aif.ru counter
Елена ОГНЕВА
213

Как ульяновец Олег Шаров открывал офис калифорнийского стартапа

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. АиФ - Ульяновск 03/04/2012
Фото автора.

Клиентский портфель Echo - это крупные медийные компании: Washington Post, CNN, ABC, NBC, Disney и другие. Компания развивает основной продукт StreamServer и ряд открытых проектов в сотрудничестве с компаниями, которые формируют экосистему Echo. А начиналось всё непросто…

- Я окончил с красным дипломом электромеханический техникум по специальности «наладка и эксплуатация электронной части станков с ЧПУ», - рассказывает Олег. – Специальность закрыли. Потребность в специалистах этой специальности была не высокой. И я решил стать программистом. Поступил в университет на первый курс, потому что у родителей не было денег, чтобы меня отправить сразу на третий. Не было компьютера. За компьютер я сел уже в университете. В конце второго курса мне купили бэушный компьютер у одного из сокурсников. Учёбу в университете я совмещал с работой. Сначала на заводе эникейщиком. Позже, учась в аспирантуре, работал в издательстве УлГТУ у своего научного руководителя, Александра Николаевича Афанасьева, затем в одной из ульяновских компаний. В 2007 году я защитил кандидатскую по САПР (системам автоматизированного проектирования). За время обучения опубликовал три статьи в ВАКовском журнале «Программирование», чем очень горжусь. Учиться было несложно и очень интересно. Как и совмещать работу с учёбой.

Чему не учат в политехе

Поначалу программистом я устроиться не мог. На тот момент это была для меня недосягаемая высота. Работал эникейщиком – чинил компьютеры. Но когда появился доступ в интернет, стал активно изучать open-source проекты, чтобы понять, как люди пишут программное обеспечение.

В 2006 году мы вместе с Владом Скворцовым и Иваном Глушковым развивали собственный проект DITrack – систему отслеживания проблем. Этот проект очень помог мне в плане развития моих профессиональных качеств. В университете нас учили программировать, но не делать программные продукты. Программа и продукт – это две большие разницы. Программа – это «поделка на коленях», которая реализует определённый алгоритм. Продукт – это то, чем пользуются люди, даже те, кто пользуется компьютером на самом начальном уровне. Этому не учат. Не учат командной работе. Сегодня ни один серьезный программный продукт не разрабатывается в одиночку. Командная работа предполагает формирование определённых требований к коду, к стилю работы. Нужно знать, как коммуницировать с коллегами, с партнёрами, с клиентами. Я всему этому учился на собственных ошибках.

Москва – это полжизни в пробках

В 2008 году я искал новую работу. Были серьёзные предложения из Москвы: приглашали на позицию ведущего разработчика в новые проекты, либо техническим директором. Но мне не хотелось уезжать из Ульяновска. Жить в Москве, стоять в пробках, полжизни проводить в метро… Иван Глушков подсчитал, что за восемь лет, что он прожил в Москве, он год провёл в метро. Я искал проект в Ульяновске. В тот момент Лев Валкин, технический директор нашей компании, получил первые инвестиции и хотел нанимать инженеров в Ульяновске. Поскольку мы учились на одной кафедре в университете с разницей, не составило большого труда связаться с ним. После недолгих переговоров он сделал мне выгодное предложение. Я оставался в Ульяновске, участвовал в интересном проекте молодой компании с хорошими перспективами. Примерно через полгода мы уже сняли офис и начали задумываться о том, что пора формализоваться здесь в России. Долго определялись с формой юридического присутствия. В итоге решили открыть первое в Ульяновске представительство Калифорнийского стартапа, которое мне предстояло возглавить. Но сделать это было не так просто, как нам казалось ...

За полтора часа до отъезда

Начали разбираться, как открыть представительство. Документы нужно было оформлять через Москву. Калифонийская сторона подтвердила своё желание открыть офис в России. А поскольку представительство открывалось не в Москве и не в Петербурге, то необходимо было согласование с областной администрацией. Я никогда не занимался какими-то формальными делами по открытию даже частной фирмы, да и Лев тоже, а тут надо было открыть представительство иностранной компании. Калифорнийской! В России! В Ульяновске! В котором вообще никогда не было никакой иностранной IT-компании. Многие работали на иностранных заказчиков, но подобный стартап – первый. Для нашего исполнительного директора в Штатах все эти бумажки представлялись чем-то ужасным. Конечно, мы волновались. Мне позвонили из областной администрации и сказали, что хотят встретиться со мной и с Валкиным, он как раз был в Ульяновске. Прислали список вопросов. Льву оставалось полтора часа до поезда. Мы определились, кто на какие вопросы отвечает. Та встреча должна была определить, дадут они нам добро на открытие компании или нет. Переговоры прошли довольно непринуждённо. У меня сложилось впечатление, что чиновникам было просто интересно, чем будет заниматься компания, кто будет нашими клиентами. Это больше походило на интервью: мы рассказывали, что из себя представляем. Мне показалось, что у них не было сомнений, давать ли нам разрешение или нет, просто был общий интерес. Через два месяца получили разрешение. И ещё спустя полгода официально открыли представительство компании. Процедура была непростой, но нам удалось добиться желаемого. К моменту открытия представительства у нас уже работали человек 15-20.

Буквально через год направление деятельности компании кардинально изменилось. Мы оставили исходный продукт без развития и начали разрабатывать совершенно новый продукт – тот, с которым сейчас выступаем на рынке, который нас кормит и даёт денег на дальнейшее развитие.

Приглашаем на работу из других регионов

С самого начала у нас белые зарплаты. Наши зарплаты выше средних в сфере IT по Ульяновскy, и мы стараемся этого придерживаться. Естественно, и налоги платим. Программистам мы предлагаем зарплату выше среднего уровня зарплат в IT по городу. У нас есть прецеденты, когда люди приезжали в Ульяновск из других регионов – например, Иван Глушков из Йошкар-Олы, работал в Москве, теперь живёт и работает в Ульяновске. Никита Прокопов из Новосибирска приехал в Ульяновск.

Изначально у нас была распределённая команда, люди работали из других регионов. Этот опыт оказался не очень удачным, потому что люди теряются. Когда команда сидит в одном офисе, работает над одними проблемами, это более эффективно – люди помогают друг другу в решении задач, в образовательных процессах. Мы же постоянно развиваемся. У наших инженеров нет боязни обновлять код на 400 серверах, на которых одновременно сидят десятки миллионов пользователей. За тот процесс, который «варится» на этих серверах, наши клиенты заплатили несколько миллионов долларов. Такого в Ульяновске нет больше ни у кого.

Почти год назад я сложил с себя полномочия главы представительства компании в России, потому что примерно 40 процентов времени тратил на административную работу. Мне хотелось делать всё очень хорошо, но не всегда получалось – по не зависящим от меня причинам. Я решил уйти в разработку и не заниматься больше администрированием вообще. Меня попросили возглавить команду, которая важна для нашей компании.

Я привязан к своим корням

Я женат, дочке три года. Из-за специфики работы ритмы жизни мой и семьи иногда не совпадают. Например, вчера мне позвонили в два часа ночи, я работал до четырёх ночи. В результате спал два дня. Но родители помогают очень сильно. Жена по образованию лингвист, младше меня на пять лет. Мы вместе работали. Когда начали встречаться, я дописывал диссертацию. Удавалось совмещать. Приходил с работы – шёл гулять с Ириной. После гуляний полтора часа занимался диссертацией. В какой-то момент возникли серьезные проблемы со сном. А надо было дописать последнюю главу диссертации. Я не спал толком, наверное, месяц. Ходил к врачам. Мне выписывали препараты, от которых становилось только хуже. Тогда я взял отпуск и потратил две недели на то, чтобы нормализовать сон. После этого я за неделю дописал главу, защитился – и через месяц женился.

У меня очень тесная связь с родителями, с родственниками. Я не хочу уезжать из Ульяновска и жить в другом городе без родных. Для меня очень важно, что родственники в шаговой доступности. Хотя отпуска чаще мы проводим за границей, но выходные проходят с семьей. На хобби времени нет – работа, семья, курсы английского. Хотя, как правило, для программиста его работа – и есть хобби.

Бомжи Сан-Франциско и прочие достопримечательности

В этом году мы с Денисом Титоруком, текущим главой представительства компании в России и ведущим разработчиком, были в трёхнедельной командировке в Калифорнии. Занимались развитием очередной версии нашего продукта. Кроме работы, у нас была насыщенная культурная программа, которую обеспечили ульяновцы, живущие ныне в Калифорнии, семьи Льва Валкина и Влада Скворцова. Побывали у гаража, в котором стартовали компанию HP. Были в Стенфордском университете. Видели бомжей Сан-Франциско и прочие достопримечательности. Бомжи у них очень креативные. Они не скрывают своих истинных мотивов: «Есть трава? Дай денег на пиво!». Видели престарелого бомжа, который играет на вёдрах и кастрюлях. С ним даже Уилл Смит сфотографировался. И всё это на фоне небоскрёбов. Мы побывали в кампусах Apple, Google, Microsoft и других. Были в нашем дата-центре, видели наши сервера. Поездка в Штаты скорректировала моё представлении о мире.

Важно, чтобы было интересно

Можно смело утверждать, что с нашим приходом в кадровой политике региона много изменилось. В регион по нашему примеру начали проходить иногородние компании, привлекать работников из других регионов. Это, конечно же, делается не без участия ульяновцев. Кто-то, может быть, удивится, но в Ульяновск люди едут. Пока рано говорить о том, что к нам едут массово, но прецеденты есть. Едут в основном за интересными проектами, но и зарплату предлагают достойную. Если в Ульяновске будут сосредоточены интересные проекты, если мы будем приглашать людей из других регионов, регион может стать IT-центром России. Все зависит от активной позиции ульяновского IT-сообщества.

Если говорить о компании, то нам удалось сформировать свою нишу на рынке SaaS, удалось в Ульяновске сформировать одну из лучших IT-команд России. Мы и дальше будем нанимать лучших инженеров, и, наверное, займёмся выращиванием классных программистов из вчерашних выпускников. И осуществим мечту каждого стартапера: либо удачно продадимся, либо пройдём IPO, станем публичной компанией, и нашими акциями станут торговать на бирже. Каждый сотрудник является акционером компании, значит, получит хорошую прибавку.

С женой задумываемся о втором ребенке. Дочка уже есть, говорит, что хочет быть переводчиком, как мама. Нужен сын! Будет программистом!

Справка «АиФ»:

Старта́п или старта́п-компа́ния (от англ. start-up - запускать) – компания с короткой историей операционной деятельности. Как правило, такие компании созданы недавно, находятся в стадии развития или исследования перспективных рынков. В сфере IT стартапами называют только появляющиеся или планируемые к созданию компании. IT стартапы не привязаны к агрессивным маркетинговым и PR методам, направленным на быструю раскрутку фирмы. IT-стартапы могут создаваться на длительный срок и с большим периодом выхода на рынок (к примеру, создание продукта в течение одного-двух лет и только после этого выход на рынок и продвижение).

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество