Примерное время чтения: 8 минут
197

Бойцы хотят двигаться вперёд. Журналисты из Ульяновска побывали в зоне СВО

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. АиФ - Ульяновск 43 25/10/2023
Владимир ЛАМЗИН / Предоставлено автором

Команда из журналистов, телевизионщиков и фотокорреспондента издательского дома «Ульяновская правда» две недели назад получила особое задание – выехать в командировку в прифронтовую зону СВО, в именные батальоны Ульяновской области, посетить ДНР и ЛНР и своими глазами увидеть, что там происходит и кипит ли жизнь в подшефном региону Лутугинском районе. Женщин и девушек на особое задание не брали. Наша редакция, состоящая из двух особ женского пола, по возвращении мужчин из командировки пригласила в гости одного из журналистов, Андрея Творогова, и взяла у него интервью.

Досье
Андрей ТВОРОГОВ. Родился в городе Чкаловске Республики Таджикистан в семье офицера. Первое высшее образование – журналистика (УлГУ), второе – практическая теология православной конфессии (УлГПУ). С 2010 года работает в СМИ, в настоящий момент – шеф-редактор корреспондентской сети ИД «Ульяновская правда». С 2017 года преподаёт журналистику в УлГУ. Проходил срочную службу в войсках специального назначения.

Приближают победу «на земле»

А. Светлая: Андрей, расскажите, где вы встречали своё 30-летие, почему второй раз отправились на передовую. Вам не хватало адреналина или вы хотели своими глазами увидеть наших бойцов из именных батальонов «Симбирск» и «Свияга», проверить их боевой дух?

А. Творогов: В первый раз мы выезжали в зону СВО в марте 2022 года – ситуация тогда была совершенно иная. Мы работали в составе группы журналистов со всей России, поездку организовала Чеченская Республика, соответственно, работали мы только на уже освобождённых территориях – не в прифронтовой зоне. С военнослужащими из Ульяновской области не пересекались – нас сопровождали военнослужащие Чеченской Республики и народной милиции ДНР (на тот момент – признанного независимого государства). В этот раз мы получили задание написать именно о наших военных, не в составе организованного пресс-тура с соответствующими ограничениями, а самостоятельно. Вопрос не в адреналине, вопрос в работе, которая должна быть сделана и должна быть сделана хорошо. О самих освобождённых территориях, о ходе СВО в целом напишут другие, но никто, кроме нас, не поедет в именные батальоны Ульяновской области: это маленькие в масштабах фронта подразделения, это простые солдаты – они не ведут своих телеграм-каналов, о них не снимут фильмы федеральные телеканалы. Но именно такие простые солдаты – из нашей области или Татарстана, Чувашии или Мордовии – приближают победу «на земле». Нужно рассказывать об их быте, об их службе – для тех, кто ждёт их здесь, и для истории. Что касается моего 30-летия – да, совпало, но я не придаю этому большого значения: Министерство обороны согласовало нам «окно», в которое мы можем выехать на позиции, из-за моего личного праздника переносить командировку я не счёл возможным. Встретил юбилей на передовых позициях «Симбирска».

– Хотелось бы в первую очередь узнать о настроении и самочувствии ребят и с кем вы там встречались.

– Мы были в добровольческих подразделениях, возможно, среди мобилизованных настроения иные, но конкретно ребята из именных батальонов ждут наступательных действий: это тяжёлый ежедневный труд, изматывающий и психологически, и физически. Солдаты хотят двигаться вперёд – ждут приказа, ждут изменения боевой обстановки. Боевой дух на позициях высокий: в именных батальонах собрались преимущественно идейные военнослужащие, они принимают участие в СВО не из-за денег.

Всё происходит быстрее

– Что вас больше всего удивило? Впечатлило или расстроило?

– Из специальной военной операции армия России выйдет изменившейся, это чувствуется и в мелочах, и в общем подходе к ведению боевых действий. Косность и зарегламентированность военной машины уходят в прошлое: талантливые мужчины, даже в солдатских званиях, назначаются на офицерские должности, подразделения активно используют легковой транспорт, смартфоны, коптеры. Упрощается взаимодействие между подразделениями и разведкой, разведкой и командованием – всё происходит быстрее, своевременнее, чем раньше. В артиллерийском дивизионе, к примеру, расчёты проводятся в специальной программе для мобильного телефона. Разумеется, телефон без сим-карты, модуля геолокации, но и в таком виде смартфон значительно упрощает расчёты. Повсеместно используются ноутбуки, блиндажи изнутри обшивают современными влагозащитными материалами. Современная передовая – это сочетание элементов начала XX века – линий окопов, блиндажей, буксируемых орудий – и элементов XXI века – повсеместной электроники, смарт­фонов, ноутбуков, коптеров, специальных программ, энергосберегающих светильников, небольших генераторов…

– Какова география вашей поездки?

– Почти вся Луганская народная республика и Донецкая народная республика. Планировали посетить и Херсонскую область, но не успели. До бойцов, которые стоят там, доедем в следующий раз.

– Как вас встречали наши бойцы на передовой и жители ДНР и ЛНР? Не случилось ли с вами чего-то непредвиденного?

– Бойцы встречали крайне тепло – как родных, как старых друзей. Вообще, в подразделениях царит атмосфера глубокой мужской дружбы, братства. В экстремальных условиях незнакомые мужчины разных возрастов учатся ценить друг друга, и ты, приехавший к ним на позиции, мгновенно становишься для них своим. Что касается местных жителей, они вполне дружелюбны, но годы боевых действий наложили на них свой отпечаток: они шутят всегда, шутят над всем, над гостями и над собой, юмор здесь особый – немного циничный, громкий, грубый, но дружелюбный. Происшествия были – на позициях нас едва не засёк коптер, на ночной дороге чуть не врезались в танк, в Кременной был небольшой обстрел, но всё это рабочие моменты.

БОЕВАЯ жизнь стала привычной

– Как вам показалось, не ослаб ли дух наших бойцов? И что они передавали своим близким и родным через вас? Что в армии думают о мире?

– Ребята – для себя – выработали установку: действовать так, как удобно психике, ты не ждёшь, что будет лучше, не ждёшь чуда, ты делаешь свою работу и думаешь не о том, когда будет мир, а о том, какая завтра будет боевая обстановка. Родным и близким ничего не передают, потому что с ними есть постоянная связь – ребята выезжают в тыловые районы, звонят с местных сим-карт, даже по видеосвязи. Родственные связи не теряются.

– Какие истории наших ребят вам запомнились и о чём хотелось бы рассказать? Как обустроен быт, есть ли у бойцов свободное время и доходит ли до них помощь от земляков?

– Помощь доходит в полном объёме – мы проследили путь одной из гуманитарных колонн от погрузки до разгрузки уже в полевом лагере. Сейчас, в отличие от начала СВО, у бойцов есть в принципе всё – снабжение налажено. Что до свободного времени, тут каждый сам себе хозяин. Некоторые слушают в наушниках музыку, кто-то смотрит фильмы – со смартфона или даже проектора. Другие строят на позициях храм. Жизнь кипит, не похожая на гражданскую, но жизнь. Это не только бои, это быт: чистка овощей, укрепление блиндажей, стирка вещей… Практически в каждом подразделении есть коты: мыши в полях – это настоящая напасть, они грызут проводку, так что солдаты заводят котов, выхаживают котят… На СВО все попадали по-разному: кто-то поехал вслед за мобилизованным сыном, кто-то из идейных соображений сразу записался в добровольцы. Какие бы мотивы ими ни двигали – спецоперация «перековала» их. О проблемах «гражданки» не думают – думать надо о товарище здесь, о боевой задаче.

После восьми лет забвения

– Как обстоят дела в Лутугино, которому наш регион оказывает всякое содействие в строительстве и восстановлении? Это место считается прифронтовой полосой или освобождённой территорией?

– В Лутугино боевые действия вообще не шли, так что населённый пункт восстанавливают не после войны, а после восьми лет забвения – когда городу попросту не выделялось финансирование ни на что, даже на обрезку деревьев. Это не прифронтовая полоса, и всё-таки СВО изменила жизнь города: на каждом шагу в центре Лутугино военторги, где закупаются военнослужащие, для них открывается множество кафе и ресторанов, продаются наиболее востребованные «в полях» товары.

– С какими мыслями и чувствами вы вернулись из командировки? Какие моменты вспоминаются чаще других, что врезалось в память?

– Мысль одна – продолжать делать свою работу, выезжать к ребятам снова, зимой, весной – как только будут согласованы даты. Доехать до мобилизованных, поддерживать связь с именными батальонами. А что до моментов – вспоминается момент прощания с начальником штаба «Ульяновска» – первое подразделение, в которое мы приехали. В день, когда мы уезжали от них, поступил приказ выдвинуть на позиции весь личный состав. Теперь самое тревожное – это следить за новостями с их позиций и думать о людях, которых ты знаешь лично, о людях, о которых ты рассказывал, – о настоящих солдатах и офицерах.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах