aif.ru counter
378

Айрат Голяков: «Мне постоянно ставят задачи, и я их придумываю себе сам»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. АиФ - Ульяновск 12 22/03/2017

Начиная новое дело, он не всегда знает, чем всё может закончиться. Говорит, что хоть сейчас может уйти с должности – есть куда, и образование позволяет. Но ему его работа интересна, и пока работать хочется.Трудится наш гость главой администрации сельского поселения.

Даём толчок

А. Голяков: Я не умею ходить на работу только для того, чтобы получать зарплату, – говорит глава Старомаклаушинского сельского поселения в Майнском районе Айрат Голяков. – Кроме того что мне постоянно ставят задачи, я их придумываю себе сам. Это ведь со стороны кажется, что администрация ничего не делает. Мы головы на работе не поднимаем, а народ-то этого не видит!

Р. Микелтадзе: Айрат Файзрахманович, но ведь народ видит, что в поселении что-то и реальное делается. Взять ту же пожарную часть. Ведь появилась она благодаря именно главе администрации.

Досье
Айрат Голяков. Родился в 1982 году. Окончил экономфак Ульяновской сельхозакадемии, Российскую академию народного хозяйства. Глава администрации Старомаклаушинского сельского поселения Майнского района. Женат, воспитывает троих детей.
– Во всём что делается в наших селах заслуга администрации мизерная. Мы только толчок даём, провоцируем, а дальше всё само катится. С пожарной частью было так. Случился в Старых Маклаушах пожар. Ближайшие пожарные от нас в Тагае за 40 километров и в Майне – около 60 километров. Пока приехали, дом сгорел. Тут же стихийный сход. Люди с претензиями: «Сколько можно терпеть? Почему у нас нет пожарного поста?» Я ответил, что в селе есть типовое здание, но оно принадлежит фермерскому хозяйству «Дубёнки», и оно нам его не отдаёт. Приезжает через некоторое время глава хозяйства Равиль Мусин. Народ к нему: «Почему администрации здание не отдаёшь? Давно бы уже пожарную часть сделали». И, наверное, в тот же день я столкнулся с ним. Он меня спросил: «Зачем народу жалуешься, что я тебе здание не  отдаю? Забирай, если нужно!» А я в папке уже несколько месяцев носил отпечатанный без даты акт передачи этого здания. Говорю: «Так у меня всё готово!» Председатель, конечно, опешил, но от слов отказываться не стал. Тут же оформили бумагу.

– Вот так всё просто? Не верится…

– Кстати, в селе в это время работал межевик. Я с ним сразу договорился, что он заодно под здание будущей «пожарки» межевание сделает. А это было главным условием для создания пожарной части – здание и земля под ним должны принадлежать поселению.

Из регионального МЧС приехал специалист, отметил, что здание классное. Сказал, что нужно повесить ворота, подвести воду, отопление… И лёд тронулся. Чтобы ускорить дело, я пошёл на хитрость. Поехал в село Чирикеево, собрал людей и сказал, что нужно написать коллективное письмо в Законодательное собрание области. Сам его сочинил, люди расписались, отправили. Через месяц позвонил помощник депутата Валерий Малышев: «Люди письмо про пожарную часть прислали. Сам, небось, сочинял?» Я конечно, не сознался. Вскоре приехал сам депутат. Посмотрел, оценил и к главе тех же «Дубёнок» обратился с предложением о помощи. Тот согласился при условии, что только машин не даст, так как самому нужны были. Ремонтировали здание всем поселением.

Предприниматели скинулись по 10 тысяч, внесли свою лепту жители. Львиную долю затрат взяло на себя хозяйство Мусина. Малышев помог с бетоном.

Гордость Айрата Голякова и пожарная часть, и хоккейная команда в форме

Гордость Айрата Голякова и пожарная часть, и хоккейная команда в форме Фото: АиФ/ Резо Микелтадзе

– И как сегодня дела в пожарной части? Оправдали себя затраты?

– В ноябре 2015-го пожарную часть открыли. Мы тут же передали её на баланс регионального МЧС. Сейчас там две пожарные машины. В прошлом году в «Дубёнках» был поджог сена. Две машины наши и две из «Дубёнок» 50 % сена спасли. А если бы ждали пожарных из Тагая и Майны, всё бы сгорело. Я считаю, что из всего что сделано в поселении пожарная часть – наша самая большая гордость, 15 рабочих мест! Несколько мужиков с вахты вернулись, а когда мужик дома живёт – это очень большое дело для семьи.

В хоккей играют непьяные мужчины

– А вот несколько лет назад слух прокатился, что в вашем поселении мужики зимой пить бросили. Якобы из-за хоккея.

– Многие тогда пальцем у виска крутили, когда я задумал построить хоккейную площадку в Новых Маклаушах. Я тогда с моим завхозом взял делянку в лесу. Работаем, сели на перекур. Я предложил деловую древесину на доски распустить и сказал, что часть своих досок на каток отдам. Он загорелся, сказал, что тоже досок даст. В общем, строили мы эту площадку втроём – я, завхоз и слесарь МУП. Построили – заливать надо. А мы не умеем! Лили-лили, даже село обезводили. Но залили! Получилась она у нас нестандартная, маленькая, но нам казалось: мы огромный стадион построили. И такой тут был ажиотаж! Откуда только коньков у людей набралось.

Катались все – и дети, и родители. В хоккей начали играть – все подряд. И действительно зимой некоторые мужики из-за этого хоккея пить бросили.

В следующем году, по инициативе Айрата, построили площадку в Старых Маклаушах. А параллельно начали строить каток чуфаровцы. Мол, чем мы хуже? И скоро Голяков отчитывался, что в его поселении три катка. А во всём районе, вместе с маклаушинским, их было пять. И тогда Айрат написал письмо депутату Госдумы от Ульяновской области Владиславу Третьяку. Мол, поселение – хоккейная столица района, а у хоккеистов нет возможности никуда съездить, потому что нет формы. Так получили сертификат на 30 комплектов хоккейной формы.

– Ну и как команда сыграла, победы есть?

– Через несколько дней район проводил открытый чемпионат по хоккею. У нас первая игра с игнатовцами. Они приехали, увидели новую форму, обозлились, что им, играющей команде, ничего не дали, а нам дали. Ну и «наваляли» нам 24:0. Чуть не отбили у мужиков охоту в хоккей играть. Я, правда, тогда миндальничать не стал, говорю: «Не будете играть, отдам форму в Игнатовку». Теперь почти на равных играем.

– Игры играми, но ведь есть в поселении большая проблема – вода.

– Да, старомаклаушинскому водопроводу 43 года. Делали его из чего придётся – асбеста, чугуна, полиэтилена. Сейчас на нижних улицах села вода есть практически всегда. Стоит поднять давление, чтобы подать на верхние – начинаются порывы. Запчасти сразу не покупаем. Раскапываем, смотрим, из чего сделан участок, и я тут же еду в Ульяновск, покупаю всё нужное. Как бы там ни было, но у нас не бывает такого, чтобы из-за прорывов люди сутками сидели без воды.

Думая о будущем, Голяков уже заказал проектно-сметную документацию на реконструкцию водопровода в Старых Маклаушах. Он не расстраивается, что в области заканчивает свою работу программа «Чистая вода». «Не будет этой программы, – уверен Айрат, – будет что-нибудь другое». Готовы у Голякова и документы в программу «Народные инициативы» по Новым Маклаушам.

– Стоимость работ, – говорит он, – всего 1 миллион 990 тысяч рублей. – Здесь водоисточник не обеспечивает в летний период всё село. Мы хотим закаптировать ещё один родник, поставить башню Рожновского и посмотреть: если мощности будет достаточно, сами прокопаем траншеи и проведём воду на все улицы. Не настолько уж это и дорого.

Откуда у поселения деньги?

– Вас многие считают протеже главы крупного и богатого фермерского хозяйства в поселении Мусина. Он вас пригласил сюда, рекомендовал на главу администрации… Вы его человек?

– Если бы я был человеком Мусина (смеётся), – то не сделал того, с чего начал работу в администрации. Потому что Старомаклаушинское поселение – единственное в районе, где обрабатываются все земли. Но оно же и единственное в районе, где не всё в порядке с документами на землю. Фермер пашет, земля обрабатывается, а налоги не поступают. И первое, что я сделал – поехал в налоговую. Мне посоветовали подать всех пайщиков одним списком. Я так и сделал. Полетели уведомления, люди начали платить, и в поселенческий бюджет пошли деньги! А потом в законодательство внесли изменение – если пайщик не зарегистрирован в Росреестре, то он налоги платить не обязан. У нас опять откат назад!

И тогда мы занялись невостребованными паями. Работа долгая, трудная, нудная. Но в итоге через два года продали три земельных участка.

– И куда эти деньги пошли? На премию администрации?

– Это были нереальные для поселения деньги. Два с половиной миллиона! Мы в два с половиной раза увеличили бюджет. Существенно сократили кредиторскую задолженность и сумели приобрести четыре детские площадки. Четвёртую установим весной этого года рядом с новым ФАПом в Чуфарово. И у нас остался непроданным ещё один участок. Специально, чтобы было на что жить в 2017 году.

– А история со школьным спортзалом, который в итоге превратился в спортивный комплекс и который сделали буквально за лето… Тоже скажете, что не ваша заслуга?

– Повторюсь, наша заслуга здесь мизерная. Обидно было, что здание превратилось в прибежище для телят. И когда в 2012 году мы перевыполнили план по собственным доходам, могли пустить в конце года оставшиеся средства себе на премии. По закону имели право. Но делать этого не стали. Пригласили специалистов, и они поставили новые окна и двери в помещение.

А когда в поселение в очередной раз приехал глава районной администрации, люди ему про его обещание напомнили: что если поселение начнёт ремонт спортзала, он им поможет. И дело закрутилось. Да и школа выиграла грант по программе «Модернизация образования» именно на ремонт спортзала. После ремонта к нам приезжал губернатор и

сыграл с директором школы в теннис. В теннисном зале. А ещё там есть гимнастический и тренажёрные залы, баскетбольный манеж, тренерская, раздевалки, холодная кладовая для инвентаря. И ходят по коридорам этого мини-спорткомплекса маклаушинцы без обуви.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах