825

Река и дорога. Кто и зачем банкротит Ульяновский речной порт?

К грузовому порту должна вести грузовая дорога. Но запрещающий знак всё ещё не снят.
К грузовому порту должна вести грузовая дорога. Но запрещающий знак всё ещё не снят. / Алексей Юхтанов / АиФ

Добро пожаловать или…

Когда региональные власти зазывают инвесторов, непременно заводят речь о транспортной доступности Ульяновска. Ещё бы: два международных аэропорта, два автомобильных моста через Волгу, выгодное расположение автомобильных и железнодорожных маршрутов.

Всё это неизменно завершается рассказом о выгодах, связанных с речным транспортом: «Судоходство по реке  Волга  даёт Ульяновску выход к бассейнам Каспийского, Чёрного, Балтийского морей. Глубоководный речной грузовой порт Ульяновска является самым северным портом на Волге, причалы которого приспособлены для обслуживания судов типа «река-море». Навигационный период составляет 200 дней», - говорится, например, в инвестиционном предложении, разработанном правительством и корпорацией развития региона на сайте ar.investinrussia.com.

Увы, начиная с апреля 2016 года, когда произошёл оползень  на дороге - так называемой «грузовой восьмёрке», причалы оказались отрезанными от городской и междугородной автомобильной сети.  Дорогу восстановили год назад, освоив выделенные на эти работы федеральные средства в размере 212 миллионов рублей.

Речники, пожалуй, больше всех ожидали этого момента. Ещё бы: до оползня ежегодная отгрузка порта составляла от 500 до 800 тысяч тонн песка, щебня, строительных материалов, промышленных изделий и прочих грузов. После него ежемесячное число загружающихся автомашин снизилось примерно на 700 единиц. В грузах это 11 тысяч тонн, в деньгах – 5,5 млн. рублей.

Но, увы, в день открытия дороги выяснилось, что на неё запустят лишь легковой транспорт. Причины как-то изящно опускались.

Речники ожидали открытия грузовой дороги, пожалуй, больше всех. Но запрет на проезд грузовиков сохраняется и сейчас.
Речники ожидали открытия грузовой дороги, пожалуй, больше всех. Но запрет на проезд грузовиков сохраняется и сейчас. Фото: АиФ/ Алексей Юхтанов

В счастливом неведении

Временна или постоянна эта ситуация? Будет ли открыта для грузовиков эта дорога? Сама по себе интересна наша попытка внести ясность в этот вопрос.

- Честно говоря, я как-то упустил этот момент и даже не знал, что грузовой транспорт там не ходит, - сказал председатель правительства области Александр Смекалин и перенаправил автора к более узким специалистам – своему заместителю Андрею Тюрину и директору департамента транспорта профильного регионального министерства Юрию Чибисову.

Дозвониться удалось до Юрия Чибисова.

- Насколько я знаю, запрета на проезд грузовиков там нет, есть только определённые ограничения по грузоподъёмности. Какие именно, вы сможете узнать в управлении дорожного хозяйства администрации города, - сказал директор департамента.

Ответ настолько поразил автора, что на следующее утро (13 октября) он отправился на место, чтобы убедиться в том, что не ломится в открытую дверь. Убедился: дорожные знаки на всех заездах на «грузовую восьмёрку» (как сверху, так и снизу) двояко трактовать невозможно. Это запрет на въезд любых грузовиков вне зависимости от тоннажа. Весьма странная неосведомлённость для специалистов и руководителей такого уровня.

Параллельно пресс-служба регионального Минпрома выдала редакции ответ на официальный запрос, вскоре в точности такой же (как под копирку) пришёл от городского управления дорожного хозяйства. Ни под тем, ни под другим не было подписей каких-либо должностных лиц. Сообщалось, что работы по восстановлению дороги после оползня осуществляло предприятие  МБУ «Стройзаказчик», и потому только непосредственно от руководства этой компании и можно узнать, следует ли открывать дорогу для грузовых машин.

«В МБУ «Стройзаказчик» направлен запрос о предоставлении информации о возможности и сроках полной загрузки указанного участка автомобильной дороги», - гласил вроде бы официальный, но никем не подписанный ответ от городских и областных властей.

Отметив для себя странность подобной субординации (муниципалитет общается «запросами» с муниципальным предприятием), журналист обратился к руководителю «Стройзаказчика» Александру Шканову, раз уж на него указали, как на лицо, обладающее всей полнотой информации.

- Объясню! – пообещал Александр Иванович. - Здесь вопрос не в этом куске, который я ремонтировал. Я могу гарантировать, что он выдержит. А вот вызывает вопросы, дорога, ведущая с «восьмёрки» к речному порту, можете сами увидеть – там провал(!) -  небольшой такой провальчик в районе путепровода. Такие машины, грузоподъёмностью до  40 тонн, дают большую нагрузку. Поэтому сейчас этим  вопросом занимается городской комитет дорожного хозяйства. В своём участке я уверен, а вот, туда дальше ничего гарантировать нельзя, - ответил директор.  

Признаки разрушения появились на участке в районе путепровода над железной дорогой. Теперь "восьмерку" не открывают под этим предлогом
Признаки разрушения появились на участке в районе путепровода над железной дорогой. Теперь "восьмерку" не открывают под этим предлогом. Фото: АиФ/ Алексей Юхтанов

Действительно, признаки разрушения на старом участке дороги непосредственно за поворотом к порту есть, и с этим надо что-то делать. Это подтвердили также в управлении дорожного хозяйства и транспорта городской администрации.

- Сейчас просадка пошла в районе путепровода, который идёт через железную дорогу. Поэтому вопрос остаётся открытым. Нужно будет смотреть причины этого, дать оценку ситуации, - пояснил начальник управления Игорь Бычков. Но процесс пока в стадии «изучения».

Причём здесь туризм?

Впрочем, сами речники не верят в озвученные причины.

- Да, появилась проблема с этим участком дороги. Но она решается обычными дорожно-ремонтными работами. Таких просадок во многих частях города достаточно, и их оперативно устраняют. Подвезти разные грузы бывает необходимо и к жилым домам по спуску Степана Разина, к железнодорожной станции «Ульяновск-2», в конце концов, к набережной в районе Парка Дружбы и «Ленинским горкам». Так что хочется сказать нашим городским и региональным властям: «Не подменяйте одну проблему другой. Нельзя под предлогом ремонта вспомогательной дороги закрывать основную», - объясняет свою позицию генеральный директор ОАО «Ульяновский речной порт» Борис Падиаров.   Кроме того, он полагает, что вины грузового транспорта в провале нет: ведь все эти два года его сюда не пускают. Есть технологические погрешности в ходе строительства, которые и надо устранить. 

Кстати, приостановка движения по этой подъездной дороге грозит сорвать пассажирскую навигацию 2017-2018 года, поскольку к речному вокзалу не смогут подойти автобусы и легковые машины.

А это ставит под вопрос очередной туристический сезон на реке, поскольку единственным путём наверх тогда останется лестница для пешеходов либо вконец разбитая дорога на улице Нагорной, на которой и большегрузным машинам ездить небезопасно. 

Так что решать проблему надо оперативно. Нужно ли говорить, что областные руководители, ответственные за развитие туризма, оказались также не в курсе дела. Замгубернатора Сергей Кузьмин предложил обратиться за комментарием к директору регионального агентства по туризму Юлии Скоромоловой, которая в ответ на вопрос, какие меры предполагаются со стороны её ведомства во избежание срыва туристического сезона, ответила по электронной почте: «Грузовая восьмёрка» отремонтирована в прошлом году. Автобусы поднимаются по основной дороге. Опасений по поводу срыва туристского сезона не имеем». В итоге переписки выяснилось, что о разрушении дороги в речпорт Юлия Владимировна также ничего не знает.

Ульяновский порт - самый северный на Волге, куда могут заходить суда типа "река-море". Порезать на металлолом "метеоры" у руководства рука не поднимается. Так и стоят, как памятники эпохе.
Ульяновский порт - самый северный на Волге, куда могут заходить суда типа "река-море". Порезать на металлолом "метеоры" у руководства рука не поднимается. Так и стоят, как памятники эпохе. Фото: АиФ/ Алексей Юхтанов

Сроки ремонта участка путепровода и запуска «восьмёрки» в её изначальном, грузовом, варианте остаются загадкой. И это ставит компании, эксплуатирующие причалы грузового порта, в экономически сложную ситуацию. Завеса тайны вокруг этого жизненно важного вопроса рождает у руководителей речных компаний мысли о преднамеренной политике, направленной на их банкротство. Кажется, из рекламных проспектов об инвестиционной и туристической привлекательности  региона можно временно (а то и навечно) убрать место, связанное с речным транспортом и «портом пяти морей».

Писатель-фантаст Сергей Юрьев: Мечта на подводных крыльях

- «Метеоры» и «Ракеты», когда-то стремительно «летавшие» по волжской глади на подводных крыльях, были для советских людей не просто транспортным средством. В них усматривался некий образ будущего, символ технического прогресса и мощи человеческого разума. И дело было даже не в том, что на них, например, до Тольятти или Казани из Ульяновска можно было добраться на час быстрее, чем на автобусе.

Это был не просто путь из точки А до точки Б, но и возможность подставить лицо ветру, глядя на живописные берега. Кстати, трудно поверить в то, что суда на подводных крыльях в условиях рынка не выдерживают конкуренции. Водный транспорт всегда был экономичнее наземного.

Скорее всего, корень проблемы в том, что во времена, когда понятия «экономика» и «барышничество» были тождественны, продавать целый флот на металлолом было выгоднее и проще, чем развивать высокотехнологическую отрасль. И если когда-нибудь на реках России вновь появятся скоростные пассажирские суда, это будет верным признаком того, что всё у нас действительно идёт к лучшему…

 

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах