aif.ru counter
91

В Ульяновске прошел «революционный» фестиваль

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. АиФ - Ульяновск 14 05/04/2017
 Ульяновцам посчастливилось услышать симфонические поэмы Сойникова
Ульяновцам посчастливилось услышать симфонические поэмы Сойникова © / Ульяновский Дом музыки

Что получилось

На всех концертах – полные или почти полные залы. Ульяновская филармония, став Домом музыки, вывела работу со зрителем на новый профессиональный уровень, «приучив» людей к фестивалю. Составляющие успеха – грамотное продвижение, автограф-сессии и встречи со зрителями после концертов, хорошо изданный фестивальный буклет и листовки, хорошая наружная реклама и работа со СМИ. Основой успеха стала «мультимодальная» программная политика: состав исполнителей и стилей покрывал широкий спектр вкусов – народная музыка, симфонический оркестр, хоровая капелла, джазовые концерты, балет, сольные инструменталисты и вокал. В зачёт организаторам поставим концерты таких «топовых» музыкантов, как Денис Мацуев и Алексей Архиповский.

Что вызвало недоумение

Новая концепция звука. Теперь все акустические концерты подзвучивают микрофонами, даже симфонический оркестр и хоровую капеллу, чего раньше не было. Звукорежиссёры объясняют это тем, что на дальних рядах амфитеатра БЗЛМ ничего не слышно. Но микрофоны усиливают всё хорошее и особенно – всё плохое. Усиленный – с эффектом холла – звук оркестра воспринимается как синтетический, неестественный. Магнитогорская капелла звучала резко, форсированно громко. Для «электрических» концертов Большой зал мемцентра приспособлен ещё меньше, чем для акустических. Когда Архиповский играл на своей начинённой звукоснимателями балалайке быстро и громко, полезный звук тонул в сплошном гуле, создаваемом диффузорами колонок. Несколько лет назад говорили о необходимости акустической реконструкции БЗЛМ, зарубежные специалисты брались улучшить акустику. Зря отказались от этой идеи. Или же – городу нужен другой концертный зал.

Что разочаровало

Видеоряд. Отныне концерты не только подзвучивают, но и раскрашивают, то есть сопровождают проекцией разных картинок на задник сцены. У каждого человека при прослушивании музыки возникают собственные образы, так нужно ли навязывать ему посторонние? Это отвлекает, сбивает с настроя. Если на джазовом концерте квартета Вадима Эйленкрига это не сильно мешало, то симфонические поэмы Александра Сойникова неизмеримо богаче картинок, которыми их сопровождали.

Ещё хуже, когда эти картинки случайны или вообще не в тему: пианист Олег Аккуратов играет «Март» Чайковского, а на экране – сентябрь и жёлтые листья. Сюиту «Время, вперёд!» Свиридова иллюстрировали картинкой паровоза, а почему, скажем, не стартующего космического корабля? Уверен, что слушатели способны разобраться в настроении музыкального произведения без визуальных подпорок такого рода.

Что раздражало

Свет. В Мемцентре работает светорежиссёр-затейник, который любит мигать лампочками как бы в такт музыке, как это было на концерте Архиповского и на других. Этот человек, очевидно, настолько лишён вкуса, что не понимает, как пошло и дёшево это выглядит, как мешает исполнителю и залу.

Что запомнилось

Открытие фестиваля с Денисом Мацуевым и его смелое, размашистое и при этом предельно точное исполнение «Рапсодии в стиле блюз» Гершвина.

Фестиваль открыл Денис Мацуев.
Фестиваль открыл Денис Мацуев. Фото: Ульяновский Дом музыки

Мировая премьера фантастической симфонии «Мастер и Маргарита» Александра Сойникова. Сложная, эмоционально насыщенная музыка. По признанию автора, он писал её последние 30 лет, так что от первой редакции осталось не больше пяти минут звучания.

Со временем этого композитора назовут классиком, но это – потом, потому что современникам трудно адекватно оценить масштаб дарования человека при его жизни. Сойников и сам это понимает, поэтому пишет для «потом», отказываясь от сиюминутных предложений, даже если они сулят деньги.

К счастью, его музыку стали исполнять в России чаще. Ульяновцам посчастливилось услышать и две его симфонические поэмы – «Русь непобедимая» и «Приношение Востоку», последняя – для необычного солирующего инструмента, дудука (солист – Станислав Жуковский, Австрия).

Итальянец Риккардо Ринаудо запомнился не обещанным зрителю горячим южным темпераментом, а отсутствием сценической харизмы при великолепном голосе, по тембру напоминающему голос Майкла Бубле. Дело в том, что вместо общения с публикой в зале ДК «Руслан» он общался с планшетом, откуда считывал слова песен. Певец почему-то приехал без своей программы и спел вещи из репертуара «Академик Бенда», которые наскоро отрепетировал накануне концерта.

Обиженные новогородцы сетовали: нас позвали послушать караоке? У профессионалов из ульяновского диксиленда есть опыт дистанционной подготовки программ, как в случае с британцем Грегом Кофи Брауном, почему нельзя было так же поступить и в этот раз? Времени хватало.

Насколько же выигрышным по сравнению с Ринаудо (а также с Асет Самраиловой, которой аккомпанировал слишком хороший для неё квартет Вадима Эйленкрига) было выступление незрячего пианиста и вокалиста Олега Аккуратова, который не только виртуозно и при этом вдумчиво играл сложнейшие произведения Бетховена, Шопена, Листа, но и джазовые произведения, в том числе собственного сочинения. Олег к тому же ещё прекрасный певец: тёплыми интонациями в голосе он напоминает Ната Кинга Коула, понимает и чувствует то, что поёт, до последнего слова, при этом поёт по-английски без акцента. Аккуратов покорил ульяновскую публику – фраза шаблонная, но это правда.

Алексей Архиповский, когда он на сцене, – это человек в открытом космосе. В космосе собственной музыки, который сам же и творит в присутствии слушателей. Сочетание пальцевой техники fingerstyle, изысканной флажолетной техники и электронная начинка его балалайки порождают музыку поистине космическую. Сочетание мелодии и сложного аккомпанемента кажется невозможным, ибо требует как минимум двух музыкантов. Архиповский легко комбинирует «Полёт шмеля», «Аве Марию», «Smoke On The Water», тему из оперы «Иисус Христос суперзвезда», главную тему из фильма «Тот самый Мюнхгаузен» и русские народные песни, сплавляя их в уникальный, но органичный микс. 

Архиповский миксовал классику и народные песни.
Архиповский миксовал классику и народные песни. Фото: Ульяновский Дом музыки

«Дон Кихот» в исполнении «Имперского русского балета» (руководитель Гедиминас Таранда), частной балетной труппы, в репертуаре которой полтора десятка спектаклей.

Удивительно, что хореография Мариуса Петипа жива, хотя ей полторы сотни лет, меняются поколения танцоров, а люди всё так же бурно реагируют на известные па-де-де. Балет яркий, красочный, с упором на драматическое действие, с великолепными костюмами и декорациями, труппа наследует лучшим традициям русского классического балета. Хотелось только живого оркестра вместо фонограммы.

Что сомнительно

Ежегодное приурочивание фестиваля к чему-нибудь: ранее – к юбилеям Гончарова и Карамзина, хотя они не были музыкантами, теперь вот – к 100-летию Российской революции. Это приурочивание либо никак не отражается на программе, либо искусственно навязывает произведения (надо же оправдать посвящение!), и вот в программе появляется «Патетическая оратория» Свиридова на слова Маяковского в исполнении Магнитогорской хоровой капеллы имени Эйдинова. В 1960 году композитор был удостоен за ораторию Ленинской премии, эта музыка и сегодня слушается с интересом, но её архаичная, если не сказать – зловещая, идеологическая начинка порождает взрыв мозга.

«Товарищ Ленин, работа адова будет сделана и делается уже» – это про «тогда» или «про сейчас»? Стоит ли так односторонне вторгаться в историческую дискуссию? У того же Свиридова есть другие великолепные произведения для капеллы.

Резюме. Дом музыки работает по нарастающей: появляется новый, благодарный, но и более требовательный зритель. Хотелось бы, чтобы через год всё хорошее осталось, а всё, что разочаровало, ушло.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество