. А на вопрос «В чём разница?» даёт лишь один ответ: спектакль репетируется долго и бессмысленно, а эскиз – быстро и осмысленно! Не месяц или два, а три - четыре дня.  

Дух мастера витал над сценой

Итак, в нашем городе состоялась очередная режиссерская лаборатория Олега Лоевского, основателя и художественного директора фестиваля «Реальный театр». Вообще-то, Олег Семенович устраивает подобные испытания театральным коллективах множества городов России, а до Ульяновска он впервые добрался в 2017 году. Он привлекает к молодых талантливых режиссёров, не гарантируя ни им, ни актёрам ничего, кроме интересной и очень интенсивной работы, результаты которой необходимо «с пылу – с жару» вынести на суд местной публики и театрального начальства. В итоге, публика голосует, а начальство принимает решение: включать спектакль в репертуар или «забыть его, как кошмарный сон»… Именно благодаря лаборатории Олега Лоевского на ульяновской сцене появились такие любимые публикой спектакли как «Бесприданница» в постановке Владимира Золотаря, «Страсти по Маддалене» режиссера Евгения Ланцова, «Война еще не началась» Александра Плотникова и, конечно, «Весенняя гроза» Георгия Цнобиладзе.

«Лев зимой», король Генри (Марк Щербаков) занимается воспитанием своих вероятных наследников.
«Лев зимой», король Генри (Марк Щербаков) занимается воспитанием своих вероятных наследников. Фото: АиФ/ Сергей ЮРЬЕВ

Но лаборатория этого года стала особенной, поскольку была посвященной памяти народного артиста России Юрия Копылова, который долгие годы был художественным руководителем главного театра Ульяновской области. В программу вошли пьесы, которые в своё время ставил Юрий Семёнович – разумеется, в новой редакции… Итак, оглашаем весь список: «Лев зимой» по одноименной пьесе Джеймса Голдмена, «Шлюк и Яу» лауреата Нобелевской премии по литературе за 1912 год немецкого драматурга Герхарта Иоганна Роберта Гауптмана и «Обрыв» нашего земляка Ивана Александровича Гончарова.

Спектакль «Лев зимой» в трактовке Юрия Копылова появился в репертуаре театра в 2000 году, а двумя годами позже и сам он, и художник Станислав Шавловский, и ещё трое актёров театра - Клара Шадько, Валерий Шейман, Борис Александрова – были удостоены Государственной премии Российской Федерации за три спектакля. В том числе, и за эту средневековую драму. Впрочем, как оказалось, экспрессивная итальянка Алессандра Джунтини, уже пятнадцать лет живущая в Санкт-Петербурге, вовсе не собиралась соперничать с тенью легендарного мастера. Да, всё королевское семейство – английский монарх Генрих II, его нелюбимая супруга и любимая пассия, а также трое сынов – постоянно заняты дележом провинций, сфер влияния и так далее… Словом, идёт нормальная борьба за власть, полная интриг и жестокости. Впрочем, всё происходящее в благородном семействе могло бы происходить не только тогда – в XII веке накануне Столетней войны, а в обычной коммуналке середины XX века… Только дрались бы родственнички не за Аквитанию или Бретань, а за столик у окна общественной кухни. Да! В принципе, в обоих случаях страсти выглядят крайне схоже. Да и родственники как-то по-своему друг друга любят, не смотря ни на что… Так что, спектакли Юрия Копылова и Алессандры Джунтини связывает только одно… Точнее – один… Человек. Актёр Марк Щербаков, который в прежнем спектакле играл роль принца Ричарда, а теперь дослужился до короля Генри!

Со времён средневековья особо ничего не изменилось…

Куда менее камерной получилась постановка «Шлюк и Яу» - спектакля поистине легендарного. Достатосно сказать, что за всю историю театра данная пьесы была поставлена всего лишь в третий раз. Да и то первая попытка, которую сделали Константин Станиславский, Всеволод Мейерхольд и Владимир Репман, премьерой не увенчалась. Помешала революция 1905 года. Так что, премьера 1992 года в Ульяновском театре оказалась поистине мировой. Тогда парочку нищих пьяниц, ставших пешками в изощрённой игре знатных особ, сыграли замечательные актёры Борис Александров и Владимир Кустарников. Кстати, это один из немногих спектаклей той поры, чья видеозапись не только сохранилась, но и есть в открытом доступе. Так что, кому интересно – может найти и посмотреть. Но и здесь параллели и совпадения практически отсутствуют.  Питерский режиссёр Кирилл Сбитнев перенёс действие в современность, нищих бродяг превратил в рабочих сцены, а представителей знать – в поп-звёзд со свитою фанатов и фанаток. Впрочем, суть сюжета от этого не слишком поменялась, как и уровень актёрского мастерства исполнителей главных ролей. На этот раз парочку несчастных представили Николай Авдеев и Александр Курзин. В остальном спектакль о том же: что человек, скорее, поверит в навязанную ему иллюзию, если та приятнее ему, чем горькая реальность. И ещё о том, что можно оказаться «на вершине», оставаясь по сути полным ничтожеством, начисто лишённым здравомыслия и таланта. Горько это сознавать, но то, что это так становится очевидным при каждом включении телевизора, из которого так и лезут тупые безголосые твари. А в общественном сознании укоренилось к ним такое отношении: если он успешен, если у него бабла немеряно – значит, он (или она) стоит внимания. Притягивает не талант. Притягивает успех, материальное изобилие, возможность вести «красивую жизнь»… За минуту славы, даже самой сомнительной, многие удавиться готовы…

«Шлюк и Яу», Зитзелиль – девица и свиты (Алёна Никитова).
«Шлюк и Яу», Зитзелиль – девица и свиты (Алёна Никитова). Фото: АиФ/ Сергей ЮРЬЕВ
«Шлюк и Яу», Шлюк, познающий сладкую жизнь звезды (Николай Авдеев).
«Шлюк и Яу», Шлюк, познающий сладкую жизнь звезды (Николай Авдеев). Фото: АиФ/ Сергей ЮРЬЕВ
«Шлюк и Яу», Шлюк, познающий сладкую жизнь звезды (Николай Авдеев).
«Шлюк и Яу», Шлюк, познающий сладкую жизнь звезды (Николай Авдеев). Фото: АиФ/ Сергей ЮРЬЕВ
«Шлюк и Яу», Яу (Алксандр Курзин) поневоле становится участником розыгрыша…
«Шлюк и Яу», Яу (Алксандр Курзин) поневоле становится участником розыгрыша… Фото: АиФ/ Сергей ЮРЬЕВ

В общем-то первые два спектакля были встречены публикой благосклонно, хотя над ними обоими витал не столько дух Юрия Копылова, сколько дух Франца Кафки с его всепоглощающим ощущением надлома в жизни общества и каждого отдельно взятого человека. И, честно говоря, было несколько боязно идти смотреть «Обломова» - а вдруг и там тоже самое… Но, как оказалось, путешествие в прошлое может оказаться не только приятным и лёгким, но в какой-то степени жизнеутверждающим, не смотря ни то, что и там далеко не всё просто…

Камерный «Обрыв»

Получилось так, вероятно, оттого, что режиссёр Вера Попова – не из Питера, а из Рязани, и с недавних пор трудится главным режиссёром Лысьвенский театр драмы, что находится в Пермском крае. Премьера спектакля «Обрыв» Юрия Копылова состоялась в 2000 году, и была поистине масштабным зрелищем, где в сценографии угадывались даже силуэты старого Симбирска: знаменитая Гончаровская беседка, храмы, исторические здания. Эскиз Веры Поповой был показан на Малой сцене, и всё действие происходило вокруг стола. А если надо было как-то разделить пространство, переносилось не далее, чем под стол. И, как оказалось, этого вполне достаточно, чтобы передать и характер каждого персонажа, и колорит эпохи. Да, в российской провинции, в каждой отдельно взятой усадьбе была своя жизнь – в меру беззаботная, в меру сложная, в меру… В общем – всё в меру! Олег Лоевский так высказался о спектакле: «Наверное, так выглядела бы жизнь, не будь революции…» Спектакль «склеен» из нескольких эпизодов, казалось бы, не очень друг с другом связанных, но, тем не менее, оказался полон какой-то необычайной лёгкости и света. Едва эскиз завершился и прогремели аплодисменты, высказалась председатель экспертного совета премии «Золотая Маска» Татьяна Тихоновец: «Мы смеялись. Почему? Да потому что мы узнавали свою жизнь в этом Гончаровском тексте. Мне бывает невыносимо смотреть, если просто иллюстрируется классика. Театр должен показывать жизнь такой, какой она могла бы быть сегодня. И благодаря той акварельности, что показал актёрский ансамбль, я впервые ощутила в прозе Гончарова необычайную лёгкость, необычайное изящество».

«Обрыв», Борис Райский (Максам Копылов) и его бабушка Татьяна Марковна (Анна Дулебова).
«Обрыв», Борис Райский (Максам Копылов) и его бабушка Татьяна Марковна (Анна Дулебова). Фото: АиФ/ Сергей ЮРЬЕВ
«Обрыв» Марфенька (Мария Прыскина) и Тит Никоныч Ватутин (Михаил Петров).
«Обрыв» Марфенька (Мария Прыскина) и Тит Никоныч Ватутин (Михаил Петров). Фото: АиФ/ Сергей ЮРЬЕВ

В общем, оценки поставлены, на выходе каждый, кто всё это видел, проголосовал – причём, подавляющее большинство – за включение в репертуар всех трёх постановок. А что с ними будет дальше – зависит от мнения начальства и финансовых возможностей.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах