aif.ru counter
Алексей ЮХТАНОВ
906

За что симбиряне уважали акшуатских помещиков

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. АиФ - Ульяновск 18 04/05/2016

В одной из недавних публикаций мы писали о симбирском художнике Василии Худякове, которого отправил учиться в Москву его барин Николай Поливанов, владелец имения Акшуат. Характерно, что даже сейчас в Барышском районе хорошо вспоминают помещиков Поливановых. Наиболее глубокий след в народной памяти оставил сын Николая – Владимир Поливанов – владелец акшуатского имения в конце XIX – начале XX века.

Интересные свидетельства об этой, безусловно, выдающейся, фигуре российского масштаба мы почерпнули из рассказов Розы Бузулуцкой, дед которой, Алексей Трофимович Платонов, служил кучером у Владимира Поливанова. О некоторых интересных эпизодах, связанных с Поливановыми, нам сообщил историк-краевед Иван Сивопляс.

Предводитель дворянства

Итак, Владимир Поливанов (1848-1915) родился в Симбирске, потомственный дворянин, один из крупнейших землевладельцев. После смерти отца в 1874 году он стал единственным наследником обширных земельных владений – более девяти тысяч десятин в Симбирской и Казанской губерниях. Был владельцем двух винокуренных, лесопильного и черепичного заводов. В 1869 году окончил юридический факультет Казанского университета и в 1870 году определён на службу в канцелярию Комитета министров и состоял директором Санкт-Петербургского тюремного комитета. Вскоре оставил государственную службу и посвятил себя земскому делу. С 1875 неоднократно утверждался почётным мировым судьёй по Карсунскому и Симбирскому уездам. С 1877 года – почётный попечитель симбирской гимназии. С 1898 и до конца жизни был губернским предводителем дворянства. С 1899 — действительный статский советник, с 1903 — гофмейстер. В 1906 избран членом Государственного совета от Симбирского земства. Отличался крайне консервативными политическими взглядами, в декабре 1906 года стал одним из инициаторов создания Симбирского отдела «Союза русского народа», более известного как «Чёрная сотня». Инициатор создания и председатель Симбирской губернской учёной архивной комиссии, известен своими трудами по археологии и изданием памятников старины. В 1890-х годах в своём симбирском имении Акшуат основал дендропарк. В основе фондов областных Художественного и Краеведческого музеев лежат коллекции Владимира Поливанова.

Относился как к сыну

– Мой дед Алексей Трофимович возил Поливанова от Акшуата до Симбирска на лошадях,  - рассказывает пенсионерка, бывшая учительница Роза Бузулуцкая, – Сама я деда не помню, но знаю о нём по маминым рассказам. Владимир Николаевич относился к своему кучеру не просто как барин к обслуге. Он для него был – как сын. Сбережения, которые дед скопил на своей кучерской службе, очень помогли нам уже в советское время. Барин расплачивался с кучером не только бумажными, но и золотыми деньгами. При этом давал совет: тратить на жизнь именно бумажные деньги, а золотые – копить. Дед поступал по его совету: прятал золотые монеты в икону, которая была устроена как ящик. В 1937 году, когда сыновья Поливанова уже давно были в эмиграции, а в Акшуате был колхоз, дотла сгорела вся наша улица Теребиловка. И крестьяне не могли купить лес, ни у кого не было денег. О какой-либо помощи погорельцам не приходилось и мечтать. Вот тут-то дед дал своему зятю (мужу маминой сестры) золото, которое тот поменял на бумажные деньги.  Купил лес, построили два дома, в один из которых вскоре переехала наша семья.

– Известна история о том, как уже после смерти Сталина кто-то из сыновей Владимира Поливанова (который, напомню, скончался в 1915 году) прислал из эмиграции письмо в Акшуатский сельсовет, – рассказывает краевед Иван Сивопляс, – это произошло после того, как была разрешена переписка с заграницей. Поливановы интересовались, много ли населения проживает в бывших имениях, как живут крестьяне, хорошо ли питаются? Письмо тогда было опубликовано в «Ульяновской правде», а под ним был напечатан язвительный и откровенно хамский ответ. Этакий «наш ответ Чемберлену», смысл которого сводился к тому, что, мол, советские колхозники не нуждаются в заботах бывшего барина. И написано это было от имени самих акшуатских жителей. Людям, конечно, зачитали «их» ответ на политинформации. Многие тогда и после признавались в том, что им очень стыдно за то, что такое написано от их имени.

– Поливановы никогда не оставляли в беде крестьян, – добавляет Роза Михайловна. – Если корова пала, давали денег на телёнка. Или жеребят со своего двора. Могли дать денег на покупку, например, баранов. И это приводило к тому, что люди к ним относились доброжелательно. Но Владимир Николаевич не был «добреньким». Всё же он предпочитал заниматься не раздачей денег или иных благ, а старался создать производства, где люди могли бы заработать, сами обслужить себя. Им было организовано тележное и колёсное производство, изготовлениес рогожи. Он устроил два небольших барских пруда и один большой – для крестьян. На плотине была оборудована мельница, которой пользовались не только жители села, но и всех окрестных деревень. Название нашей улицы «Теребиловка», например, происходило от производства льняных и конопляных тканей, сырьё для которых тут же и выращивалось. Многие предприятия, которые развивались при Советской власти, закладывались при Поливанове. Леспромхозы и прочее. Заботился Поливанов не только о людях, но и о земле. Если вы поедете в Акшуат, вы увидите, что почва под ногами – чистый песок, а под песком – камень. Поливанов как высокообразованный человек понимал, что за такой землёй нужен особенный уход. Спасение для почвы он видел только в лесах. Когда к нему приезжали гости, обязательно привозили что-то из растительности. Была, например, карельская берёза. В парке были самые разные деревья. А кедровые аллеи сохранились и до настоящего времени. Там сейчас пионерский лагерь. Лётчики рассказывают, что сверху в зелёном лесном массиве можно рассмотреть голубые буквы «ПОЛИВАНОВЪ», выведенные посадками голубых елей.

– «Добреньким» Владимир Николаевич точно не был, – добавляет Иван Сивопляс, – он был жёстким, и иногда доходило до эксцессов. Когда в здании губернского земства (нынешнего Главпочтамта) во время заседания какие-то революционные элементы вздумали бросать в него яблоками и листовками с балкона, Поливанов, мощный и немолодой дядька бегом побежал ловить этих «товарищей», бросившихся наутёк, это был эпизод показательный.

Пострадал вместе со Столыпиным

– Известно покушение на Петра Столыпина на Аптекарском острове в Санкт-Петербурге. В связи с этим обычно не упоминают о Владимире Поливанове. А ведь он в этот момент находился на приёме у премьер-министра и тоже пострадал от взрыва, – сообщает Иван Сивопляс.

Неурожаи и пожары в 1906 году в губернии заставили симбирских дворян просить помощи для пострадавших в российском правительстве. Для поездки в Петербург Дворянское Собрание делегировало Поливанова и председателя губернской земской управы Белякова. Встреча с Петром Столыпиным была назначена на 12 августа 1906 года. Как только ходатаи вошли в кабинет премьера, раздался оглушительный взрыв, в результате которого Поливанов и Беляков потеряли сознание. Столыпин отделался лёгким сотрясением мозга. Всего же от взрыва, устроенного террористами, погибли 27 человек, сто человек получили ранения, в том числе сын и дочь Столыпина.

История акшуатского дендропарка связана с В. Поливановым, который был вынужден прибегнуть к лесоразведению на песках и старых порубках, потому что при суховее песок занимал лучшие земли.
История акшуатского дендропарка связана с В. Поливановым, который был вынужден прибегнуть к лесоразведению на песках и старых порубках, потому что при суховее песок занимал лучшие земли. Фото: Команда Кочующие

Собиратель истории

Владимир Поливанов вместе с Павлом Мартыновым стал инициатором создания в 1895 году Симбирской губернской учёной архивной комиссии. Он выступил автором множества исторических трудов. И стал первым археологом, профессионально занимавшимся раскопками в губернии. С 1890 года копает Муранский могильник в Сенгилеевском уезде, а позже создаёт «Археологическую карту Симбирской губернии» (1900).

– Археологическая карта – одно из любимых детищ Поливанова, предмет его заслуженной гордости. Она вводит в научный оборот обширный археологический материал, выстраивает и описывает его по наиболее совершенной для того времени «французской методике». Труд не утратил своего значения и сегодня, поскольку за прошедшие сто лет другого подобного издания выпущено не было, – говорит археолог, к.и.н. преподаватель УлГУ Александр Вискалин.

Историк и литератор, археолог и коллекционер, он, несомненно, принадлежал к плеяде выдающихся общественных и государственных деятелей в русской истории. Владимиру Поливанову были присущи энциклопедические знания и глубокое понимание исторических процессов, чувство ответственности за судьбы национальной культуры и самого народа российского.

В статье были использованы публикации искусствоведа Луизы Баюры и писателя Ольги Шейпак.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество