3084

В ульяновской колонии строгого режима ФКУ ИК-9 обитает милосердие

Елена Огнева / АиФ

Пятеро осуждённых колонии строгого режима ФКУ ИК-9 перечисляют большую часть заработанных средств на счета коррекционного детского дома в Димитровграде и детям Донбасса, которые лишились домов и родных.

От тюрьмы да от сумы…

В России издавна говорят: от тюрьмы да от сумы не зарекайся. Вот уже семь лет колючая проволока отделяет Станислава от привычного мира: жены, дома, маленькой дочки. В колонии его, электрика четвёртого разряда, сразу определили в клуб художником по свету. Станислав делал фонари, оформлял освещение на концертах. Концерты «девятки» считались одними из лучших в области. У Станислава 46 поощрений, 7 грамот, в том числе – за организацию в колонии студии кабельного телевидения.

- Осуждённые регулярно делают выпуски новостей: пишут сценарии, снимают сюжеты, - рассказывает заместитель начальника ФКУ ИК-9 по кадрам и воспитательной работе майор внутренней службы Виктор Денисов. – В течение месяца мы собираем информацию, потом монтируем новости. Люди постоянно заняты. А когда человек занят, у него нет мыслей для дурных поступков.

Станислав привык навещать младшего брата, который с семи лет воспитывался в детском доме. Сегодня Дима уже выпустился из детдома, но продолжает общаться с друзьями и воспитателями. Станислав посылает с ним апельсины, печенье, мыльные принадлежности, прочие мелочи.

- Дети, даже маленькие, всё понимают, - говорит осуждённый. – С пустыми руками к ребятишкам не поедешь. Входишь в группу – и на тебя устремляются несколько пар глаз. Каждый раз они ждут Диму, знают, что его старший брат обязательно передаст с ним подарки. Ни руководство детского дома, ни дети не просили о помощи, будто у них чего-то не хватает, нет такого. Я начал им помогать по собственной инициативе, потом это вошло в привычку. Если бы я был на свободе, я мог бы что-то смастерить для них своими руками. Но пока единственное, чем я могу реально помочь – это перевести деньги с лицевого счёта либо что-то передать с братом. Когда посылаешь деньги, в реквизитах указывается номер телефона, по которому можно выяснить, на что потрачены средства. А если  привозишь подарки, неважно, 100 рулонов туалетной бумаги или килограмм конфет, воспитатели всё фиксируют, потом отчитываются. У них с этим строго.

Опасались дурного влияния

- Первое время руководство детского дома запрещало мне общаться с братом, - продолжает Станислав. – Опасались дурного влияния: часто родственники, оказавшиеся в местах лишения свободы, начинают гонять детей по городу, передачки требовать, но я был настойчив, я же единственный родственник у братишки остался. Нашу маму убили в 2009 году. Я тогда был уже в колонии, а Дима – в коррекционном детском доме. У него была небольшая задержка психического развития. Нам дали испытательный срок – месяц. Сказали, если хорошо повлияешь на брата, разрешим вам дальше общаться. Сейчас воспитатели на нас не нарадуются: братишка меня уважает, прислушивается к моим замечаниям. Месяца за полтора-два я его подтянул по школе. Как правило, воспитанники детских домов учатся плохо, после выпуска их стараются отправить куда-нибудь в деревню, но Димка за два последних года подтянулся в учёбе. После выпуска из детского дома поступил в техникум, получает стипендию, живёт в общежитии, его поставили в  очередь на квартиру. В течение этого года обещали дать жильё в Ульяновске. В техникуме друзья появились, моя жена его навещает. Мы поддерживаем общение с воспитателями, с директором детдома. Они интересуются, как у нас дела. Если у брата возникают проблемы с учёбой, воспитатель может через администрацию учреждения сообщить об этом в дежурную часть, я потом перезваниваю, мы вместе решаем, что делать. Каждые выходные Дима навещает свой детский дом, везёт гостинцы. Мы с женой тоже продолжаем помогать чем сможем. Когда я подавал ходатайство на условно-досрочное освобождение, руководство детдома поддержало меня письмом.

- С самого первого дня администрация учреждения тоже поддерживала ходатайство Станислава об условно-досрочном освобождении, - подтверждает Виктор Денисов, - но суд пока принимает решения не в нашу пользу. Мы не отчаиваемся. Через шесть месяцев Станислав сможет снова подать ходатайство об условно-досрочном освобождении, и, если его поведение не изменится, администрация опять поддержит его.

колония Фото: АиФ/ Елена Огнева

 

Нас здесь кормят, поят, охраняют

Узнав, что Станислав помогает детскому дому, ещё пятеро осуждённых написали заявления на перечисление денег в детские дома и детям Донбасса. Каждый из них перечислил тысячу рублей. Возможно, эта сумма кому-то покажется довольно скромной, но для осуждённых это – большая часть их личных средств.

Алексей И. узнал, что Стас помогает детям из детского дома, и решил поддержать его.

- У меня тоже сын есть, - говорит Алексей. – Я накапливаю деньги на лицевом счёте и посылаю ему переводы. А тут появилась возможность помочь детям, у которых вообще нет родителей. Я получаю 1300 рублей на лицевую карточку. Тысячу решил перечислить в детский дом. Оставшихся 300 рублей мне на личные нужды хватит. Нас же здесь кормят, поят, охраняют.

- Я считаю, что наш святой долг – помогать детям, не только своим, а вообще всем, - подтверждает осуждённый Алексей Д. – На воле у меня супруга, два ребёнка, им тоже непросто, но у них есть я. А многие украинские ребятишки остались без родителей, без домов, без школ. Им труднее. Когда моя жена узнала, что я хочу помочь детям Донбасса, она сказала: «Я тобой горжусь».

- Я считаю, что осуждённые своими поступками доказали, что встали на путь исправления, - уверен Виктор Александрович. – Наличных денег они в учреждении не видят. У каждого есть лицевой счёт, куда поступают заработанные им средства. Часть денег уходит на алименты, часть удерживаем за питание. В итоге лишь около 25 процентов заработка осуждённые могут потратить по своему усмотрению: перечислить родственникам или купить что-то себе в магазине учреждения. Осуждённые написали заявления с просьбой перечислить деньги детям, заявления подписал начальник учреждения, администрация нашла номера счётов, бухгалтерия отчислила детям переводы. Надеюсь, когда осуждённые освободятся из колонии, они больше никогда сюда не попадут. Я всем говорю: В тюрьме делать нечего. Живите, пожалуйста, на свободе.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах