aif.ru counter
Татьяна ЗАХАРЫЧЕВА
151

Шесть треугольников на вечную память

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. АиФ - Ульяновск 16 19/04/2017
Каждое 9 мая Елена Васильевна (слева) в одном строю с отцом, которого знает только по письмам и рассказам родных.
Каждое 9 мая Елена Васильевна (слева) в одном строю с отцом, которого знает только по письмам и рассказам родных. © / Елена Уба / Из личного архива

Эти шесть писем «с войны», написанных с января по март 1942 года, в редакцию «АиФ» принесла Елена Васильевна Уба. Она родилась спустя несколько месяцев после того, как её отец ушёл на фронт. И теплоту, доброту родных отцовских рук могла почувствовать только через шероховатость пожелтевших листов бумаги, аккуратно сложенных в треугольник.

Дружная, мирная и трудолюбивая семья Шуркиных из села Новое Ильмово Дрожжановского района Татарской АССР осенью 1941-го проводила на фронт сразу четверых сыновей. Старший Василий оставил дома беременную жену с двумя детьми – 10-летним сыном Федей и четырёхлетней Ниночкой. А 15 декабря у Анны Петровны Шуркиной родилась ещё одна девочка – Елена, Лена, Леночка. Василий Петрович так и не узнал, сын это или дочь, и в своих письмах передавал привет «человечку, который родился».

По пути на фронт

– Первое письмо от отца пришло 16 января. Папа писал, что они находятся в 15 километрах от станции, в лесу, что занимаются военной подготовкой, – рассказывает Елена Васильевна. 

Во втором письме (от 3 февраля) Василий Петрович сообщает: «Получаем обмундирование. Отправляемся дальше со станции «Зелёный дол». Он ничего не знал о братьях и спрашивал, куда их отправили.

Третье письмо (13 февраля) адресовано отцу – Петру Петровичу Шуркину. В нём – вопросы о здоровье родителей и снова – о судьбе братьев. И совсем немного о себе: «…в полночь посадили в поезд, но куда отправляют, пока никто не знает».

Четвёртое письмо (17 февраля) пришло из столицы: «Из вагонов пока не выходим. Три дня и три ночи находились в Москве. Питаться стали лучше: говорят, дальше пять дней придётся передвигаться пешком».

В пятом письме (25 февраля) Василий Шуркин сообщает семье, что их подразделение в 200 километрах от Москвы, в Калуге Тульской области. «Четыре ночи ночевали здесь. Зрелище ужасное. Земля изрыта окопами и рвами… Вокруг разрушенные дома, предприятия, кое-где лежат «отдыхающие».

– Отдыхающими папа называл раненых и погибших красноармейцев, так как по цензурным соображениям было запрещено писать в тыл о потерях в рядах Красной Армии, – поясняет Елена Васильевна.

Шестое письмо было написано 2 марта: «Здравствуйте, мои дорогие! Шлю большой привет и наилучшие пожелания вам, моя дорогая, любимая Аннушка, сыночек Фёдор, доченька Ниночка. И большой привет тому маленькому человечку, который появился на белый свет. Не знаю, кто он, как его зовут. Как вы поживаете? Как чувствуют себя детки? Не болеют ли? Береги себя и детей. Может, в дальнейшем в твоей жизни будет самое дорогое – наши детки.

Немного о себе. В дороге писал несколько писем, но не знаю, получили вы их или нет. Мы всё время в пути – вам и отвечать-то некуда. В вагонах было очень тесно, сыро, холодно. Чтобы написать письмо, нет особой возможности. Решил использовать минуты отдыха. От поля боя находимся близко. Вокруг грохот, стрельба, шум. В ушах звенит, свистит. Накормили сегодня лучше. Ночью в наступление. Даже для храбрости дали спиртное. В дальнейшем, пока ноги не протянешь, водку будут давать каждый день. Из поля боя выходит мало бойцов. Из тысячи солдат – 13-17 человек, инвалиды, калеки… Теряю много боевых друзей.

Родные мои, не знаю, сможем ли встретиться с вами ещё или нет. Сильно сомневаюсь. Если есть счастье у детей, может быть, повезет. Мужчина в семье теперь сын Фёдор. Одна надежда. Аннушка, береги детей, пусть не простужаются. Повзрослеют – поймут. Без внимания тебя не оставят. Сынок, расти быстрее, слушайся маму.

С большим приветом и наилучшими пожеланиями, ваш супруг, отец, Василий. Жму вашу руку, целую. Слёзы текут. Полевая почта 950».

Солдаты возвращаются

– Это было последнее письмо. Потом нам пришла весточка, что папа «без вести пропал», – говорит Елена Васильевна. – Мама была верующая. Всё время молилась, ждала: вдруг вернётся.

Но чуда не случилось. Как бы ей трудно, холодно, голодно ни было, она нас всех троих поставила на ноги. Не помню, чтобы она меня когда-нибудь ругала или наказывала. Прожила мама 85 лет…

Когда папа уходил на фронт, своим сёстрам наказывал, чтобы они получили образование. Сам он окончил только 4 класса сельской школы. Дальше учиться не получилось. Считали, что он якобы сын кулака, поэтому нигде не принимали. Как бы он обрадовался, если бы узнал, что его дочка, которую ему так и не довелось подержать на руках, окончила школу и педагогический институт, стала «Отличником народного образования».

Мы с мужем вырастили двух дочерей, внука и двух внучек и сохранили для них папины письма и фотографии как самую дорогую реликвию. Ведь они связывают в единую цепочку прошлое и будущее нашей семьи, и папа в ней – очень важное звено.

Братья Василия Шуркина вернулись с фронта живыми, но их родители об этом не узнали – умерли, не дождавшись сыновей. Просто не смогли пережить беды, которая так неожиданно и жестко вторглась в их мирную семейную жизнь.

– Сколько человеку за всю жизнь выпадает болезней, горьких утрат, – говорит Елена Васильевна. – Мы, дети войны, не видели сражений, не слышали взрывов, но испытали всё: голод, холод, непомерный труд, смерть близких людей. Из нашего села на войну ушло 300 человек. 188 не вернулись. День Победы народ встречал измотанным, но с надеждой на лучшую жизнь. Известие о победе пришло из сельского совета. Все радовались, плакали и ждали своих с фронта. Не было в селе ни одной семьи, которая бы не оплакивала любимых и родных. Но люди не озлобились. Напротив, испытания их закалили, помогли выжить. И вот жизнь продолжается…

Уже несколько лет подряд 9 мая по всей стране на улицы выходят люди разного возраста с портретами своих любимых, родных воинов. Акция год от года ширится, и ряды этого «бессмертного полка» постоянно пополняются. И если участники войны 1941-1945-го возвращаются в строй, значит, слова «вечная память», «никто не забыт, ничто не забыто», которые уже более 70 лет передаются из поколения в поколение, пока ещё не утратили своего живого смысла.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество