aif.ru counter
362

Антонина Червякова: «Я первая узнала о том, что закончилась война»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. АиФ - Ульяновск 18 04/05/2016
Фото предоставила Ольга Котельникова / АиФ

Жизнь нашей героини условно можно было бы разбить на три вехи по имени: Тонечка – Антонина – Антонина Ивановна. Но это если – условно. Потому что судьба её настолько цельная, что дробить её никак не получится.

«Многие будут помнить тебя как честного воина со спокойным и ровным характером. Особенно памятна ты нам – разведчикам. Ты наш незабвенный комбат, хороший товарищ военных тяжких дней. Будь же всегда счастлива и не забывай подруг. Варшава. 1945г.», - эта запись была сделана на обороте фотографии однополчанами Антонины Ивановны Червяковой.

За неделю до войны

На свет Тонечка появилась в семье фельдшера Ивана Трошенькина. Спустя два года – в 1925-м – семья вслед за отцовским назначением перебирается в посёлок Ивановский, затем – в Кадышево и, наконец, в  райцентр Карсун, где хрупкая юная красавица получила аттестат зрелости.

Тоня и её родители.
Тоня и её родители. Фото: АиФ/ Фото предоставила Ольга Котельникова

- Мой выпускной был 16 июня 1941 года, за неделю до войны, - вспоминает Антонина Ивановна. Отец к тому времени уже был на войне. Забрали его ещё в марте – на курсы переподготовки медработников. Там – наверху – готовили кадры для предстоящего ада. Так что и проститься с батюшкой Антонине не довелось. Того сразу на фронт отправили. «Под ружьё»  встал в составе 1-го Белорусского. Боевое крещение принял под Смоленском. Спустя два года война для Тонечки начнётся там же. Только вот коллегами с отцом они так и не стали: хотя Антонина и прошла курсы медсестёр, а пригодилась-таки в разведке. А ещё она не попадала в плен, как её отец, бежавший из концлагеря на территории Украины.

Слушая небо

В институт Тоня поступила сразу. Однако выучиться не довелось. Мать писала письма: приезжай, одной мне с шестерыми трудно (Антонина была старшей из семерых детей в семье Трошенькиных). Тоня вернулась.

- В сорок втором военкомат направил меня на курсы медсестёр  при Карсунском медицинском училище, - вспоминает она.

А через год пришла повестка на фронт. На корочки медсестры даже не взглянули, что Тоню несколько удивило. Но начальству видней, подумалось тогда.

В отделении разведки 3-го дивизиона 1088-го  зенитного полка служили почти одни девушки. Готовили серьёзно, без скидок на прекрасный пол, вспоминает Антонина Ивановна:

- Мы слушали небо, определяя тип пролетающих самолётов. А когда определяли – передавали координаты для командования. Наблюдательный пункт обыкновенно находился на возвышенности. Вот и сидишь там, смотришь в бинокль, держишь ухо востро.

Сёстры

- От такого перенапряжения, от недосыпания глаза болели так, что закрывались от света, а в ушах стоял постоянный гул – самолёты, взрывы, стрельба, - рассказывает наша собеседница. – Но девчонки наши не жаловались. Может, даже покрепче иных мужиков были.

Такое вот совпадение: младшая сестра Антонины Ивановны – Анна – тоже воевала воздушной разведчицей. Но и оно – ерунда в сравнении с тем, что война, разделив сестёр, сама же и устроила им негаданную встречу:

- Это в Варшаве уже было, мост тогда через Вислу взорвали, - рассказывает баба Тоня так чётко и уверенно, будто это вчера только было, а не 70 лет назад. – Наша часть стояла там, а их – только-только прибыла. Как она меня тогда разыскала – ума не приложу. Наверно, кровь родная подсказала, что я где-то рядом. Так мы и пробыли с ней три дня, пока мост восстанавливали.

Тоня Трошенькина (слева) с боевыми товарищами. 1945 г.
Тоня Трошенькина (слева) с боевыми товарищами. 1944г. Фото: АиФ/ Фото предоставила Ольга Котельникова

Родственный дух этот на фронте ощущался каждым волоском, каждой клеточкой, говорит Антонина Ивановна и добавляет, мол, не только в родственных связях дело:

- Там, - говорит она, - все были родные. Каждая друг дружке – сестра. Помню, когда нас в очередной раз бомбили, много девочек погибло. Но нам даже не разрешили смотреть на  похороны. Боялись всеобщего эмоционального срыва. В апреле 45-го судьба приготовит ей ещё одну чудесную встречу. На этот раз она встретилась с отцом, которого не видела с 1941 года. Так судьба переплела их фронтовые судьбы ещё раз.

Надпись на обороте фотографии:
Надпись на обороте фотографии: "...Ты - наш незабвенный комбат, хороший товарищ военных тяжких дней". Фото: АиФ/ Фото предоставила Ольга Котельникова

А в ночь с 8 на 9 мая ей довелось первой в полку узнать об окончании войны. Именно она, находясь на дежурстве, приняла телефонный звонок из оперативной части. Тут же сообщила командованию. Спящих девочек подняли по тревоге. Те не зная, что и думать, мигом выскочили на улицу. И тут сообщают: всё, девочки, победа. Как они кинулись обнимать и целовать Тонечку! Будто это она заставила гитлеровское командование подписать капитуляцию.

Каштановый следователь

Вернувшись с войны, Антонина поняла, что к спокойной жизни душа не лежит: «Ну не моё это!» - вертелось в голове. И пошла работать практически по фронтовому профилю. Только не разведчицей, а следователем в прокуратуру. Правда, сначала была юридическая школа, 12 лет работы нотариусом.

- А в Карсунской прокуратуре я 17 лет проработала, - говорит Червякова. - Там-то мне навыки, полученные на фронте, и пригодились. Внимательность, способность мыслить логически, сопоставлять факты.

«Следователь прокуратуры Червякова А.И., выезд на место происшествия, 1975 г.»
«Следователь прокуратуры Червякова А.И., выезд на место происшествия, 1975 г.» Фото: Прокуратура Ульяновской области

И сегодня новые поколения сотрудников районной прокуратуры  шефствуют над Антониной Ивановной. Не так давно, например, совместно с районной властью, помогли оформить документы на установку газового оборудования. Хотя она весьма самостоятельная женщина, даром что ей 93 года. Я, говорит, сама себя обслуживаю, и этим довольна. Баба Тоня сама ходит с ведром за водой в колонку и в магазин за хлебом. В город – к дочерям, внучкам и правнучке – даже не думает переезжать. А на 9 мая на парад  непременно приходит к монументу «Родина-мать» в Карсуне.

Антонина Ивановна с маленькими

Антонина Ивановна с маленькими "умками", с которыми она сажала каштаны. Фото: АиФ/ Фото предоставила Ольга Котельникова

Два года назад «незабвенный комбат»  преподнесла подарок местному детсаду «Умка» - подарила несколько саженцев каштана, которые вырастила сама. Надо было видеть глаза детей, которые впервые в жизни сажали деревца, поливали их. Деревья прижились, растут. Наверное, потому что подарены были от души. Как и всё, что делает Антонина Ивановна Червякова.

«АиФ» благодарит главного редактора газеты «Карсунский вестник» Ольгу Котельникову за предоставленные материалы и фото.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество