aif.ru counter
Татьяна ЗАХАРЫЧЕВА
729

Почему Ульяновск не стал столицей Чувашии?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51. АиФ - Ульяновск 19/12/2012
АиФ Досье:

Фото автора.

 

 

Виктор Егоров родился в Чебаково, Чувашская Республика.

В 1983 году закончил естгеофак УлГПИ .

Основной род занятий: преподаватель, художник-скульптор

Основное место работы: Ульяновское гвардейское суворовское военное училище

Раскрасил Черный квадрат

- В прессе прочитала о вас, что вы раскрасили квадрат Малевича. Как вам это удалось?

- Нет, я раскрасил не квадрат Малевича, а Чёрный квадрат - есть разница. Казимир Малевич завершил свою работу в 1913 году, накануне I мировой войны, когда было впервые применено оружие массового поражения. Весь ХХ век прошёл под знаком Чёрного квадрата, осознания угроз цивилизации. Я считаю, что пришло время его раскрасить. И чем скорее мы это сделаем в своём сознании, тем больше шансов на истинное возрождение. Да, я раскрасил Чёрный квадрат, сделав это так же концептуально, как сделал когда-то Малевич, создав собственную систему цвета, которая позволяет мне осознавать жизнь вокруг себя, закономерности, по которым она развивается, и я вижу в этом открытии практический смысл.

- Вы начали заниматься искусством в достаточно зрелом возрасте. Почему вдруг возникла такая потребность?

- Заниматься искусством начал, когда Советский Союз разрушился, и надо было освобождаться от ненужного идеологического груза, которым в институте нам забивали мозг, – научного коммунизма, истории партии… Идти с этим багажом было некуда. И тогда я стал рисовать картинки под названием «Шаг вперёд, два шага назад», «Лучше меньше да лучше», «Капитал 1, 2, 3 том»… Это были графические рисунки. Маслом рисовал «муз перестройки» - Гласность, Консенсус, Конверсию и прочие модные слова, которыми забивали эфир.

- И получилось освободиться?

- Во всяком случае, я никогда не ходил на митинги. Да, было много вещей, с которыми я не мог согласиться, но я чётко осознавал предел, за которым борьба теряла всякий смысл. Например, я боролся, когда решили снести старый симбирский дом, в котором жила моя семья, где у меня была мастерская, из которой вышли мои главные работы. Это было красивое здание в стиле модерн, его надо было восстановить, и у меня было такое желание. Но войну с чиновниками я проиграл.

- Как вы начали заниматься деревянной скульптурой?

- Однажды нашёл на Волге интересную корягу, было жалко её выбрасывать. Сделал из неё жене подарок к деревянной свадьбе. Потом делал ложки-поварёшки, а затем серьёзно занялся этим делом. Мне очень близки слова Сидура: «Не могу топить дровами печь, в каждом полене вижу женщину». Вот и я делал из дерева фигурки женщин.

Было время, когда учительской зарплаты не хватало, а троих детей надо было кормить. Тогда я собрал всех своих деревянных женщин и отнёс в магазин. И они меня кормили: их разбирали как горячие пирожки, особенно перед праздниками.

Про творческий кластер

- Сейчас много говорят об объединении творческих сил региона в кластер. Вы, как скульптор, художник, верите, что это пойдёт на пользу самим творческим силам?

- Стою как-то перед памятником Пластову, кажется, это было как раз в пору Международного культурного форума в Ульяновске, рядом останавливается мужчина, смотрит на памятник и говорит: «Великий русский художник. А стоит здесь как официант…». Я сразу вспомнил, что мой внук этот памятник называет «Дядя суп». Автор памятника – московский скульптор Анатолий Бичуков, а ведь был замечательный проект памятника Пластову у нашего Василия Петровича Шеломова.

После смерти Шеломова я получил его мастерскую, и сразу стали приходить счета за её отопление – 6 тыс. рублей в месяц. А трубы, по которым тепло поступает в дом, лежали абсолютно голые на земле. Так было всегда – я много лет ходил к Василию Петровичу в мастерскую. Вот и получается: хороший заказ скульптору в Ульяновске получить очень сложно, но коммунальщиков он должен кормить. Я написал по этому поводу письмо губернатору и получил ответ от министра культуры о том, что в нашем регионе самые лучшие условия для развития творческих сил.

Американская сказка

- В Чувашском книжном издательстве скоро должна выйти сказка в вашем художественном переводе. Почему вдруг вы этим занялись?

- Да, я перевёл на чувашский язык сказку американской писательницы Элис Маклерен «Гора, полюбившая птицу». Мне эта сказка сразу понравилась, я читал её своим детям и рисовал со всеми своими студентами и учениками, где бы ни работал. В русском переводе она появилась в 1989 году и с тех пор никогда не переиздавалась. Конечно, этой книги давно нет в продаже. Чтобы «вернуть» её, я перевёл текст на чувашский язык, знаю, что издание этой книги готовится также в Украине и Польше.

Ульяновск как столица Чувашии

- У вас есть своя концепция национального вопроса?

- Национальную тему не нужно выпячивать. Это не предмет гордости, равно как и стыда. Для меня национальная идея - девять заповедей сознания ненасилия, которые я сформулировал. И такую идею можно предложить любому, вне зависимости от цвета кожи, разреза глаз и религиозной принадлежности.

- Симбирск, с точки зрения развития чувашской культуры, считается одним из самых интересных мест...

- Да, здесь родился чувашский алфавит. Много ли таких городов, которые могут заявить, что на их территории родился алфавит народа? Первая чувашская школа появилась тоже здесь. Единственный в Симбирске симфонический оркестр был именно в чувашской школе. При ней были мастерские, в которых производили всё, вплоть до сложных механизмов. Это был сильный культурный центр.

Не случайно Ленин предлагал Симбирск сделать столицей Чувашской республики. «Татары взяли губернский город Казань, башкиры - губернский город Уфу, берите губернский город Ульяновск», - говорил он чувашам. Но чуваши попались скромные – отказались. Сначала они хотели основать столицу в Шахазанах (современный Канаш). Потом поняли, что место там неудачное, даже реки нет. В итоге столицей стали Чебоксары.

- Национальная культура питает ваше творчество?

- Конечно! Чтобы найти истину, нужно припадать к чистому источнику. Чувашская культура для меня такой источник. Академик Геннадий Никандрович Волков сказал, что Россия много потеряла и продолжает терять от угнетения чувашкой цивилизации. Культура почти растоптана, к сожалению. Очень много мы потеряли по неопытности. Чем глубже я зарываюсь в эту тему, тем больше вижу вещей, которые связывают чувашскую культуру с общемировой. Одна из самых древних цивилизаций в Европе – Трипольская. Есть исследования, подтверждающие, что булгары, предки современных чувашей, вступили в контакт с трипольцами и позаимствовали у них элементы экономики, культуры, мифологии, а потом передали украинцам. Верность этой гипотезы может быть проверена, например, сравнением орнамента на чувашской и украинской народной одежде.

Спор между татарским и чувашским народами за булгарские корни продолжается. Он очень горячий, но больше никого не интересует.

Про конец света

- Я слышала, что вам предлагали стать настоятелем чувашской церкви. Это правда?

- Да, было время, когда рассматривалась возможность вернуть здания чувашской школы, и создать единый духовно-просветительский центр вокруг неё. И на самом деле мне предлагали получить духовное образование и стать настоятелем церкви. Но это не моё…

- К религии у вас тоже своё, особенное отношение? А в конец света, назначенный якобы на послезавтра, верите?

-Я верю в высший разум природы. Мы крутимся вокруг новогодней ёлки и толком не понимаем, зачем это делаем. А на самом деле - поклоняемся дереву, которое и в стужу остаётся зелёным. Набираемся у него сил, чтобы пережить зиму, и сильными, здоровыми снова встретиться с весной. Осознание себя частью природы – это моя вера. Кто-то может назвать это язычеством, но это не так.

А в конец света, назначенный на 21 декабря, я не верю и вообще не думаю об этом. Мне просто некогда думать о такой ерунде. Если конец света и настанет, то именно потому, что представители разных религий окончательно растащат людей в разные стороны.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество