Примерное время чтения: 10 минут
568

Яркие наряды и блинчики для любимого. Секреты счастья серебряной красавицы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. АиФ - Ульяновск 3 17/01/2024

Альберт Сальников и Раиса Ростова – очень необычная и невероятно элегантная пара. Я познакомилась с ними на юбилее моего друга – журналиста Геннадия Краснопёрова.
Подарком для юбиляра от них был зажигательный танец «Цыганочка». Альберт Викторович на флешке заранее записал мелодию, а Раиса Степановна переоделась в яркий цыганский костюм. От Геннадия Ивановича я узнала, что они познакомились в интернете, будучи в «серебряном» возрасте. В 2022 году Раиса стала победительницей Первого городского конкурса красоты и таланта «Серебряная красавица». Раиса Степановна согласилась поделиться с читателями «АиФ» секретами красоты и счастливой семейной жизни.

Досье
Провела детство в деревне. Окончила школу в Димитровграде. После школы уехала на строительство Байкало-Амурской магистрали. Окончила два института. Семейная жизнь не сложилась, но она не отчаялась. Альберт и Раиса состоят в заволжском совете ветеранов, пара работает волонтёрами. Шесть тысяч рублей со своей скромной пенсии они уже передали для бойцов СВО.

Папа – разведчик, мама – пулемётчица

– Мой папа, Степан Александрович Яроцков, – из села Кадышево Карсунского района. А мама, Нина Ивановна Аладина, – из Вешкаймы, – рассказывает Раиса Степановна. – В 1942 году папа с мамой попали в один взвод. Папа был разведчик и связист, мама – пулемётчица. Охраняла пленных немцев, таскала на себе 120-миллиметровые орудия…

Я родилась 21 января 1946 года. После войны мы жили в Сурском, потом переехали в Димитровград. Я окончила школу в Димитровграде и уехала на строительство БАМа. Окончила два института в Иркутске, вышла замуж. Муж был главным инженером атомной станции. Родился у нас сын, но не получилась жизнь, мы разошлись. Я с ребёнком вернулась к родителям в Димитровград. Потом поменяла квартиру на Ульяновск, работала на «Авиастаре». Когда папа умирал, он мне сказал: «Дочка, не сходись ни с кем ни где живёшь, ни где работаешь». И я ни с кем не связывалась.

Сошлись два одиночества!

– Пока сын был со мной, я никого не искала. А когда сын институт окончил, я – в поиски. Разместила свою анкету на сайте знакомств. На анкету откликались в основном преподаватели: доценты, профессора лет на 10 старше. Но мне не нравятся педагоги, они как-то давят на собеседника, диктуют свою точку зрения, не интересуясь ничьим мнением… Постепенно сайт отдвигал мою анкету всё дальше. И когда я уже была на 3800-м месте, ко мне на страничку заглянул мужчина. Всё просмотрел, но ничего не написал. Я подумала: какой красивый мужчина! Написала ему: «Чего это ты мне ничего не написал?» А он ответил: «Уж больно ты красивая, мне надо попроще». Мне это понравилось. Я и правда красивая, но внутри – простая, не высокомерная. И мы стали переписываться. Он жил в городе Кольчугине Владимирской области. Жена умерла от рака. Через год он приехал ко мне. Такой худой, неухоженный, коротко постриженный, будто зек. Я ему постелила в соседней комнате, а сама всю ночь не спала, боялась: вдруг он меня задушит? А он оказался такой простой! Но хороший по характеру! Добряк! Прожил у меня две недели. Я думала, не накормлю его. Он так изголодался! Я люблю готовить. Больше всего мамин борщ. Он отличается от всех остальных борщей, потому что он – мамин. В нём ничего особенного, но он удивительный. Альберт Викторович был у меня в декабре 2008 года. А в мае пригласил меня к себе. Я поехала, побыла у него. А потом мы сели в его «Волгу» и поехали в Ульяновск. Приехали, машину поставили во дворе – и начали жить. Трения поначалу были, но только с моей стороны. Придиралась к Альберту, а он не шёл на конфликт. Молчит. Улыбнётся только. И вот так живём уже почти 15 лет – давно, долго и счастливо. Мы просто два одиночества сошлись.

Фото: Предоставлено героем публикации/ Раиса Ростова

Утром спрашиваю мужа: «Какой чай будешь пить? Блинчики с чем будешь есть?» Не ставлю еду на стол типа: хочешь – ешь, не хочешь – иди. Мне не лень всё это выделывать. Мне надо, чтобы муж подольше пожил. Он у меня хороший. Красивый. Молодой, хотя по паспорту старше меня на семь лет. Я накупила ему одежды всякой. Волосы заставила отрастить. Он сопротивлялся! Но я под себя его сделала. Мы всегда и везде вместе. Новый год встречаем только вдвоём. Никуда не ходим. Наготовим еды, поставим на стол селёдку под шубой, холодец, ещё что-нибудь. А потом ставим фотоаппарат на таймер, бежим и фотографируемся.

Фото: Елена ОГНЕВА

Модница

– Наряжаться я начала с детства. Мы тогда жили в деревне. Мама из Румынии привезла трикотажную ночную сорочку с воротничком с завязочкой, такую розовую-розовую. Я подумала: какая же это ночнушка, если есть воротничок? Когда мама уходила на работу, надевала эту сорочку, поджимала, чтобы она стала покороче. Напудрю нос, кудри накручу на металлический наконечник самописной ручки, подержав над керосинкой, и иду в клуб.

Я всегда высокие каблуки носила. В детстве отрывала каблуки от старых туфель и к своим сандалиям прибивала. Ещё у меня были огромные банты из атласных лент. Ленты были у всех, мы их стирали, потом приклеивали мокрыми к железным печкам-голландкам. Они делались как накрахмаленные.

Мама давала мне денег. За 55 копеек я покупала метр ситца в цветочек и шила платьице за вечер на руках, чтобы на танцы выйти. Платье можно было носить только до первой стирки. Начнёшь стирать – и всё, краска сразу ползёт. С детства хорошо рисовала, мечтала быть художником, мои работы брали на областные выставки. В 14 лет я поступила в Пензенское художественное училище им. Савицкого, но общежития не было, жить надо было на квартире, и мама не рискнула оставить меня в чужом городе, забрала из училища. Помню, рано научилась вязать. Мамины платья перекраивала на себя, за что мне здорово от неё попадало. Но тяга выглядеть хорошо от этого не пропадала. На мой размер 40–42-й сложно было купить готовую одежду: покупала платья и костюмы в комиссионных магазинах, перешивала их на себя. Была очень худенькая. Меня дразнили в деревне: и спичка, и иголка. А приехали в Димитровград (Мелекесс тогда) – самая лучшая стала. Со мной дружили все. Парни могли обхватить мою талию пальцами. Дали мне прозвище Гурченко.

Мы и с Альбертом Викторовичем были такие худенькие, что даже одно время пытались набрать вес. Нам посоветовали пить пиво со сметаной. Года два пили. У меня вырос живот, появился второй подбородок. Альберт поправился на шестом месяце. Перестали пить пиво, у него лишний вес ушёл, а у меня не уходит. Приходится вещи перешивать, хотя одежду очень берегу. У меня много хороших, добротных вещей. Я их ещё на атомной станции покупала. Некоторые вещи могу один раз за год надеть, но не выбрасываю, люблю одеваться всё время в разное. Всегда обдумываю, что надеть, чтобы с ног сшибить всех, но чтобы было не вульгарно и в тему.

Фото: Предоставлено героем публикации/ Раиса Ростова

Мужчину только я привела…

- В 2022 году проходил первый городской конкурс «Серебряная красавица». Мне предложили принять в нём участие. Там было четыре номинации. Для каждой я надевала новое платье, новую шляпу. Сначала нужно было красиво пройти. Вторая номинация – представить себя. Я стихи сочинила о самой себе. Третья номинация – лучшее блюдо. Я принесла торт «Граф», графин с водой на подносе и четыре длинных бокала. Я несла торт, а Альберт Викторович с подносом вышел. Это был фурор! Никто больше мужчину не привёл. Торт мы даже не попробовали. Только конкурс закончился – и его сразу съели. Четвёртая номинация – танец. Альберт Викторович мне музыку нашёл, я под неё прыгала. Мне так хлопали! И вдруг объявляют, что я победительница. У меня даже слёзы брызнули.

Фотосессия с инфарктом

– Конкурс был в марте. Я выиграла сертификат на фотосессию. В марте холод был собачий, а летом жара невыносимая. Но 26 августа заканчивался срок сертификата. Пришлось идти на фотосессию в 30-градусную жару. Молодая девочка-фотограф нас привела в парк «40 лет ВЛКСМ», хотела снять у воды. А там!.. Мы спускались по железной винтовой крутой лестнице к Волге с километр, наверное. Спустились, а там окурки, грязь, рыбьи кости… И я в белом платье и в золотых туфлях! Категорически отказалась на пляже сниматься. Она нас давай назад, да быстрее. Говорю ей: «Вы потише, мы же старики». Кое-как мы поднялись наверх, у Альберта Викторовича костюм был мокрый насквозь. В лесу провели фотосессию. Хорошую, конечно.

Я знаю секрет, как хорошо выйти на фото. Обязательно улыбаться! И глаза повеселее делать – фотография безупречной будет. Съёмка закончилась, а мы идти не можем. Так устали! Сели на скамеечку у входа в парк и до девяти вечера сидели. Я не могла даже пошевельнуться. А вышли на остановку – автобусов уже нет. И вот мы с Верхней Террасы шли домой в Новый город пешком. Почему такси не вызвали? А у нас нет денег на такси. Мы скромно живём. Я только на 11 000 рублей каждый месяц лекарства покупаю. Дошли мы с ним до дома. И через три дня у меня инфаркт! Вызвали скорую, привезли меня в больницу, сделали операцию на сердце, отходила очень тяжело: даже после выписки из больницы ещё год часто вызывала скорую. Еле выжила. Но не покорилась! Буду ли я дальше участвовать в таких конкурсах – не знаю…

Вместо эпилога

- Хочу вот что сказать. Жизнь настолько короткая, что на дрязги её тратить нельзя. Беречь надо друг друга. И не себя любить. Он должен меня любить, а я – его. Меньше о себе надо думать, пусть он обо мне думает и наоборот. Наша семья образовалась через знакомство в интернете. Пусть женщины не теряют надежду, пусть используют и этот ресурс.

В соцсетях сейчас можно увидеть раненных и вернувшихся ребят после СВО. До слёз больно смотреть. У такого человека обязательно в характере будет обида. И вдруг девочка какая-то выходит замуж за него. Надо хорошо подумать, чтобы не разбивать ему сердце. Даже когда сложная жизнь начинается, ты вышла замуж, взяла этот крест и неси его. Бросать нельзя. Это предательство.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах