Примерное время чтения: 11 минут
247

Рамиль Летфуллов: Арктика - это тоже наша Родина, и она нуждается в защите

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. АиФ - Ульяновск 35 01/09/2021

В субботниках хотя бы раз в жизни участвовал, наверное, каждый из нас, внося по мере сил и возможностей свой вклад в преображение двора, парка или любимой набережной. Наш герой пошёл дальше — пока большинство ульяновцев мечтали о южных морях или же наслаждались тем, что смогли воплотить эту мечту в реальность, он отправился на север — проводить генеральную уборку в тундре. В течение 12 августовских дней Рамиль Летфуллов в команде из 18 добровольцев трудился на побережье Карского моря Ямало-Ненецкого автономного округа, расчищая его от мусорных завалов, за время освоения Арктики накопленных здесь в несметном количестве.

Не для слабаков

С идеей провести «большую арктическую уборку» в начале июня этого года выступили капитан ледокола «50 лет Победы» Дмитрий Лобусов и капитан ледокола, Герой труда РФ Геннадий Антохин. Проект, получивший название «Чистая Арктика», объединил экоактивистов, учёных, представителей власти и бизнеса, общественников. Не осталось в стороне и молодёжное крыло Общероссийского народного фронта, первая смена которого уже в первых числах августа была на месте. Точнее, в двух местах сразу — одна группа ребят наводила порядок на полуострове Таймыр, вторая — на побережье Ямала. Собственно, в эту группу наш герой и попал.

Досье
Рамиль Летфуллов. Родился в 1990 году в Чердаклинском районе. Окончил Ульяновскую государственную сельскохозяйственную академию (ныне аграрный университет) по специальности «Инженер», специализация «Механизация сельского хозяйства».

С. Чернышова: Рамиль, я правильно понимаю - ребята из «Молодёжки ОНФ» регулярно участвуют в подобных экспедициях?

Р. Летфуллов: Всё верно. В нашей команде были три парня, которые буквально за пару дней до поездки в Арктику вернулись из Крыма, где помогали ликвидировать последствия обрушившегося на полуостров ливней. В прошлом году наши, ульяновские, ребята, работали в городе Тулун Иркутской области, серьёзно пострадавшем от паводка. Я принимал участие в организации групп из Ульяновска, но поехать самому не получилось. А вот на этот раз всё удалось.

- Сложно ли было попасть в проект - всё-таки Север, край суровый?

- Ничего сложного: достаточно было иметь сертификат о вакцинации от ковида или справку о наличии антител, быть здоровым физически и психически. Последнее, кстати, очень важно: когда ты попадаешь на Север и осознаёшь, насколько это далеко от цивилизации и той реальности, которая окружала тебя только вчера, ничего изменить уже нельзя — ни пешком, ни на машине ты оттуда не выберешься, и с этим нужно смириться, не предаваясь панике и отчаянию. Есть, конечно, вариант дождаться вертолёта, но он летает крайне нестабильно и не в любую погоду. А погода в Арктике весьма переменчива — до обеда может быть наш август с температурой +15 - +25, а после обеда - октябрь, причём с дождём и туманом. Я сам наблюдал, как в течение пяти минут видимость с 250 — 300 метров уменьшается до 20 — 50. И вот что удивительно — когда с океана надвигается туман, ты чувствуешь, как капли попадают тебе на лицо, слышишь, как они стучат по плащёвке — и это не капли дождя, а именно капли тумана. Очень необычно.

Откуда пингвин?

- Раз уж вы начали говорить о необычном, предлагаю эту тему продолжить.

- С удовольствием. Мы жили в вахтовом посёлке Харасавэй, дальше — только Карское море и Северный Ледовитый океан. Природа там удивительная — скупая и разнообразная одновременно; ромашки, например, — до колена, а вот берёзы и ивы — по щиколотку, очень много разных цветов, причём аромат от них настолько насыщенный, что его просто невозможно не почувствовать, и мхи повсюду — 1100 видов! А ещё мы приехали в полярный день, и это было для меня очень необычно — солнышко доходит до уровня заката (как у нас часов в восемь — девять вечера), проходит вдоль линии горизонта и направляется в сторону зенита, словом, не темнеет вообще.

- А белых медведей встречали?

- Было дело. Сначала мы заметили следы, а потом самих медведей — маму и медвежонка, к счастью, на приличном расстоянии от нас. С медведями, кстати, история отдельная. Когда мы добирались до объекта, где нам предстояло работать, первыми вахтовку (автобус для вахтовиков) покидали дозорные, которые уходили на 300 метров вправо и влево и занимали возвышенности, откуда можно было вести обзор на все 360 градусов. И всё это для того, чтобы вовремя заметить приближающихся медведей. Зверь это серьёзный, опасный, человеку с таким лучше не встречаться — не дворовая собачка, всё-таки. Впрочем, знакомство с медведями было для нас событием вполне ожидаемым, а вот на что мы не рассчитывали совсем, так это встреча с... пингвином. Мы поначалу даже глазам своим не поверили: пингвины - они же в Антарктиде живут, а здесь - Арктика! Местным рассказали - они не поверили, пришлось искать информацию в интернете. И что вы хотите - нашли: оказывается, мы не первые, кто встретил пингвина в этих широтах - какие-то птички-одиночки нет-нет да и заплывают на пляжи Карского моря. Но больше всего меня потрясло не это, а то, что эта уникальная, самобытная природа существует в обрамлении несметных залежей металлолома - начиная от каких-то раскуроченных бочек, лестниц, металлоконструкций и заканчивая брошенной техникой, которая даже не отработала свой век.

Фото: ОНФ

Утилизируют или переработают

- И вы занимались тем, что этот хлам собирали?

- Да, конечно. Приезжали после завтрака и приступали к работе - собирали ржавые конструкции в общую кучу или сразу в кузов грузовика. Сначала трудились по схеме «50 минут работаем, 10 отдыхаем», но быстро поняли, что так не пойдёт - из-за того, что содержание кислорода в воздухе там на 20% меньше, чем у нас, усталость наступала очень быстро. Пришлось переключиться на другой график - 40 минут работа, 20 - перерыв. Естественно, нам помогала спецтехника - ее предоставили предприятия, которые так же, как и мы, подключились к проекту «Чистая Арктика».

Фото: ОНФ 
Фото: ОНФ 

- Вы собрали железо... но что происходит с ним дальше?

- А дальше его погрузят на баржу (этот момент мы уже не застали) и отвезут на материк - что-то утилизируют, что-то переработают.

- О том, чем вас удивила северная природа, вы рассказали. А мусор вас тоже заставлял удивляться?

- Мне кажется, что каждый «мусорный» объект чем-то уникален. Взять к примеру, огромную баржу, которая бог его знает, сколько лет лежит на берегу - корма находится на суше, а «хвост» погружен в песок Карского моря. Понятно, что сделать что-то с такой махиной нам было не по силам - чтобы ее распилить и вывезти, нужна тяжелая техника. Зато на её фоне можно делать интересные снимки, чем мы и занимались, окрестив саму баржу экскурсионным объектом. Другой пример - огромные эхолокационные установки. Такое ощущение, что человек был здесь совсем недавно, а ведь они стоят брошенными с 1970-х годов.

Языком цифр
По данным ОНФ, за 12 дней работы на Ямале и Таймыре активисты расчистили более 6 гектаров арктических территорий, собрав более 65 тонн металлических отходов и прочего мусора.

Мы не дураки - мы Родину любим!

- А вот интересно, как к появлению вашей команды отнеслись местные жители?

- Увы, с местным населением пообщаться не удалось. Мы видели нескольких человек, перегонявших стада северных оленей, и собственно, все. В тех местах людей, вообще, очень мало, живут они самобытно, в чумах, занимаются оленеводством. А вот с кем мы, действительно, общались, так это вахтовики-нефтегазодобытчики, в посёлке которых наша команда жила. Это люди, которые приехали на Север за большими деньгами, и многие из них откровенно не понимали, какая причина может заставить человека поехать на Север добровольцем, не получая за свой труд каких-то баснословных денег. Некоторые, не стесняясь, говорили: «Вы что, дураки?», на что мы возражали: «Нет, мы не дураки, мы идейные, мы Родину любим». Впрочем, к концу экспедиции некоторые вахтовики, изначально негодовавшие по поводу нашего присутствия в посёлке, нашими идеями прониклись и прощались с нами довольно-таки тепло.

Фото: ОНФ 

- Какое главное открытие для себя вы сделали во время своего арктического субботника?

- Я расширил для себя понятие «Родина»: понял, что это не только то, что окружает меня здесь, в средней полосе, что Арктика - это не какие-то далёкие земли, которые не имеют к нам никакого отношения, что наша Родина — это гораздо больше, нежели мы могли себе представить, и что её хрупкая экосистема нуждается в сохранении и защите.

- Очистка тундры - дело, безусловно, благородное, а своей малой родине вы тоже помогаете?

- Стараюсь. Несколько лет назад мы с ребятами очистили от поросли заброшенный берег у дома культуры в Чердаклах. Сейчас это огромная площадка, где любит проводить свободное время молодёжь и где проходит фестиваль районного масштаба «Контур».

- Смотрю, сегодня вы снова с рюкзаком. Куда на сей раз, если не секрет?

- В Якутию. В этом году регион сильно пострадал от лесных пожаров. Сейчас ситуация под контролем, но в некоторых районах населению нужна помощь, в том числе и с восстановлением лесного фонда. Раз уж есть такая возможность - помочь, то почему бы ей не воспользоваться! Жаль только, что с дочкой опять разлучаюсь - скучать по ней буду.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах