aif.ru counter
479

Легко ли судиться с врачами? О том, как пациент пострадал и остался должен

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. АиФ - Ульяновск 47 18/11/2015
Эдуард Кудрявицкий / АиФ

До и после

Четыре года назад Михаил Мухтулов перенёс операцию в ульяновской клинике «Прозрение» по поводу замены хрусталика, которая полностью изменила его жизнь.

– До операции я водил машину, был директором охранного предприятия, вел активную жизнь. После — продал машину, бизнес, почти перестал выходить из дома, потому что за его пределами не мог обходиться без посторонней помощи, – рассказывает пациент офтальмологов. – Зрение на левом, оперированном, глазу ухудшилось, изображение стало двоиться. А когда начал слепнуть правый глаз, я испытал настоящий ужас.

Весной этого года общественная организация «Центр защиты прав пациентов» подала в Ленинский районный суд иск к клинике, сделавшей операцию, в интересах Михаила Мухтулова, требуя взыскать компенсацию морального вреда в его пользу. Суд назначил экспертизу, которая сделала вывод, что врачи ни в чем не виноваты.

А на днях стало известно, что клиника теперь требует взыскать со своего пациента компенсацию судебных расходов — более 60 тыс. рублей.

Кто чего хотел?

Пациент, обращаясь в офтальмологическую клинику, конечно, хотел хорошо видеть, причём без очков. Клиника хотела получить клиента. Поэтому на старте они друг другу понравились. Сначала Михаил Мухтулов увидел ролик «Прозрения» по телевидению, который обещал «отличное зрение каждому». Потом, когда уже пришёл в клинику, — массу рекламных плакатов, которые убедили, что здесь лучшее оборудование, индивидуальный подход и лучшие врачи. Перед операцией пациент прошёл обследование. И тогда никого ничего не смутило.

– Только после операции врач сказал, что из-за того, что я перенёс в 1986 году кератотомию (разрезание роговицы глаза, – ред.), роговица скукожилась и, может, её не следовало делать вовсе, – рассказывает Михаил Мухтулов. В материалах судебного дела зафиксированы показания доктора Сергея Безика, подтверждающие, что на стадии предоперационной подготовки была допущена ошибка при определении оптической силы искусственного хрусталика, которую якобы и нельзя было точно определить из-за насечек на роговице.

– Если бы я знал, что из-за старой операции могут возникнуть проблемы, я, может быть, не торопился бы с новой или обратился бы за консультацией в другой медицинский центр. Почему меня об этом заранее не предупредили? – задает риторический вопрос Михаил Мухтулов. На самом деле он нашёл для себя ответы:

– В клинике всё поставлено на конвейер, им не до индивидуального подхода. Мне операцию делали в субботу, передо мной было семь человек. После меня, кажется, столько же. И всё это люди, которые платят реальные деньги. Зачем их терять?

– В этом деле отразились те тенденции, которые никогда не дадут пациентам возможности защитить свои права, – говорит адвокат, представитель общественной организации «Центр защиты прав пациентов» Татьяна Фомина. – Суду удобно вынести решение, опираясь на одну только экспертизу и отметая доводы другой стороны, потому что у каждого судьи огромное количество дел, а в медицинской тематике надо разбираться неделями. В деле Мухтулова изумило, что нам не дали пообщаться с экспертами. Экспертное заключение не отразило индивидуальных особенностей пациента, которые повлияли на исход операции и которых не предвидели специалисты медицинского учреждения, хотя должны были.

В августе этого года глава «Прозрения» Ирина Ковеленова сделала такую же операцию Мухтулову на втором глазу. На этот раз старые насечки не помешали успеху лечения.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах