Примерное время чтения: 11 минут
100

Служил «поэзии охоты». К 150-летию со дня рождения Сергея Бутурлина

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. АиФ-Ульяновск 40 05/10/2022
Сергей Бутурлин
Сергей Бутурлин / Юрий Козлов / Предоставлено автором

150 лет назад, 22 сентября 1872 года, в Швейцарии у эмигранта Александра Сергеевича Бутурлина, сторонника марксистского учения, родился первенец, наречённый Сергеем в память деда-генерала.

По возвращении в Россию А.С. Бутурлина выслали на пять лет в Тобольскую губернию. Спустя два года при содействии высокопоставленных родственников ему разрешили отбывать оставшийся срок ссылки в Симбирске, где он поселился с семьёй в съёмной квартире на Большой Саратовской улице.

Учёный вырос из охотничьих дневников

Сергей поступил в Симбирскую классическую гимназию, но учился без особых успехов и прилежания; его привлекали верховая езда, ловля певчих птиц, охота с луком на щук. Такие возможности открывались во время каникул, когда семья жила в имении бабушки в Белом Ключе Карсунского уезда Симбирской губернии. У знакомого лесника он брал ружьё и бегал тайком на охоту. Вместе с братом Дмитрием они скопили немного денег и купили шомпольные одностволки. По возвращении из леса ружья, иногда неразряженные, прятали в саду. Как-то раз сестрица Варенька во время игры наткнулась на ружьё, которое упало и выстрелило. Разразился скандал, мать потребовала положить конец безобразию. Однако отец решил, что поскольку эта страсть к ребятам привязалась, то пусть занимаются открыто, но под надзором.

Современный вид дома, в котором жила семья Бутурлиных.
Современный вид дома, в котором жила семья Бутурлиных. Фото: Предоставлено автором/ Юрий Козлов
Фото: Предоставлено автором/ Юрий Козлов

Два года пользовался Сергей одностволкой; следующим ружьём стала коротенькая пистонная двустволка Ронже, с которой он любил охотиться в пойме Суры на уток. По совету отца, окончившего естественное отделение физико-математического факультета Московского университета, Сергей начал вести охотничьи дневники, которые станут основой для дальнейших трудов. «Эти дневники <…> ведутся мною в течение длинного ряда лет при моих охотах в разных местах России, но главным образом в Симбирской губернии, – заметит он позднее. – Без таких дневников, конечно, много интересных наблюдений испарилось бы из моей памяти».

Сергей Бутурлин - гимназист
Сергей Бутурлин - гимназист Фото: Предоставлено автором/ Юрий Козлов

В «Охотничьей газете» за 1888 год появились первые заметки юного охотника. В одной из них под названием «Из Симбирска» он рассказал о положительном переломе в деле охраны природы с прибытием нового вице-губернатора В.Н. Бера, страстного и, как подчёркивал автор, настоящего охотника. Тогда же из-под его пера вышли первые стихи, посвящённые охоте. Позднее на страницах журнала «Псовая и ружейная охота» он утверждал, что содержание охотничьих изданий не должно сводиться лишь к «разработке науки охоты, практической помощи советами», но также «культивировать и удовлетворять художественным потребностям охотников, служить поэзии охоты». В течение полувека фамилия Бутурлина не сходила со страниц охотничьей периодики.

В декабре 1891 года Бутурлины были занесены в IV часть дворянской родословной книги Симбирской губернии из Московской. После гимназии Сергей поступил в Императорское училище правоведения в Петербурге, получаемое там юридическое образование ценилось выше университетского и позволяло неплохо зарабатывать. Учёба шла успешно, курсовые работы оценивались «весьма хорошо», находилось время и для охотничьих вылазок.

Оружиевед и орнитолог

Весной 1894 года, окончив с золотой медалью училище, он был определён кандидатом в Петербургский окружной суд. Летом заказал в торговом доме В. Лежена «ружьё шомпольное двуствольное старика Лебеды» за 75 рублей серебром, а осенью был призван на службу в лейб-гвардии конный полк, дислоцировавшийся неподалёку от столицы. Как вольноопределяющемуся первого разряда, от казны ему полагались только оружие и амуниция, но позволялось жить не в казарме, а на вольных квартирах. Относительная свобода позволяла в тире войск гвардии испытывать охотничьи ружья и боеприпасы, изучать влияние погодных условий на дальность и точность боя.

В январе 1896 года Бутурлина произвели в корнеты и уволили в запас. Он вернулся в окружной суд, где исполнял обязанности судебного следователя; принимал участие в охотах на медведя, но любимой была охота на лосей. Через год в Петербурге открылась выставка охотничьего оружия, организованная Императорским Русским техническим обществом. Сергей Александрович был приглашён в качестве товарища председателя и делопроизводителя 1-й секции Экспертной комиссии, где испытывал ружья различных систем, представленных на выставке. Вскоре в «Записках» упомянутого общества появилась его статья «Современное охотничье оружие и огнестрельные припасы» с исчерпывающими сведениями о достоинствах и недостатках отечественных и иностранных ружей. Он обратился к ружейному мастеру Ф.И. Мацке с просьбой изготовить двуствольное ружьё заданных параметров, приложив его описание и собственноручно выполненные рисунки. В результате был создан первый в мире «Парадокс» 24-го калибра, который мог стрелять и дробью, и пулями. К сожалению, Первая мировая война не дала наладить массовое производство такого оружия.

После женитьбы на Вере Владимировне Марковой, сестре бывшего однокашника, Бутурлин работал судебным следователем в Лифляндии, затем – мировым судьёй в Эстляндии (Прибалтика). По поручению научных обществ совершил ряд комплексных экспедиций на Крайний Север, всякий раз пополняя свою коллекцию птиц. Так, за два летних месяца на острове Колгуеве Сергею Александровичу с помощниками удалось сделать маршрутную съёмку большей части острова, послужившую впоследствии основой 10-вёрстной карты, собрать коллекции почв, растений, рыб, насекомых, птиц, млекопитающих и образцы оружия ненцев. Во время годового путешествия по Колымскому краю он собрал более 2000 экземпляров птиц, нашел гнездовья розовой чайки и описал ее биологию. «Непременно подарите в Московский зоологический музей розовых чаек, – писал ему спутник охот и экспедиций Борис Михайлович Житков, – если возможно, то одну или двух, отдельно пару с птенцом (или молодым) и гнездом (т. е. яйцами)…» За обследования северных районов России он был награждён золотой медалью Русского географического общества.

Бутурлин основательно изучал пути миграций птиц при помощи кольцевания, места их токования. Первой большой работой, проведённой совместно с Житковым, стали «Материалы для орнитологии Симбирской губернии». Потом буквально за несколько лет он подготовил монографии о диких гусях и куликах, выпустил «Синоптические таблицы охотничьих птиц Российской империи», чтобы каждый грамотный охотник мог по ним определить всех промыслово-охотничьих птиц огромной державы. В 1916 году Сергей Александрович закончил «Определитель всех птиц европейской и азиатской России и пограничной полосы», но рукопись погибла при захвате Прибалтики германскими войсками. Ему пришлось спешно паковать в ящики коллекцию птиц, книги, личный архив и отправлять в село Усть-Урень Карсунского уезда к помещикам Кротковым, близким друзьям семьи. К тому времени усадьба в Белом Ключе с лесными угодьями была продана одному из местных лесопромышленников. После захвата власти большевиками следы собрания Бутурлина затерялись. Лишь на склоне лет совместно с молодым коллегой Г.П. Дементьевым ему удалось завершить пятитомный «Полный определитель птиц СССР» и получить сотни писем от благодарных охотников, зоологов, краеведов.

Советская власть и Бутурлин

«Революция революцией, а наука остается наукой, – говорил Бутурлин. – Наука политических формаций не признаёт, а у меня другого времени для жизни и исследований не будет». Советская власть направляла его как опытного специалиста в научные экспедиции в Поволжье и на Камчатку, привлекала к разработке научно обоснованного охотничьего законодательства и концепции развития охотничьего хозяйства страны. Учёного пригласили на работу в Комитет Севера при ВЦИК, где он стремился улучшить жизнь коренных народов. Занимаясь природоохранными мероприятиями, он стоял у истоков создания ряда заповедников и Всероссийского общества охраны природы.

Чучело розовой чайки из коллекции Бутурлина (Колыма, 1905 год)
Чучело розовой чайки из коллекции Бутурлина (Колыма, 1905 год) Фото: Предоставлено автором/ Юрий Козлов

В мае 1919 года Сергей Александрович возглавил экспедицию «для научных исследований и собирания естественных коллекций» в бассейне Суры, базой её был город Алатырь Симбирской губернии. Испытывая трудности со снабжением, 23 сентября он писал в местный упродком: «Для продолжения работ в поле моя партия нуждается в приобретении 2 парусиновых и 3 тёплых (ватных) курток, 3 пар суконных костюмов (или материала для них) и 1 головного убора». Помимо собирательских работ, Бутурлин принял активное участие в создании Алатырского института природоведения и мастерских наглядных пособий, пытался отыскать следы своего архива и коллекции птиц. Ему удалось обнаружить часть материалов и половину коллекции птиц (шесть тысяч образцов), которую он затем передал в зоомузей МГУ. Другая часть после различных перипетий оказалась в Симбирском народном музее, её составляющие теперь экспонируются в Бутурлинской комнате краеведческого музея, включая образцы оперения дрофы, фазана и ещё более полусотни птиц.

Перья разных птиц.
Перья разных птиц. Фото: Предоставлено автором/ Юрий Козлов

Заметным событием охотничьей жизни явился выход в 1925 году подготовленной им «Настольной книги охотника», переизданной в 1930 и 1932 годах, которую считали охотничьей энциклопедией. Работая по пятнадцать часов в сутки, в 1934 году Сергей Александрович выпустил монографию «Лоси». Один из его коллег вспоминал, что «он ухитрялся один выследить и убить лося, уложить его на розвальни и привезти домой». Этих крупных животных добыл более полусотни, причём сам вскрывал и потрошил их, изучая как содержимое желудков, так и действие пуль. В феврале 1936 года по ходатайству группы профессоров МГУ Высшая аттестационная комиссия утвердила Сергея Александровича, имевшего юридическое образование, «в ученой степени доктора биологических наук (зоология позвоночных) без защиты диссертации». В некрологе, посвящённом своему учителю «в деле изучения ружья и выстрела» А.П. Ивашенцову, тоже выпускнику училища правоведения, он писал, что «самое лучшее образование – это то, что которое человек сам даёт себе своей жизнью и трудами». Эти слова как нельзя лучше характеризуют жизненный путь самого Бутурлина, покинувшего бренный мир 22 января 1938 года.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах