270

Недетский эксперимент. Ребят с диабетом оставили без привычного инсулина

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. АиФ - Ульяновск 16 21/04/2021

«Я не понимаю, почему в нашей великой стране, служению которой я отдала всю свою жизнь, создаются законы, отнимающие у меня самое дорогое, единственное и ценное, что у меня есть, - здоровье моего ребёнка?» С этих слов своё письмо в редакцию «АиФ» начала жительница областного центра Наталья Попова. Как и другие родители ульяновских ребятишек, страдающих сахарным диабетом, в начале этого года она столкнулась с проблемой – проверенный временем инсулин торговой марки «Лантус» стало невозможно получить на льготных основаниях. Оригинальный препарат, который на протяжении 15 лет обеспечивал дочери Наталья Валерьевны комфортное самочувствие, без всякого предупреждения заменили на дженерик (аналог) с торговым наименованием «Гларгин».

Исключение из правил

Всё по закону: согласно действующей редакции Приказа N 4н Министерства здравоохранения РФ от 14 января 2019 года, врач, назначая пациенту лекарство или выписывая рецепт, использует не конкретное название препарата, а МНН - международное непатентованное наименование (проще говоря, название действующего вещества). Закон хороший, особенно при нынешнем многообразии лекарств, имеющих одну и ту же «начинку» (т.е. МНН), но различающихся по названию и цене. При большинстве недугах такое нововведение пациенту на руку, особенно если оплачивать препараты приходится из собственного кошелька.

Увы, но с больными сахарным диабетом I типа, чьё обеспечение инсулином государство взяло на себя, история совершенно иная. Пациенты и их близкие прекрасно знают: инсулин – это не тот препарат, с которым можно экспериментировать, для каждого больного схема инсулинотерапии подбирается индивидуально, и здесь имеет значение всё – и действующее вещество, и другие компоненты - а они у оригинального препарата и дженерика могут отличаться. Заменить первый вторым – значит сбить годами проверенную схему и поставить под удар жизнь пациента. Причем далеко не факт, что «поэкспериментировав» со здоровьем и вернувшись к старому препарату, его эффект будет тот же, что и раньше. Меж тем выбор у нашей читательницы небольшой – либо брать в аптеке льготный, но сомнительный инсулин, либо покупать хорошо знакомый. Понятно, что женщина выбирает второе – какая мать согласится рисковать здоровьем своего ребёнка, тем более в период, когда он готовится к ЕГЭ, и стрессов ему и без того хватает?

Выбора нет?

Ежемесячные расходы на инсулин и другие препараты составляют от 12 тысяч рублей и больно бьют по бюджету семьи.

«Закон, запрещающий врачу писать в рецепте торговое наименование препарата, принимался ради того, чтобы исключить коррупционную составляющую между врачом и фармкомпанией и расширить возможности пациента, а что получилось по факту? Мы лишились возможности поддерживать жизнеобеспечение наших детей теми препаратами, на которых они находятся уже давно. Формально всё соблюдено – и этот закон, и закон о госзакупках, единственное, о чём не вспоминают – это право пациента на выбор, которое у нас отобрали!» – посетовала читательница в беседе с журналистом «АиФ».

В надежде прояснить ситуацию с новым дженериком Наталья Валерьевна связалась с Российской детской клинической больницей Российского национального исследовательского медицинского университета имени Пирогова, с деятельностью которой наша читательница знакома не понаслышке – именно здесь в 2006 году её дочери подобрали оптимальную схему инсулинотерапии. По поводу нового препарата светила науки ничего сказать не смогли, поскольку в глаза его не видели.

А что в высоких кабинетах?

Надежда получить рецепт на инсулин прежней марки через врачебную комиссию ЦГКБ тоже не оправдалась. По закону, чтобы добиться назначения препарата конкретного торгового наименования (в нашем случае это «Лантус»), медики должны дать заключение, что все остальные лекарства пациентке решительно не подходят. Понять это можно только экспериментальным путём, но поскольку делать из своей дочери подопытного кролика Наталья Валерьевна не согласилась, в документе за подписью главврача Ильи Мидленко значится отказ. Обращение в Минздрав и личный приём у главы ведомства (теперь уже бывшего) Виктора Мишарина имели тот же эффект.

В своей беде Наталья Попова не одинока – количество детей-диабетиков в регионе исчисляется сотнями. Среди них – две маленькие дочки Елены Головиной, одной шесть лет, второй - пять.

«Младшая дочка два года болеет, старшей диагноз поставили недавно. Сразу прописали два препарата, один из которых через пару лет собираются снимать с производства. Если его оставят, это будет большой плюс, а если нет, повторится ситуация с младшей девочкой. Долгое время она находилась на «Лантусе», а в январе нас поставили перед фактом – этот инсулин для льготников больше не закупают. Пришлось выходить из ситуации – у знакомых был небольшой запас препарата, и они с нами поделились. Что делать теперь, не знаю».  

Объединённые общей проблемой, родители детей-диабетиков готовят обращение в правительство и Федеральное собрание РФ с просьбой внести в законодательство поправки, позволяющие получать льготный инсулин по торговому наименованию, а не по МНН. Поймут ли чаяния мам и пап в высоких кабинетах? Поживём – увидим.

Мнение эксперта

Смена инсулина может привести к серьёзным последствиям

Врач-педиатр Дмитрий Малых:

Смена препарата может негативно повлиять на течение болезни. Универсального ответа на вопрос, безопасно ли пациенту переходить на новую марку инсулина, нет: для одного больного перевод на препарат другого производителя обойдётся без всяких последствий, у другого вызовет серьёзные побочные реакции. Поэтому стандартная рекомендация такая: не стоит менять препарат, который отлично подходит пациенту, на какой-то другой, если для этого нет серьёзных оснований.

Мнение власти

Хотели, как лучше

Депутат Государственной думы Алексей Куринный:

Изменения в законодательстве принимались из государственных соображений. Российская Федерация начала производить на своей территории стратегические препараты, и чтобы облегчить им вхождение на рынок, был придумана схема «третий лишний» - если на торги выходят больше двух организаций, и две из них российские, то контракт разыгрывается между ними. Для большинства препаратов эта практика работает, но в случае с инсулином есть определённые проблемы. Для детей, беременных женщин, граждан, страдающих сопутствующими заболеваниями, критическое значение имеют чистота препарата, точность дозировки, дополнительные компоненты. Использование облегчённого варианта в виде таких называемых дженериков чревато для таких пациентов серьёзными осложнениями. Решить проблему можно двумя путями. Первый – расширить возможности выписки препаратов по торговому наименованию, а не по МНН, второй – компенсировать пациенту часть затрат на приобретение оригинального препарата. Допустим, он стоит 3000 рублей, а аналог, который можно получить по льготе, - 2500: эту сумму (2500) вам выплачивает государство, остальные 500 рублей вы добавляете сами. Кстати, этот вариант сейчас рассматривают в федеральном Минздраве. На уровне региона вопрос можно решить одним способом – добиваясь выписки конкретного препарата через врачебные комиссии.

Главное, не молчать

В Башкирии родители добились своего

То, что их дети лишены возможности получать необходимый инсулин на льготных условиях, возмущает не только ульяновских родителей. Так, в марте прошлого года у зданий правительства и министерства здравоохранения Башкирии прошли пикеты местных жителей, считающих, что из-за законодательных нововведений их дети оказались в опасности. На этом отчаявшиеся люди не остановились – записали видеообращение к президенту РФ: «Мы против автоматической замены инсулинов, благодаря которым наши дети достигли необходимого уровня глюкозы в крови, хорошо себя чувствуют и радуются жизни, на отечественные препараты. Мы против, чтобы инсулины закупались по МНН - под одним непатентованным наименованием может скрываться несколько инсулинов, которые не подходят детям. Когда мы приходим к врачу, ни врач, ни пациент не знает, какой инсулин в итоге выдадут в аптеке: оригинальный или кота в мешке».  

Федеральный закон в итоге так и не поправили, зато на местном уровне дело сдвинулось с мёртвой точки: теперь врачебные комиссии Башкирии идут навстречу родителям юных пациентам куда охотнее и не отмахиваются от них, когда речь заходит о необходимости выписать рецепт на инсулин конкретного торгового наименования.

Ульяновские мамы и папы намерены последовать примеру башкирцев. По словам депутата Алексея Куринного, который 15 апреля встретился с родителями детей-диабетиков, добиваться чего-то по одиночке бесперспективно, усилия лучше объединить. Со своей стороны, народный избранник пообещал внести предложения по изменению соответствующего приказа таким образом, чтобы дети и некоторые другие категории граждан могли получать инсулин определённого наименования.

Что ещё

Министерство промышленности и торговли РФ предлагает ввести новый механизм государственных закупок лекарственных препаратов. Порядок, получивший название «второй лишний», предусматривает, что на аукционах преимущество будет отдаваться тем фармацевтическим компаниям, у которых на территории России и стран Евразийского экономического союза есть производство полного цикла.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах