aif.ru counter
299

Пластовы высказались за восстановление сожжённой под Ульяновском церкви

Николай (второй слева) и Татьяна (крайняя справа) Пластовы в галерее Аркадия Пластова в Ульяновске.
Николай (второй слева) и Татьяна (крайняя справа) Пластовы в галерее Аркадия Пластова в Ульяновске. © / Из личного архива Сергея Абросина
Ульяновск, 6 мая - АиФ-Ульяновск.

«АиФ» писал о том, что митрополит Симбирский и Новоспасский Анастасий озвучил два варианта восполнения трагически утраченного храма Богоявления в селе Прислониха. Все сошлись во мнении, что храм был настоящей жемчужиной не только этих мест, но и одной из визитных карточек всей Ульяновской области.

Возвращаясь к теме восстановления, напомним, что вариантов предлагается на сегодняшний день два – выстроить новое здание церкви по старым чертежам и расчётам либо перевезти сюда один из ульяновских деревянных невостребованных храмов. Предлагаем вниманию читателей мнения на этот счёт известных и авторитетных людей региона и  представителей семьи Пластовых.

Соображения владыки Анастасия мы уже привели в начале материала, он, в частности, сказал:

- Есть у нас один не востребованный храм в Ульяновске, который вполне можно перевезти сюда, в Прислониху. Нужна помощь, нужна техника. Сейчас договаривался с людьми, надо найти бригаду строителей, особенно плотников, которые могли бы перевезти этот храм на это место. А потом с помощью средств епархии и с Божьей помощью этот храм восстановим.

Схожая мысль прозвучала и от настоятеля Богоявленского храма, протоиерея Владимира:

- Владыка нам предложил храм временный поставить, перевести небольшой, который сейчас невостребованный стоит в центре Ульяновска. Будем думать, как его сюда перевезти. Может, параллельно будем делать проект нового храма, уже каменного.

 

Историк и краевед Сергей Петров так развивает эту мысль:

- Если и везти в Прислониху чужую церковь, то только из абсолютно брошенного, безлюдного села. Но тут есть другой момент: если храм старый, он и сам представляет, скорее всего, историческую ценность. А перенос может разрушить его. Поэтому мне ближе другой вариант. На Руси издревле был такой обычай: на месте сгоревшей церкви ставили так называемую обыденную. Ее иной раз за сутки ставили, ведь мужики в деревнях рукастые, мастеровые. Так и в Прислонихе, думаю, вернее поставить временную, обыденную часовенку или церквушку. С досками-бревнами, думаю, лесхоз должен помочь. А работящие мастера замечательные есть в Кузоватово, в соседней Чувашии – уверен, откликнутся. А тем временем средства собирать, да строить потом уже храм основательно.

Впрочем, есть и противники «временных» мер.

- Я считаю, нельзя перевозить в Прислониху другой храм, - убеждена Вера Матвеева, главный редактор газеты «АиФ в Ульяновске», уроженка Карсуна. - Место там намоленное, не надо туда чужеродное строение ставить. Надо срочно клич бросить, деньги собирать и отстраивать храм заново. Но в любом случае, прежде всего надо спросить мнение внука Аркадия Пластова, Николая. Ведь сгоревшая церковь – наследие Пластовых, они в этот храм и во все село душу вложили, силы, средства.

 

Так же категоричен директор музея «Усадьба народного художника СССР А.А. Пластова» Игорь Романов:

- Я категорически против установления здесь постороннего храма. Церковь Богоявления Господня – историческая достопримечательность регионального значения. И она – часть исторического комплекса, в который входят и дом, и музей Пластовых. Это их наследие, их жизнь. Аркадий Пластов когда впервые увидел церковь эту и иконы, которые в ней реставрировались, еще мальчонкой, тут сразу и сказал: «Я буду только художником!» Так что храм этот решил судьбу будущего великого мастера. Кроме того, у нас ведь в России как – нет ничего постояннее временного. Поэтому вполне возможно, что временная церковь здесь навечно и останется, а этого допускать нельзя. Надо воссоздавать церковь по-новому, в точности такую, какой она была, в тех же пропорциях. С 80-х годов прошлого века, когда храм восстанавливали, остались все расчеты, чертежи, проекты и сметы. И все здание должно быть деревянным, как у прежней церкви.  Этого же мнения придерживается и внук Аркадия Пластова, Николай Николаевич. Мы уже обсудили с ним этот вопрос. А жители Ульяновской области готовы уже сейчас перечислять средства на строительство храма.

К сожалению, телефон Николая Пластова – внука Аркадия Александровича – уже вторые сутки вне зоны доступа. Но корреспондентам «АиФ» удалось дозвониться до Татьяны Пластовой, его супруги. Татьяна Юрьевна – кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института мировой литературы. Её мнение, и, как она говорит, мнение её мужа Николая Пластова однозначно – храм нужно восстанавливать:

- Департаментом культуры признано, что этот храм является культурно-историческим памятником. Во-первых, это последняя треть XIX века. А во-вторых, его построил дед Аркадия Александровича Пластова – Григорий Гаврилович. И он был восстановлен в тех архитектурных пропорциях и формах, в которых был изначально построен. Пропорции были соблюдены абсолютно. Более того, нижняя часть храма вообще аутентична, хотя сам он был «обезглавлен» и, как говорили, «приведён в гражданское состояние» дважды в советское время: сначала в тридцатые годы, затем – в шестидесятые. Но, тем не менее, храм сохранял свою историчность и первозданность во все времена. Там были иконы XIX века, уникальная резьба. Кроме того, в храме находились и работы Григория Гавриловича Пластова. Утрата всего этого – невосполнима.

Разумеется, построить ТУ ЖЕ САМУЮ церковь невозможно, ибо ТА САМАЯ - погибла в огне. Но отстроить её заново – в тех же самых пропорциях, в том же стиле и ровно в тех же пределах – необходимо! Тем более что сохранились чертежи у ульяновских реставраторов, которые, собственно, и восстанавливали церковь.

Богоявленская церковь в Прислонихе, всегда стоявшая у дороги – это, по сути, и есть сама Прислониха, её генеральный вид, это очень важная, знаковая точка на карте области вообще.

Ведь только сейчас мы все задумались о том, что денег-то на сторожа нужно было мало, охрана храма обошлась бы в копейки, на зарплату сторожу легко бы скинулись прихожане храма. Но он стоял неохраняемый. И вот результат. Дело ведь, повторюсь, не только и не столько в материальном аспекте. Ущерб нанесён гораздо более серьёзный. Музей Аркадия Александровича Пластова охранялся. А вот храм – нет, поскольку номинально музею он не принадлежит. И я, и Николай Николаевич – считаем, что впредь в Прислонихе нужно организовать охранную зону, в которую бы входил не только Дом-музей.

Очень надеюсь, что все, от кого зависит дальнейшая судьба храма, сделают какие-то выводы из случившегося. Надеюсь также и на то, что православные люди соберут деньги на строительство новой церкви в Прислонихе.

Я знаю, что супруг Николай Николевич уже связывался с Московской Патриархией. Чего-то конкретного я вам, к сожалению, сказать не могу, поскольку пока не знаю деталей. Но, насколько я осведомлена, там мнение о восстановлении храма поддерживают. Естественно не просто «что-то построить», а как я уже говорила – воссоздать храм в точности на том же самом месте. И я не исключаю возможности оказания помощи со стороны Патриархии. Какого рода – загадывать не берусь. Но то, что там поддержали идею восстановления, уже говорит о соучастии.

Карсунские хроники. «АиФ» в гостях у хороших людей | Фотогалерея

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество