aif.ru counter
Татьяна ЗАХАРЫЧЕВА 278

В пушкинском кругу. Потомки дяди поэта жили в Ульяновске

Накануне дня рождения поэта в Ульяновске состоялось открытие не только памятника его праправнуку, но и целой истории рода Пушкиных в нашем городе.

Март 1935 года. На семейной фотографии в первом ряду слева направо: Елизавета Львовна (она же – на фото внизу), мать Петра Сергеевича Мария Вадимовна, её дети Маша и Петя. Во втором ряду: муж Елизаветы Андрей Иванович Брусов, отец Петра Сергеевича Сергей Львович. Крайние справа – супруги Яковлевы Татьяна и Михаил. Справа под семейным снимком – Мария Львовна. На общем фото её нет.
Март 1935 года. На семейной фотографии в первом ряду слева направо: Елизавета Львовна (она же – на фото внизу), мать Петра Сергеевича Мария Вадимовна, её дети Маша и Петя. Во втором ряду: муж Елизаветы Андрей Иванович Брусов, отец Петра Сергеевича Сергей Львович. Крайние справа – супруги Яковлевы Татьяна и Михаил. Справа под семейным снимком – Мария Львовна. На общем фото её нет. © / Из личного архива

Памятник праправнуку Александра Сергеевича –  мальчику Саше, погибшему в Ульяновске во время эвакуации, – открывали 5 июня на территории Воскресенского некрополя. Совершенно случайно в это же время там оказался петербуржец Пётр Пушкин, представитель костромской ветви рода. Он приехал навестить могилы своих двоюродных прабабушек Елизаветы и Марии. О большой семье Пушкиных, собравшейся во время Великой Отечественной войны в Ульяновске, молодой Пушкин рассказал для «АиФ» со слов своего деда Петра Сергеевича, непосредственного участника тех событий.

Елизавета

Елизавета Пушкина
Елизавета Пушкина Фото: Из личного архива

Семья Пушкиных – сёстры Елизавета, Мария с восьмилетним сыном Олегом, их мать, а также жена их родного брата Мария с сыном Петей и дочерью Машей – приехала на родину Ленина из Ленинграда, спасаясь от ужасов войны и блокады. У каждой из женщин был свой путь, но все они стремились именно в Ульяновск, потому что здесь ещё до войны по месту службы мужа поселилась третья сестра – Татьяна. Она жила в частном доме напротив Почтамта – там, где сейчас Дом печати. Было время, когда в 12-метровой комнате Татьяны ютились девять человек, но потом все разъехались по другим квартирам. И всё-таки Пушкины в эвакуации держались вместе, каждый день виделись, общались и всячески поддерживали друг друга. Только в 1946 году они вернулись на родину, но не все: в 1943 году умерла Елизавета, а вслед за ней, в 1944-м, – Мария.

Когда началась Великая Отечественная война, Елизавета, как и её муж Андрей Брусов, была уже опытным врачом, хорошим специалистом. Детей у супругов не было, и они в первые же дни войны ушли добровольцами на фронт. Служили в медсанчасти на Ленинградском фронте.

Однажды колонна машин, перевозившая их госпиталь с одного места на другое, попала под бомбёжку. Машина, в которой ехала Елизавета, пострадала особенно сильно. Взрывной волной людей разметало по дороге. Елизавете повезло остаться в живых, но она была серьёзно ранена в ногу. Её комиссовали и перевезли в тяжёлом состоянии в Ульяновск, к сестре Татьяне. Несмотря на заботу, лечение и уход, нога так и не зажила, началась саркома, и женщина умерла.

Это интересно
Родоначальник костромской ветви рода Пушкиных Александр Юрьевич приходился родственником великому поэту. Родной дед Александра Сергеевича и отец Александра Юрьевича были троюродными братьями. Мать А.С. Пушкина Надежда Осиповна приходилась Александру Юрьевичу двоюродной сестрой, причём они были довольно близки. Есть версия, что в «Евгении Онегине» под «дядей самых честных правил» поэт подразумевал именно дядюшку Александра Юрьевича. В семье Пушкиных хранились письма поэта, но в блокаду квартиру разграбили. Отец Петра Сергеевича говорил: «Ничего не жалко, кроме пропавших писем».

Мария и Татьяна

У Марии была необыкновенная судьба. Она окончила институт растениеводства. Ещё в студенчестве влюбилась в своего преподавателя Вениамина Сергеевича Бахтина (сподвижника Николая Ивановича Вавилова), который ответил ей полной взаимностью. Бахтина арестовали вслед за Вавиловым.

Мария Пушкина
Мария Пушкина Фото: Из личного архива

Когда Мария узнала, что ему суждено отправиться в ссылку, в Сибирь, решилась ехать за ним. Семья отговаривала девушку: «Он стар, ты молода, и вы даже не женаты. Зачем ломать себе жизнь?». Мария не изменила своего решения. В Сибири они обвенчались и расписались, там родился их сын Олег.

Закончилась непростая семейная жизнь трагически: Вениамина Сергеевича расстреляли, вдове с ребёнком разрешили вернуться в Ленинград…

В Ульяновске Мария не смогла найти постоянной работы, трудилась в основном на уборке урожая, плату получала продуктами. Заботясь о своей семье, недоедала, ослабла, зато укрепилась и стала развиваться болезнь туберкулёз... Она умерла в 1944-м. Окончательно осиротевший Олег остался на попечении всей семьи Пушкиных.

Свою тётушку Татьяну Львовну Пётр Сергеевич Пушкин всю жизнь вспоминает с

благодарностью: она не только приютила ленинградцев в эвакуации, но и очень помогала им во всём. Её муж, кадровый военный, Михаил Александрович Яковлев ещё до войны получил назначение в Ульяновск, преподавал в военном училище связи. Чтобы спасти семью от голода, Татьяна с сестрой Марией ездили по селам, меняли вещи на продукты. И в одну из таких зимних поездок нашли в брошенном, выстуженном сельском доме полуживую маленькую девочку. Укутав потеплее, усадили ребёнка на санки и привезли в город. Отогрели, накормили, окружили заботой. Девочку звали Аней, Яковлевы оставили её у себя, вырастили как родную дочь. Они уехали из Ульяновска раньше остальных, в 1945-м: Михаил Александрович получил назначение в другое место.

Жили в разных городах, «по месту службы», но в конечном итоге тоже перебрались в Ленинград, к своим. Анна Михайловна Яковлева жива до сих пор.

Город Петра на Волге

Пётр Сергеевич Пушкин рассказывал внуку, что отец вывез их семью из Ленинграда в последний момент. Вместе они добрались до Тихвина, там Сергей Львович повернул назад, а жена с детьми добирались до Ульяновска по воде, на баржах. Немцы беспощадно бомбили беженцев. Рвущиеся снаряды, тонущие суда, погибающие люди… После этих откровений войны Ульяновск показался землёй обетованной. Сначала остановились у Татьяны Львовны и Михаила Александровича, а потом сняли комнату в доме по ул. Плеханова, 4. У Петра Сергеевича до сих пор перед глазами их улица, двор и волжский косогор, на который женщина в белой блузе выводила гулять козу на верёвочке. Она жила в соседнем доме, по ул. Плеханова, 2. «Это княгиня Елизавета Петровна Баратаева», – говорили о ней.

Фото: Из личного архива

Когда началась война, Петру Сергеевичу было 12 лет. В Ульяновске он пошёл в шестой класс средней школы №3. Учились в здании нынешнего театра кукол. А там, где сейчас руины кинотеатра «Рассвет», был юннатский огород, на котором выращивали овощи для школы.

За каждый отработанный час на огороде ученики получали две палочки. В конце осени тому, у кого накапливалось достаточное количество палочек, давали часть урожая для своих семей. Руководил работой на огороде учитель биологии, выпускник Брюссельской академии Валентин Владимирович Ивановский.

В 1943 году, когда было введено раздельное обучение, мальчиков перевели во вторую мужскую школу, но учителя остались те же. С теплотой вспоминает Пётр Сергеевич преподавателя немецкого языка Маргариту Вильгельмовну Конопелько, она же вела хореографию. Мальчишек было много, и Маргарите Вильгельмовне надо было за урок перетанцевать с каждым. В конце концов она почти без сил опускалась на стул в углу класса. Зато мальчики научились отменно вальсировать.

В 1946 году Пётр Сергеевич окончил десятый класс и стал первым золотым медалистом. Первым, потому что именно в 46-м были учреждены медали, и даже в Ленинской школе в тот год не нашлось достойного этой награды. И сейчас в шестой школе (она стала преемницей второй мужской) хранится старинный альбом, на первой страничке которого – фотография Петра Пушкина – первого медалиста. В этом же, 1946-м, году ленинградцы вернулись домой.

Кстати
Могила Елизаветы и Марии Пушкиных никогда не была брошенной. Раз в два-три года к ней приезжал сын Марии Олег со своим сыном Алексеем. Однажды они привезли из Петербурга и установили на могиле старинный крест, который Пётр Сергеевич купил на Охтинском кладбище. Сейчас за могилой ухаживает учитель Мариинской гимназии Ульяновска. Его маленькая внучка – новый росток костромской ветви пушкинского рода – Елизавета Петровна Пушкина.

Прошло более семидесяти лет, но до сих пор Пётр Сергеевич вспоминает Ульяновск с теплотой, собирает о нём книги, изучает историю города, его архитектуру.

«Лучшего города я не знаю, – сказал как-то Пётр Сергеевич Пушкин своему внуку Пете. – Он спас нас всех от смерти. Когда мы вернулись в Ленинград, я не нашёл на своей улице ни одного живого сверстника: кто-то погиб в блокаду, кто-то – в эвакуации».

А ещё вспомнил, что когда уезжал из Ульяновска, нацарапал на мраморной табличке, найденной во Владимирском саду, имена Пушкиных, которые были в эвакуации в Ульяновске, и закопал её на волжском косогоре, недалеко от дома, где они жили.

Пётр Сергеевич не раз возвращался в Ульяновск в шестидесятые годы, гулял по его улицам, вспоминал и, конечно, навещал дорогую могилу на старом городском кладбище.

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
На какие недостатки в нашем городе вы готовы закрыть глаза?
Самое интересное в регионах
Роскачество