1142

Кофе на песке. Как предприниматели 90-х делали себя и меняли Ульяновск

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. АиФ - Ульяновск 30 26/07/2017
Многие завсегдатаи кафе разъехались по другим городам и странам, но приезжая в Ульяновск, обязательно заходят «к Клавдии Ивановне». На старом снимке - первая хозяйка кафе. На решётке за её спиной та самая монограмма.
Многие завсегдатаи кафе разъехались по другим городам и странам, но приезжая в Ульяновск, обязательно заходят «к Клавдии Ивановне». На старом снимке - первая хозяйка кафе. На решётке за её спиной та самая монограмма. Из личного архива

Её хозяйка сумела объединить вокруг своего заведения журналистов, художников, артистов, преподавателей вузов, хотя была обыкновенной женщиной, «из крестьян», по профессии – штукатур-маляр.

О том, как это было, мы говорим с дочерью Клавди Ивановны Ермолаевой Ларисой Шальновой.

Первая хозяйка

Клавдии Ивановны нет с нами уже 15 лет, но завсегдатаи говорят о первой хозяйке кофейни на Бебеля, будто только вчера она стояла за барной стойкой и, «колдуя» над ароматной туркой на раскалённом песке, беседовала с гостями в своей простой, искренней манере.

Многие до сих пор говорят: «Встретимся у Клавдии Ивановны», а монограмма на чугунной решётке окна – две буквы «К.И.» над чашечкой кофе - словно завизировала непреложную истину: это её авторский проект, и она всегда будет здесь первой хозяйкой.

Тридцать лет назад с появлением этого небольшого кафе зарождалась традиция настоящего кофепития в городском пространстве. До этого работники общепита заваривали кофе в огромных алюминиевых кастрюлях, маркированных масляной краской, заливали в никелированные титаны с краником. Эту жидкость неопределённого цвета и вкуса, как правило, пили из гранёных стаканов. И даже не пили, а, скорее, запивали ею пирожки и комплексные обеды. Совсем иное было у Клавдии Ивановны…

Первыми изысканный вкус настоящего кофе, сваренного в турке на раскалённом песке, и радушие хозяйки оценили именно журналисты. В мае 1987-го они собрались в кофейне, которая только что открылась от ресторана гостиницы «Советской», чтобы отметить День советской печати, и навсегда прикипели к ней. Там они встречались, назначали интервью. И их гости, попавшие на эту орбиту, в свою очередь, приводили «к Клавдии Ивановне» знакомых, друзей, коллег…

- Ей удалось привлечь в кафе абсолютно разных людей. И главное - все они общались между собой, - говорит Лариса Шальнова. – Получился настоящий клуб, где люди обсуждали проблемы, находили решения, помогали друг другу.

К лучшей жизни

Клавдии Ивановне Ермолаевой было уже хорошо за 40, когда она ввязалась в предпринимательское дело. В начале 90-х, когда экономика страны погрузилась в «рынок», коллектив кофейни начал самостоятельно управлять делами. А в 1993-м, 7 апреля, состоялся аукцион. Помещение площадью чуть больше 30 кв. м продали по цене трёх однокомнатных квартир с рассрочкой в три года. Сначала хозяев было двое, потом осталась одна. Надо было как-то поднимать «своё» дело, и тут мало уметь варить кофе, столько всего сразу навалилось непонятного и неизвестного…

- Это сейчас, когда вся информация есть в интернете, предпринимателям легко следить за изменениями в законодательстве, - говорит Лариса Шальнова. - А тогда надо было отслеживать газеты, в которых печатали документы. Если пропустишь – легко попадёшь на штраф. Вспоминая своих покойных родителей (отец ушёл из жизни ещё раньше мамы), она не перестаёт удивляться: как же они много работали и как мало отдыхали:

- Я часто смотрю из окошка на маленькое деревце, которое растёт с тыльной стороны «Художки» прямо из стены, на уровне третьего-четвёртого этажа. Видимо, сначала в какую-то щёлочку попала семечка, потом появился росток. Помню, он был слабый, больше похожий на травинку. А потом постепенно выросло целое деревце метра в полтора. Вот она – сила жизни. Так и родители мои: преодолевали все препятствия и тянулись к лучшей жизни. Наверное, их закалило непростое трудовое детство. Как прививку получили.

Другое детство

- Мама с папой деревенские, - рассказывает Лариса. – Сейчас все отыскивают какие-то благородные корни. А мы, получается, из самой «маленькой» прослойки – из крестьян. Семьи у них были многодетные, жили в труде, а всё-таки в бедности, которой не стеснялись. Мама рассказывала, как они с сёстрами и братьями, совсем ещё дети, лёжа на печке, рассуждали, а что же министры каждый день едят. Но дальше яичницы и колбасы, которую они однажды видели, фантазия не улетала. Папа после седьмого класса ушёл учиться в школу фабрично-заводского обучения (ФЗО), а мама не успела собрать справки для поступления и целый год работала в городе нянькой в семье врачей. Ей было всего 14 лет! Когда я читала рассказ Чехова «Спать хочется» вот о такой же девочке, которая боролась с собственным сном, укачивая чужого малыша, понимала: так же и моя мама. Себя на её месте я и представить не могу.

Родители дали нам с братом совсем другое детство. Отец был каменщиком, мог любой дом построить и коммуникации провести. А мама – штукатур-маляр. В выходные они «шабашили», ремонтировали дома и квартиры, чтобы купить нам библиотеку Всемирной литературы, Детскую энциклопедию. Вообще в семье был культ книги и учёбы.

Искрене ваша, К.И

Когда у Клавдии Ивановны родился второй ребёнок, сын Алексей, она, чтобы больше бывать дома, ушла со стройки и устроилась во Дворец культуры профсоюзов контролёром.  Потом стала кормить обедами работников Дворца культуры (обеды были от ресторана гостиницы «Советской»). А когда открылось кафе при ресторане, ушла туда, ну а потом случилась перестройка… Вроде бы простая логика событий, которая привела энергичного, работящего человека к решению начать собственное дело. Но вот какое…

Как получилось, что ритуал приготовления кофе и приятного общения за чашечкой ароматного напитка горожанам открыла простая женщина, в жизни которой было много тяжёлого труда, очень мало досуга и совсем не было изысканных удовольствий?

Фото: Из личного архива

 

- Я считаю, что у мамы было врождённое чувство вкуса и тяга к красивому – и в одежде, и в сервировке стола, – говорит Лариса. - Дома, например, всегда красиво сервировали стол к чаю.... Как она кофе научилась варить? Наверное, методом проб и ошибок, ведь информации почти никакой тогда не было. Но кофе не главное! Главное – как его подаёшь. С каким лицом. А она подавала с радостью и большим, искренним интересом к своим гостям. По вечерам рассказывала, кто приходил, что она нового узнала… И, конечно, радовалась, что людям нравится у неё, что получается дело, за которое она взялась.

На мамином месте

- В следующем году будет 25 лет, как я работаю в кафе, и уже 15 – без мамы. Я бы не смогла создать это дело с нуля, не та закалка. Но довольна, что нам с братом удалось сохранить дух заведения и маминых гостей. Я могу прийти уставшая на работу, но никогда не буду натягивать улыбку, просто кивну, потому что считаю, что самое главное в отношениях - искренность. Знаю 90% наших посетителей по именам. Помню, у кого маму из больницы выписали, у кого внучка пошла, у кого где дети учатся. Это ведь не потому, что я записываю эти факты. Тут должен быть интерес к людям. Наши с Алексеем дети выбрали другой путь, уже понятно, что они не встанут за барную стойку вместо нас. Но я этому рада. Наверное, сама бы сейчас в эту сферу работать не пошла. У нас маршрутчиков и предпринимателей сейчас ругают наравне с террористами. Я вот благодарна водителю, который вышел на маршрут в шесть утра, весь день за рулём и довозит меня почти до дома, 50 метров остаётся пройти. За что его ругать? Зачем-то нагнетают неприязнь к работникам торговли: якобы, продают фальсификаты, обманывают.

А ведь дело-то в том, что государство ушло от настоящего контроля. Свести к минимуму производство некачественной продукции легко. Например, достаточно посмотреть, сколько завод закупает молока, сколько производит масла и станет ясно, какой продукт на выходе – настоящий или нет. Но это никому не нужно, а нужны разоблачительные репортажи из магазинов. Я это всё тяжело переживаю.

Как-то перебирала старые газетные вырезки и нашла статью за 1991 год с маминым участием. Помню, она тогда рассказывала, что на вопрос журналиста «Каких перемен вы бы хотели?» многие предприниматели отвечали: нужен закон о самоуправлении и прочее. А она сказала: «Хочу, чтобы люди друг к другу по-человечески относились». А потом дома ругала себя: «Простота! Ничего умного сказать не могла». Больше 25 лет прошло, сколько всяких законов приняли и отменили за это время, а вот «чтобы люди друг к другу по-человечески относились», так и осталось самым нужным.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах