Примерное время чтения: 8 минут
239

Начальник разведки. Подполковник в отставке возит бойцам гуманитарный груз

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. АиФ - Ульяновск 29 19/07/2023

Марс Саяпов сразу в начале СВО рвался на передовую, так как имел богатый боевой опыт, но военкомат «добро» не дал в силу его возраста: на тот момент бывшему начальнику разведки было уже 65. Однако он нашёл способ помочь нашим бойцам, наладив канал доставки гуманитарной помощи. Почему он не смог остаться в стороне, сколько денег из своей пенсии он тратит ежемесячно на гуманитарку, как его товарищи и бывшие подчинённые стали волонтёрами и одной командой.

Досье
Марс Саяпов, подполковник в отставке, член совета ветеранов Заволжского района. Родился 22 марта 1957 года в деревне Амирово Аскинского района Башкирской АССР. После срочной службы в Советской армии поступил в Рязанское гвардейское высшее воздушно-десантное командное училище, которое окончил в 1981 году. Прошёл путь от командира разведгруппы до начальника разведки воздушно-десантной дивизии. С 1987 по 1989 гг. служил в Афганистане начальником разведки 357-го парашютно-десантного полка. Затем поступил в Военную академию имени Фрунзе, которую окончил в 1993 году. С 1998 года – преподаватель тактики разведки в Казанском высшем танковом командном училище. Кавалер ордена Красной Звезды. В отставку вышел в 2003 году.

Помогают и школьники, и предприниматели

С. Юрьев, ul.aif.ru: Марс Киямович, что послужило поводом для начала вашей деятельности?

М. Саяпов: Ещё в самом начале спецоперации ко мне обратились с такой просьбой мои бывшие подчинённые. Им на линии соприкосновения необходимы были средства связи и медикаменты. И уже в марте прошлого годы мы отправились в первый рейс – повезли рации, медикаменты, средства личной гигиены. Пообщавшись с солдатами и офицерами, вник в суть их проблем… Я и сам обращался в военкомат – пытался записаться добровольцем, но по возрасту не прошёл. Так что единственное, чем я мог приблизить нашу победу, – организация доставки нашим воинам того, чего им не хватает для успешного ведения боевых действий. Постепенно создалась команда единомышленников − Владимир Ярухин, Александр Нырков, Фёдор Горобцов и другие наши товарищи.

− А потребности со временем меняются?

− Конечно. В начале СВО наши воины оказались в непривычной для себя ситуации, и надо было без отрыва от ведения боевых действий устраивать свой быт в полевых условиях. Так что сначала собирали трусы, носки, тельняшки, обувь, влажные салфетки, посуду… Сейчас с этим делом всё налажено, и мы доставляем колёса для автомобилей, полиэтиленовую плёнку, доски и гвозди для строительства блиндажей, противодронное оружие, оптические прицелы, в том числе и ночного видения, бинокли, тепловизоры. Передали ребятам три машины – два УАЗа и «FordRanger». Сейчас решаем, как выкупить три автобуса с дизельными двигателями, сделать им капремонт и отправить в зону СВО.

Фото: Предоставлено героем публикации/ Марс Саяпов

− И на чьи средства всё это закупается?

− Я трачу на это ежемесячно треть своей пенсии, неравнодушные люди собирают пожертвования, помогают мои бывшие подчинённые − ветераны ВДВ. Например, семья Скидоненко – Виктор и Наталья. Последний раз они внесли полтораста тысяч рублей на противодронное ружьё.  Помогают предприниматели из Ульяновска и Самары, госслужащие, судьи, адвокаты. Школы собирают гуманитарную помощь. Источников много.

− Вы уже несколько лет ведёте в школах «Уроки мужества». Делитесь ли вы результатами поездок на передовую?

− Конечно! Привозим экспонаты для школьных музеев, ответы на письма детей. После каждой поездки, если школа передавала что-либо нашим военнослужащим, мы отчитывается перед детьми. Каждый раз рассказываем им о героизме наших солдат и офицеров. А детские письма на фронт мы начали доставлять ещё с первой нашей поездки в марте прошлого года – чуть ли не первыми в стране. В феврале 2022 года Владимир Егорович Ярухин предложил школьникам из Тереньгульского района написать письма солдатам. А после этого и вся Россия подхватила это наше начинание.

Фото: Предоставлено героем публикации/ Марс Саяпов
Фото: Предоставлено героем публикации/ Марс Саяпов

− Казалось бы, Министерство обороны и Генеральный штаб, планируя СВО, должны были заранее подготовить всё необходимое для её успешного проведения… Почему же так необходима оказалась помощь волонтёров и гуманитарная помощь?

− Невозможно учесть всё, когда начинается новое дело, серьёзного опыта в котором нет. Во всяком случае, спецопераций подобного масштаба наша армия не проводила. А если учесть те долгие годы, когда Вооружённые силы России пытались развалить, то многое становится ясно.  К тому же в условиях боевых действий материальные средства расходуются быстро. А пока прокрутится бюрократический механизм государственной машины, может пройти немало времени. Общество порой действует быстрее и эффективнее. Мы же общаемся с конкретными людьми из конкретных подразделений, напрямую выясняем потребности, получаем заявки, закупаем всё необходимое, в кратчайшие сроки доставляем всё на место. С другой стороны, отсутствие необходимого опыта у командного состава, в том числе и высшего, тоже сыграло отрицательную роль. Но опыт приходит в процессе боевых действий, и это нормально.

Главное – моральная поддержка

− Опыт приходит, а необходимость в гуманитарной помощи остаётся…

− В начале июля мы вернулись из очередной поездки и видели, что в целом наши воины обеспечены всем необходимым, но наша помощь – это ещё и моральная поддержка. Армия должна чувствовать, что народ с ней, что общество своих воинов поддерживает, что не только государство, но и подавляющее большинство граждан готово оказать фронту посильную помощь. Народ должен поддерживать армию,  хотя бы потому, что там служат сыновья, мужья, отцы. Мы ведь ещё и письма школьников привозим, детские поделки, последний раз отвозили этих поделок три коробки. Солдатская столовая сразу же превратилась в выставочный зал, и я видел, как наши бойцы искренне радуются таким подаркам, такому вниманию. Государство обеспечивает армию вооружением, техникой, но без  моральной поддержки не обойтись.

− Но вы ведь и автомобили дарите нашим воинам…

− Представьте себе, что летит вражеский дрон-камикадзе, который может поразить и танк, и БМП… А УАЗ или другой внедорожник менее заметен, и не надо гонять целый КамАЗ, чтобы доставить на линию соприкосновения ящик снарядов. Так что ничто не бывает лишним, даже если всего хватает.

Время работает на нас

− А почему же спецоперация длится уже больше года и, как ни печально, есть даже ряд оставленных территорий?

− Уверен, что мы в состоянии завершить боевые действия в кратчайшие сроки, но не делаем этого, по моему глубокому убеждению, лишь по одной причине: в планах командования – свести к минимуму число жертв. Может быть, есть и какие-то политические соображения, и интересы бизнеса, но я не думаю, что это главное. Армия умеет воевать, солдаты, офицеры и генералы своё дело знают. За год набран необходимый опыт, и это подтверждается соотношением потерь. А спешка сейчас не нужна. Время работает на нас.

− И этот опыт способствует повышению обороноспособности страны, что может оказаться не лишним даже после завершения конфликта на Украине?

− Да, реальные военные действия показывают, кто на что действительно способен. Это возможность для настоящих профессионалов проявить себя, а в итоге способствует оздоровлению Вооружённых сил. Достаточно вспомнить Великую Отечественную войну. Немцы дошли до Москвы, и лишь после того, как командные должности заняли действительно талантливые полководцы, фронт покатился на запад – до Берлина и дальше. И мы победили. Победим и сейчас.

− Вот вы – профессиональный разведчик, и наверняка у вас есть собственное понимание, как долго спецоперация может продлиться…

− Контрнаступление ВСУ явно провалилось, сейчас осталось выбить подготовленные для него резервы и, думаю, в определённый момент начнётся наше движение вперёд. Будем освобождать территории. Местами это уже происходит. Думаю, при сохранении нынешней тактики, которая нацелена на сведение к минимуму собственных потерь, военные действия в этом году не завершатся. Но победа всё равно будет за нами, и в этом уверен не только я, но и все солдаты и офицеры, с которыми я общался. У нас есть всё – и силы, и средства, и знания, и опыт. А мы с товарищами намерены помогать нашим воинам до самого завершения специальной военной операции.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах