aif.ru counter
Владимир ТОЛСТОЙ
262

Утрата храма и души. Церковь в Прислонихе решено восстановить

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. АиФ - Ульяновск 20 18/05/2016

Весть о том, что 5 мая пожар уничтожил одну из самых почитаемых святынь  области, потрясла не только православных христиан, но и всех, кому дороги наша историческая память и культурное наследие. «АиФ» рассказывает, чего же мы лишились.  

Строили  миром

Первое поселение на месте нынешней Прислонихи возникло в середине XVII века. Cлужилые люди селились здесь возле речки Каменный Брод, которая позднее была названа Малым Уренем. Показательно, что само село тогда называлось Богоявленское, что подчёркивает его неразрывную связь с построенным здесь храмом. Собственно, со строительства церкви в те времена начиналась история любого населённого пункта. Наверняка храм здесь был с момента основания села, однако достоверных, документально подтверждённых сведений об этом пока не найдено. Зато совершенно точно известно, что в 1722 году местный помещик Александр Белавкин совершил богоугодный поступок – пожертвовал деньги на строительство  здания церкви. Село Богоявленское было, что называется «бойким местом», поскольку именно здесь речку Урень пересекал Московский почтовый тракт, а значит, в храме нуждались не только местные жители, но и проезжие люди, следовавшие из столицы в Симбирск и далее – на Урал, где как раз  бурно развивалась промышленность.

Совсем недавно...
Совсем недавно... Фото: АиФ/ Сергей Юрьев

Одна судьба на двоих

Сохранились архивные документы, согласно которым с 1875 года при Богоявленской церкви псаломщиком служил Григорий Гаврилович Пластов, дед одного из самых прославленных наших земляков -  народного художника СССР Аркадия Пластова. И именно с этого момента прослеживается неразрывная связь судьбы Богоявленского храма и великого русского живописца. Это здание простояло 56 лет - до тех пор, пока не было признано общиной ветхим и слишком тесным для растущего населения. И в 1878 году был воздвигнут третий храм, в сооружение которого самое живое участие приняли местный священник Галактион Топорнин и церковный староста - местный крестьянин Корней Гундоров. А вот единственным документальным источником, где упомянуто имя архитектора, являются дневники всё того же Аркадия Пластова.  Уже будучи известным художником он оставил такую запись: «В молодости отец мой, Александр Пластов, был подмастерьем у своего отца, деда моего, Григория Пластова, иконописца и, кажется, архитектора. В бумагах, оставшихся у отца, я находил много архитектурных проектов с надписями: «Церковь в селе таком-то, сочинил и чертил Григорий Пластов». Церковь в нашем селе была построена по его чертежам, и живопись в ней была исполнена им вместе с отцом».

В мае 1887 года Григорий Пластов скончался от водянки в возрасте 55 лет, а в октябре 1908 года 45-летним ушел из жизни Александр Григорьевич. Его, как и отца, похоронили в ограде Богоявленской церкви.

Новая церковь была поставлена на прежнем месте, однако новый деревянный храм был намного более просторным, чем его предшественник,  и стоял на каменном фундаменте. Сруб из вековых сосен был обшит тесом и окрашен в белый цвет, а железная кровля - в зеленый. Купола на храме и колокольне сделали из белой жести, а кованые кресты позолотили. На колокольне подвесили пять медных колоколов, самый большой из которых весил 72 пуда и звон его разносился на несколько верст окрест. Вокруг церкви устроили деревянную ограду с каменными столбами, большими коваными воротами и четырьмя калитками. В храме устроили два престола: главный, холодный - в честь Богоявления Господня, и в теплом приделе - в честь Казанской иконы Божией Матери. Стены изнутри обтянули холстами и расписали маслом на библейские сюжеты. Иконостас состоял из трех десятков икон.

Акварель Аркадия Пластова «День Фрола и Лавра», 1920-е годы.
Акварель Аркадия Пластова «День Фрола и Лавра», 1920-е годы. Фото: Музей-усадьба А. Пластова

В 1908 году Аркадий Пластов  поступил в Симбирскую духовную семинарию, где проучился четыре года из положенных шести и уехал в Москву учиться на художника. Жил экономно, выкраивал из своей стипендии деньги на отправку матери, помогая ей содержать двух малолетних братьев и сестру. Кстати, матушка его служила при той же Богоявленской церкви, выпекая просвиры для святого причастия.

Бурные события 1917 года помешали Аркадию Пластову завершить учебу в Москве, и он вернулся в Прислониху. В середине 30-х годов Аркадия Александровича приняли во Всероссийское кооперативное товарищество «Художник». Его картины имели успех, и он стал участником многих престижных художественных выставок. Но, куда бы судьба его не заносила, живописец всегда старался встретить церковные праздники на своей малой родине. Старожилы вспоминают, что он был отменным звонарём, таким, что от его колокольной музыки душа воспаряла к небесам. А еще привозил он из города бенгальские огни, опоясывал ими купола, а во время крестного хода зажигал. Зрелище - неописуемое: храм будто отрывался от земли и начинал парить в воздухе подобно большому белому облаку...

Иконы на дрова?

Весной 1936 года Богоявленскую церковь в Прислонихе закрыли, а местный священник Григорий Травин был арестован. Безбожники-активисты принялись сдирать холсты, мостили иконами дорогу на ферму, пускали их на растопку. По местному преданию, телега, гружёная святыми ликами, однажды остановилась возле пекарни. Истопник, увидевший, что за «дрова» ему привезли, заявил: «Что хотите со мной делайте, хоть в тюрьму сажайте, а жечь не буду». Верующие уполномочили своего односельчанина Антона Шарымова ходатайствовать перед властью об открытии храма, но все его хлопоты остались напрасными. Прихожанам лишь чудом удалось спасти несколько кусков холста с росписями и не более десятка икон. Деревянное распятие, которое было установлено над иконостасом, спас тогдашний председатель сельсовета Николай Лобанов. Он принес его ночью в домик монахини Параскевы Гусевой и попросил: «Матушка, сбереги!». Та хранила его до конца своей жизни, и перед смертью передала другой монахине. А когда храм начали восстанавливать, сын того самого председателя, тоже Николай, принес распятие в церковь.

В 1989 году начались реставрационные работы. Николай Пластов, сын великого  живописца, сам выполнял все столярные работы.  Буквально сутками Николай Аркадьевич  пропадал в холодной церкви, которая, конечно, не отапливалась. Необходимые на реставрацию деньги собирались всем миром не только в Прислонихе, но и в Тагае, Языкове, Подлесном, Белозерье и люди не отказывались.

Церковь Богоявления Господня, Прислониха. Фото начала 1970-х годов из паспорта объекта культурного наследия.
Церковь Богоявления Господня, Прислониха. Фото начала 1970-х годов из паспорта объекта культурного наследия. Фото: Музей-усадьба А. Пластова

Первое богослужение прошло в храме почти через шестьдесят лет после его закрытия, и воссоздать его первоначальный облик ульяновским проектировщикам удалось во многом благодаря рисункам, акварелям и картинам Аркадия Пластова «Служба на Страстной», «Полная вода», «Летний праздник в Прислонихе», «Дворик художника», «Сруб для мастерской», «Из палисадника», «Праздник Флора и Лавра».

Впоследствии Николай Аркадьевич не раз говорил: «Я счастлив тем, что восстановил эту церковь, которая была так дорога моему отцу, но и всей семье».

После трагедии обсуждался вопрос: что делать – перевезти из Ульяновска неиспользуемое церковное здание или восстановить храм в первозданном виде. К счастью, внук Аркадия Пластова,  Николай Николаевич, дозвонился до Московской Патриархии, где поддержали решение о восстановлении Богоявленского храма.

- Разумеется, построить ТУ ЖЕ САМУЮ церковь невозможно, ибо ТА САМАЯ - погибла в огне, - прокомментировала «АиФ» столь горестное событие  Татьяна Пластова, президент Фонда им. Аркадия Пластова. -  Но отстроить её заново – в тех же самых пропорциях, в том же стиле и ровно в тех же пределах – необходимо! Богоявленская церковь в Прислонихе, всегда стоявшая у дороги – это, по сути, и есть сама Прислониха, её генеральный вид, это очень важная, знаковая точка на карте области вообще. Ведь только сейчас мы все задумались о том, что денег-то на сторожа нужно было мало, охрана храма обошлась бы в копейки, на зарплату сторожу легко бы скинулись прихожане храма. И я, и Николай Николаевич Пластов – считаем, что впредь в Прислонихе нужно организовать охранную зону, в которую бы входил не только Дом-музей, но и новая церковь.  

Сохранившиеся чертежи Григория Пластова, Бог даст, ещё пригодятся. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество