aif.ru counter
114

Почему врачебные ошибки часто остаются безнаказанными?

Важно, чтобы факт медицинской ошибки был признан официально, а врачи сделали из всего произошедшего правильные выводы.

Светлана Чернышова / АиФ

Медицинская оплошность стоит человеку жизни, но чтобы доказать это, требуются годы. Правильное лечение могло спасти пациентам жизнь, вместо этого нужно тщательно собирать бумаги для опровержения ранее сделанных заключений.

В феврале 2011 года умер Вадим Б. – мой сосед и хороший друг. Ему было 53 года, он был полон сил и строил планы на будущее. Опасная болезнь заявила о себе в пятницу, 11-го числа. Из-за лихорадки, температуры под 40 и сильного кашля Вадим остался дома. Поначалу лечился сам, потом вызвал доктора на дом. Приехали двое – дежурный терапевт и фельдшер. На постановку диагноза и назначение лекарств им хватило пяти минут.

Объявив пациенту, что у него ОРВИ, и выписав три стандартных препарата, медики отправились дальше. Никаких опасений состояние Вадима у них не вызвало – и это несмотря на указанную в медкарте ишемическую болезнь сердца и жалобы на кашель с кровью.

Удивляет и диагноз – в регионе бушует грипп, а врач без анализов ставит ОРВИ. Более того, одним из выписанных медикаментов оказался препарат «Амоксициллин» – и это при том, что на медкарте Вадима было прописано чётко: «Аллергия на ампициллин», а назначенное лекарство принадлежит к одной с ним группе.

Супруга покупает все выписанные таблетки, и Вадим начинает их принимать. К вечеру температура резко падает, приходит долгожданное облегчение. 14 февраля в три часа ночи жена обнаружила Вадима мёртвым.

Позже независимая экспертиза покажет: причиной смерти стал грипп гипертоксической формы тяжёлой степени молниеносного течения, вызвавший многочисленные внутренние отёки. Одним из симптомов заболевания является «ржавая мокрота». Этот симптом у Вадима был, но терапевт его проигнорировала.

Я уверен: правильное лечение спасло бы Вадиму жизнь. Но терапевт смертельную болезнь пропустила. Более того, в ходе следствия выяснилось, что, пытаясь уйти от ответственности, доктора подделали документацию: в карте вызова неотложной медпомощи как-то появилась информация о двух жаропонижающих уколах, сделанных пациенту. На самом деле никаких уколов не было, а подпись Вадима на документе оказалась поддельной. И ещё – препараты, указанные в карте, были вовсе не те, что выписали во время вызова. Несмотря на массу нарушений, все эти годы дело пытаются замять.

Но мы намерены идти до конца. У нас нет цели кого-то сажать – нам важно, чтобы факт медицинской ошибки был признан официально, а врачи сделали из всего произошедшего правильные выводы.

К слову, это дело о врачебных ошибках в моей практике не единственное. Несколько лет назад ко мне за помощью обратилась вдова Виктора Г., умершего в ноябре 2006 года. За три месяца до смерти Виктор обратился в одну из больниц с жалобами на боли в ноге.

Обследование выявило проблемы с сосудами и опасность образования тромба. Пациенту сделали несложную операцию, а до неё стали давать препараты, улучшающие циркуляцию крови. Последние спровоцировали сильнейшую анемию, из-за чего мужчина, пришедший в больницу на своих ногах, через несколько дней после операции мог передвигаться только на каталке. Поняв свою ошибку, врачи пригласили онколога, и тот «удачно» обнаружил у Виктора рак желудка четвёртой степени со множественными метастазами в позвоночник.

На него в итоге недомогание и списали. Вскоре после выписки Виктор лёг в онкодиспансер, где ему пару раз дали лёгкое обезболивание и через три дня сделали анализ крови. Результаты шокировали: содержание гемоглобина – 33 г/л (показатель трупа). И это при том, что до операции на сосудах оно было 158, т.е. соответствовало норме.

Больному делают одно переливание крови, потом поступает приказ сверху – больше переливаний не делать. Несмотря на просьбы супруги продолжить обследования и лечение, Виктора отправляют домой, где через несколько дней он умирает.

Вскрытие показало, что никакого рака у него не было, а причиной смерти стала… черепно-мозговая травма. Независимая экспертиза дала заключение: смертельные гематомы, обнаруженные в тканях головы умершего, были вызваны анемией тяжёлой степени. Расследование тянется 12 лет, и конца ему не видно.

Валентин Власов, правозащитник




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
На какие недостатки в нашем городе вы готовы закрыть глаза?
Самое интересное в регионах
Роскачество