aif.ru counter
44

Таран в первый день войны. Почему герой остался без награды

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. АиФ - Ульяновск 40 30/09/2020
В деревне Каменка Щучинского района установлен памятник погибшим 22 июня 1941 года лётчикам 127 истребительного авиационного полка. Памятник был открыт 11 июля 2014 года.
В деревне Каменка Щучинского района установлен памятник погибшим 22 июня 1941 года лётчикам 127 истребительного авиационного полка. Памятник был открыт 11 июля 2014 года. © / Из архива

Этот подвиг в первый день Великой Отечественной войны нашёл отражение в «Балладе о старшем лейтенанте Кузьмине», написанной на второй день войны известным поэтом Михаилом Светловым и опубликованной 02.07.1941 года   в газете «Красная звезда». Вот   несколько строк из этой баллады:

Смеркалось, темнела небес глубина,

Пять раз вылетало звено Кузьмина,

Патроны расстреляны, ранен Кузьмин,

У красного сокола выход один…

Нам родина больше, чем жизнь дорога,

Решает Кузьмин протаранить врага,

И город советский от вражеских сил

Он грудью, он жизнью своей заслонил!

Пётр Кузьмин
Пётр Кузьмин Фото: Из архива

Что же это был за человек, Пётр Александрович Кузьмин? Что в его биографии правда, а что вымысел. Почему военлётчику Кузьмину, совершившему таран вражеского самолета за №14 в первый день войны, не удалось получить законной награды. В этом пытается уже много лет разобраться журналист из Новоспасского Евгений Щеулов.  

- Пишу текст, а в голове оживают другие строки из популярного марша 30-х годов, хорошо знакомого поколению наших отцов, да и моим ровесникам тоже: «Когда страна быть прикажет героем, у нас героем становится любой!» Люди 20-30-х годов, к которым принадлежал военлёт Кузьмин, до самозабвения любили авиацию и всё, что с ней связано. Имена знаменитых летчиков Валерия Чкалова, Михаила Водопьянова, Михаила Громова было знакомо миллионам. Мальчишки, да и девчонки грезили полетами на Северный полюс, в Америку и другие неблизкие страны. Одним из самых популярных девизов в тогдашнем обществе был лозунг «Советский народ! Строй воздушный флот!». И строили. Авиастроению были отданы талант и дерзания сотен учёных, конструкторов, рабочих. Неудивительно, что в авиацию стремились и уходили лучшие. В числе тех, «навсегда заболевших небом» был и Пётр Александрович Кузьмин. 

Фото: Из архива

Что достоверно известно

К началу Великой Отечественной войны старший лейтенант Кузьмин был уже прекрасно подготовленным лётчиком, умелым профессионалом. О летном мастерстве Кузьмина говорит уже тот факт, что его общий налет, то есть время, проведённое в воздухе, составило 470 часов. К началу войны он успешно освоил все модификации отечественных самолётов, и на любом из них мог выполнить самую сложную боевую задачу. В июне 1941 года он служил в 127-м истребительном авиационном полку, относящемуся к Особой Белорусской авиационной бригаде. Как известно, территории нынешней Западной Белоруссии только осенью 1939 года, после освободительного похода Красной Армии, вошли в состав Советского Союза и именно здесь были расположены военные аэродромы, которым по мысли командования, была отведена роль передовых плацдармов для борьбы с вероятным противником. В суете и спешке не очень-то заботились о маскировке военных объектов, и немцы с их всегдашним педантизмом и пристальным интересом ко всем, что было связано с боевой мощью потенциального противника, уже очень скоро изучили месторасположение наших самолётов. Это позволило им до 1500 боевых машин на наших западных границах уничтожить прямо на земле.

Фото: Из архива

Лагерь «Лесище» в тридцати километрах от города Гродно, где нес службу Петр Кузьмин, по каким-то причинам был одним из последних аэродромов округа, который оставался неизвестным врагу. Именно сюда в первый день войны устремились фашистские стервятники. Фашисты намеревались сровнять с землёй оставшийся аэродром и уничтожить советские самолёты прямо на земле. Наши же пилоты со своей стороны старались сохранить оставшиеся самолеты и с этой целью стремились как можно больше их запустить в небо. В этом своем стремлении они были готовы принять бой с неприятельскими самолётами в независимости от их количества. В то трагическое воскресенье Кузьмин совершил пять боевых вылетов. Ему удалось сбить один фашистский самолёт, однако атаки гитлеровцев продолжались. С одним из своих товарищей он продолжал отбиваться от гитлеровских асов. Постепенно основным полем схватки стало воздушное пространство над деревней Каменка. Ближе к вечеру этого трудного дня два советских самолёта марки «И 59» показались на горизонте. Их атаковало звено из шести «Мессершмиттов». Немцы сразу попытались взять наших летчиков в клещи. Три фашистских самолёта повисли сверху, а остальные три пытались прижать наших летчиков снизу. Неожиданно для гитлеровцев один из наших пилотов вместо того, чтобы попытаться спастись и сделать попытку выпрыгнуть с парашютом, вдруг всей массой своей машины обрушился на крышу самолета командира немецкого звена и с такой силой ударил его сверху, что немец едва успел выпрыгнуть из разваливающейся кабины и открыть спасительный парашют.  Эту картину боя наблюдали местные жители.

А вот дальше имеется много споров по персоне сбитого лётчика.

Сбитый лётчик

По утверждению старшего научного сотрудника научно-исследовательского института военной истории, Военной академии Генерального штаба ВС РФ, кандидата исторических наук Алексея Лашкова, наш лётчик подбил самолет, пилотируемый командиром JG-27 майором Вольфгангом Шелльманом (Wolfgangоm Schellmannom), одним из лучших немецких летчиков, кавалером Рыцарского креста и Золотого испанского Креста с мечами и бриллиантами. Это был один из самых молодых (1911 года рождения) и перспективных пилотов Третьего Рейха. Свою карьеру он начал во время гражданской войны в Испании, где воевал в составе авиаполка "Кондор", печально прославившегося своей жестокостью по отношению к мирному населению. Он, в частности, уничтожил в 1936 году старинный город Герника. Это событие было запечатлено на известной картине   Пабло Пикассо с одноимённым названием. Он участвовал в захвате Польши и Франции, а в 1940 году бомбил мирные британские города, участвуя в «Битве за Англию». В ходе боевых действий вел учёт своим жертвам. Так, в Испании он сбил 12 самолетов, среди которых были и советские машины. В поединке же с Кузьминым любимчик Гитлера проиграл - наш герой оказался смелее и изобретательнее. Дальнейшую судьбу фашистского стервятника можно проследить по воспоминаниям очевидцев.  Выпрыгнув из горящего самолёта, он с парашютом приземлился неподалеку от села Каменка. Пытался улизнуть в лес, но был задержан местными жителями.  На следующий день по команде руководителей села был препровожден в одно из отделений НКВД города Гродно. Там его тщательно допросили, потом его следы теряются, вероятнее всего, был расстрелян. 

До героя не дотянул?

Что касается Петра Кузьмина, то местные жители увидели, как его самолёт загорелся, а потом упал и взорвался неподалеку от ближайшего леса. Директор Каменской сельской школы Василий Музыченко с группой односельчан пытался найти документы в обгоревших останках советского летчика. Ему удалось найти партбилет и офицерское удостоверение Кузьмина. Боевого лётчика похоронили  в окрестностях села, но потом на этом месте часто шли бои,  местонахождение могилы определить уже невозможно. 

Так, в шесть часов вечера по Московскому времени 22 июня закончил свою геройскую жизнь Пётр Александрович Кузьмин. Он ушел из жизни так же, как жил - открыто, ничего не скрывая. Но именно это обстоятельство впоследствии породило множество вопросов, главным из которых был, почему герой не получил заслуженную высшую награду. Боевые товарищи утверждали, что Кузьмин имел все основания для того, чтобы быть удостоенным звания Героя Советского Союза. Он был четырнадцатым по счету героем лётчиком, совершившим таран 22 июня (а всего таковых было 19). Для сравнения: Николай Гастелло за совершенный им подвиг был награждён едва ли не на следующий день, о Кузьмине вплоть до 80-х годов прошлого века почти ничего не было известно.

Фото: Из архива

«Жители села Репьевка давно и по праву гордятся своим земляком. Гордятся и недоумевают, почему он остался без награды», - рассуждает краевед, учитель Репьевской школы, депутат райсовета, Ирина Журавлёва.

Сама Ирина Александровна немало сделала для увековечивания памяти легендарного летчика. В частности, создала уголок героя в местном краеведческом музее, постоянно проводит беседы о нем со школьниками. Немало интересного рассказала о судьбе Петра Кузьмина его племянница Вера Николаевна Климова, проживающая ныне в городе Пенза.

«В нашей семье свято все, что связано с памятью Петра Александровича. О его прекрасных качествах, нравственной красоте можно судить уже по внешнему облику. У него вообще семья была особенная. Все Кузьминым прекрасно пели и играли на музыкальных инструментах: гармони, балалайке, гитаре, поэтому к ним тянулись односельчане. Но были и другие причины такого тяготения. Пётр Александрович любил правду и справедливость, и всегда их отстаивал. Долгое время односельчане помнили поступок Кузьмина -  спасение местной церкви от поругания. Как-то, в один из двунадесятых праздников подвыпившие молодые люди задумали вынести из храма образа. Мой дядя этому решительно воспротивился и все иконы, намоленные в течение многих десятилетий, остались на своих местах. Навряд ли такой поступок понравился тогдашнему начальству. Не по душе пришлось руководству и развод Кузьмина с первой женой, который, конечно, был преподнесен как «аморалка». Все это не могло не повлиять на решение вопроса о награждении боевого лётчика за совершенный подвиг». 

О достойной награде для героя и допущенной в отношении него несправедливости мы говорили с директором Новоспасского районного краеведческого музея Н. Г. Анохиной. По словам Надежды Григорьевны, она не раз обращалась в архив министерства обороны и непосредственно в само министерство. К сожалению, полученные ответы её ничем не порадовали. Предложено было «более внимательно разобраться» в событиях более чем 70-летней давности и найти хотя бы двух живых свидетелей легендарного подвига». 

Дело случая

А вот ещё одно свидетельство подвига Петра Кузьмина, сделанное публицистом Николаем Качуком в газете "Советская Белоруссия" (№ 161  от 25 августа 2015 г.) и найденное нами на сайте https://www.bvvaul.ru/profiles/1620.php  -  сайт выпускников Борисоглебского высшего военного авиационного ордена Ленина Краснознаменного училища летчиков имени В.П. Чкалова: 

«...Мне очень долго не давал покоя вопрос, почему к награждению были представлены только 9 лётчиков полка и вне этого списка оказались не только Кузьмин, но и сбившие немецкие самолёты Фокин и Пачин? Кое–что прояснил Константин Трещев. То, что именно они попали в первый наградной Указ от 8 июля 1941 года, было делом случая. Командир 127-го авиаполка подполковник Андрей Гордиенко, имевший среди лётчиков красноречивую кличку Чапай, 27 июня 1941 года в Могилёве зашёл в буфет при столовой, обеспечивающей штаб Западного фронта, и там неожиданно, что называется нос к носу, столкнулся с маршалом Ворошиловым. При этом не оробел и на вопрос Климента Ефремовича, как воюете, чётко доложил о действиях полка 22 июня. Маршал пришел в неописуемый восторг и приказал немедленно дать фамилии наиболее отличившихся пилотов. Гордиенко по памяти назвал 9 лётчиков - поэтому в указ и вкрались ошибки. Никаких наградных документов на них не оформлялось, так и представили - списком.

Таран Кузьмина командир полка подполковник Гордиенко не видел, так как во второй половине дня 22 июня убыл в Лиду, где временно заменил погибшего командира 11–й дивизии полковника Ганичева. А вскоре Гордиенко припомнили потерянные на земле при отступлении самолеты и потребовали объяснений. Андрей Васильевич заболел, начал хромать, написал рапорт и ушел с должности командира полка. А новому командиру уже было не до Кузьмина. Зато подвиг Петра Александровича хорошо видели жители Каменки: Василий Мазниченко, Ян и Амелия Хвойницкие, Иван Добрук и многие другие. Мазниченко и Добрук первыми прибежали на место падения самолёта после тарана. Рядом с его обломками лежал лётчик. В нагрудном кармане нашли партийный билет на имя Петра Кузьмина, а рядом планшет с документами, на котором тоже были его фамилия и инициалы. Все эти важные реликвии Василий Мазниченко вручил лично первому секретарю Щучинского райкома партии Степану Шупене. Кому передал их Степан Петрович, никто, увы, так и не удосужился спросить. А ведь умер Шупеня в 1979 году».

А что же немецкий Ме–109? После тарана он задымил и со снижением скрылся за лесом. Директор государственного архива Гродненской области А. Плещавеня в 1971 году в Щучинской районке опубликовал статью «В первый день войны», в которой рассказал, что немецкий лётчик покинул самолёт с парашютом, а после приземления вскочил на пасущегося рядом коня и скрылся в лесу. На след гитлеровца напали жители деревни Ройши Михаил Трофимович Шейпак и Александр Давыдович Чучва. Шли за ним, пока тот не зашёл в один из домов. Они - следом. И тут немец совершил роковую ошибку - решил поздороваться и протянул руку Шейпаку. Рывок и лётчик в одно мгновение оказался на полу. Михаил и Александр связали его и доставили в Островский сельсовет, куда за ним оперативно прибыли милиционеры - сотрудники Щучинского НКВД. Как удалось установить известному исследователю истории Щучинщины Сергею Донских, немец был в чине майора и имел два Железных креста. Известно, что в небе Гродненщины был сбит только один майор - это командир 27-й истребительной эскадры (по-нашему - дивизии) известный немецкий ас Вольфганг Шеллман. Прославился он ещё в Испании, где сбил 12 самолётов (второй по результативности среди немцев).

Досье
Пётр Кузьмин. Родился в 1908 году в селе Репьёвка нынешнего Новоспасского района в семье хлеборобов. Его родители, Александр Иванович и Пелагея Михайловна, были обычными крестьянами. В 1930 году их старший сын Пётр (а в семье ещё было два сына и дочь) был призван в Красную армию. Служить довелось в пехотном полку в городе Куйбышеве. По окончании действительной службы наскоро закончил рабфак и поступил в авиационное училище в городе Энгельсе, затем продолжил образование в авиационном центре в Борисоглебске. Начало самостоятельной службы совпадает с драматическими событиями на Дальнем Востоке. Первое боевое крещение военлёт получил в 1938 году за участие в боях на озере Хасан, а уже спустя год он проявляет себя на реке Халхин-Гол. Участник советско-финской войны 1939 - 1940гг. О «результативности» боевого летчика в тот период говорит тот факт, что в боях с бело-финнами он совершил 17 вылетов, за что удостоен медали «За боевые заслуги», а также почетного знака «Отличнику рабоче-крестьянской Красной армии». Награждён орденом Красного Знамени.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах