aif.ru counter
64

Следы не останутся незамеченными

С каждым годом гражданам, совершившим преступления и прочие противоправные действия, становится все труднее уйти от ответственности. Преступники всегда оставляли следы на месте своих злодеяний, но были времена, когда далеко не каждый след мог с полной достоверностью свидетельствовать о его принадлежности конкретной личности. Из книг о сыщиках, из детективных сериалов у граждан сложилось определенное представление о работе эксперта-криминалиста: он с лупой в руке ищет отпечатки пальцев, рассматривает след протектора автомобиля или ботинка сорок пятого размера. Так криминалисты действуют и сейчас, но это лишь часть их работы. Возможности и направления их деятельности расширились настолько, что малейший след, и в реальном, и даже в виртуальном пространстве, может стать доказательством вины подозреваемого. Как это происходит, нам продемонстрировали сотрудники экспертно-криминалистического центра УВД по Ульяновской области.

Экскурс в историю

Датой создания экспертно-криминалистической службы считается 1 марта 1919 года, когда в Уголовном розыске РСФСР был открыт первый кабинет судебной экспертизы. Уже в июне 1921 года он был преобразован в Научно-технический подотдел Центррозыска, а в мае 1922 года стал полноправным отделом. В 1928 году подобные учреждения были созданы в губернских, областных и краевых отделах внутренних дел. Развитие экспертно-криминалистической службы на территории Ульяновской области началось с 1943 года.

Создателем и руководителем первой экспертной группы стал выпускник Высшей офицерской школы НКВД СССР Федор Ситников. Именно по его инициативе началось принятие на вооружение новой криминалистической техники и применение ее при расследовании преступлений. С помощью криминалистической экспертизы были раскрыты многие «громкие» дела тех лет. Например, в декабре 1947 года криминалисты доказали вину бандитов, которые совершили убийство сторожа и ограбление склада в селе Усть-Урень Карсунского района, изобличили виновных в двойном убийстве в начале 1949 года в селе Уренбаш Чердаклинского района. С тех пор прошло немало времени, но, как утверждает заместитель начальника экспертно-криминалистического Центра подполковник полиции Андрей Родин, работы меньше не стало. Совершенствуются методы экспертной работы, расширяются ее возможности, растут технические возможности, но порой только с помощью целого комплекса экспертиз удается доказать причастность того или иного лица к совершенному преступлению.

Цель – установить истину

В конце 70-х годов прошлого века появилась первая химическая лаборатория, которую основали Лидия Бурцева и Олег Семенов. В тот период в уголовных делах начали фигурировать наркотические вещества, появилась необходимость по исследованию лакокрасочных материалов, растений, поскольку их фрагменты нередко являются следами преступлений.

Затем начали проводиться специальные виды экспертиз, раскрывающие обстоятельства совершения преступлений, причины дорожно-транспортных происшествий, взрывов и пожаров. Когда в «моду» вошли экономические преступления, появился специальный отдел, проводящий бухгалтерские, налоговые и финансово-аналитические экспертизы. В 2009 году ульяновские эксперты начали проводить фоноскопические экспертизы, и теперь, как бы ни пытался преступник искажать голос, разговаривая с жертвой по телефону, его все равно идентифицируют, над этим работают два специалиста – акустик и лингвист.

Эксперты-криминалисты сейчас работают в каждом районе области, кроме Старокулаткинского. Но сотрудники ЭКЦ областного УВД готовы в любой момент выехать на место преступления, где бы оно ни было совершено. От того, насколько грамотно и профессионально «изъяты следы», во многом зависит успех следственных действий. А поскольку противоправные действия могут совершиться в любой день и час, то и здесь налажено круглосуточное дежурство. Осмотр места происшествия, оказание помощи следователю или дознавателю, изъятие следов рук, обуви, транспортных средств, экспертиза орудий взлома, биологического материала - вот лишь основная часть задач, которую должен выполнить эксперт-криминалист, работая в составе оперативно-следственной группы.

Перед экспертами-криминалистами стоят три задачи: осмотр места происшествия и оказание помощи следствию в изъятии следов и вещественных доказательств, производство экспертиз по текущим уголовным делам и ведение экспертно-криминалистического учета – начиная от отпечатков пальцев, кончая образцами поддельных купюр.

Нельзя совершить преступление, не оставив следов

Проведение различных экспертиз необходимо при расследовании самых разнообразных преступлений. Вот хотя бы два недавних примера. Года полтора назад в Заволжском районе Ульяновска было совершено дерзкое убийство бабушки и внука. На месте преступления были обнаружены отпечатки пальцев более чем шестидесяти человек, и кропотливая работа криминалистов в течение двух суток позволила выявить, какие из них принадлежат убийцам. А весной этого года был изобличен серийный мошенник, который продолжительное время действовал на территории всей области. Он входил в доверие к пожилым людям, проникал в их жилище, отвлекал разговорами и уходил с деньгами. Но в квартире одного из пострадавших он все-таки оставил фрагмент отпечатка пальца, по которому удалось установить его личность и задержать. Сейчас мошенник уже дал признательные показания примерно по полусотне эпизодов своей преступной деятельности.

Смерть не стирает лиц…

Отпечатки пальцев и сейчас являются наиболее верным способом установить личность человека – будь то преступник или жертва преступления. Однако нередко тела жертв обнаруживаются не «по горячим следам», а по прошествии значительного отрезка времени. И тогда не обойтись без медико-криминалистической экспертизы, которая позволяет получить дактилоскопическую карту путем «восстановления гнилостно измененных рук человека». Но бывает и так, что от жертвы остаются только кости, и тогда остается одно - реконструировать прижизненный внешний облик человека по черепу путем компьютерного моделирования. Для этого созданы специальные компьютерные программы, а недостающие детали восстанавливаются рукой художника. Полученное в итоге изображение можно использовать в качестве поискового материала, оно предъявляется для опознания родственникам без вести пропавших людей.

Сейчас на хронологическом учете в ЭКЦ находятся шестнадцать черепов неустановленных личностей. Срок их хранения определен законом - десять лет. Если за это время личность установить не удается, то останки предаются земле.

Практика показывает, что реконструировать таким образом внешний облик человека удается довольно точно. Как рассказал главный эксперт отдела медико-криминалистической экспертизы ЭКЦ майор Алексей Самсоненко, в прошлом году был случай, когда по реконструкции внешнего облика, опубликованном на сайте УВД, родственники узнали девушку, которую безуспешно разыскивали в течение двух лет. И это был далеко не первый случай такого рода.

Никто не забыт

Порой далеко не сразу преступник попадает в сети правосудия. Но это не значит, что о нем забыли… Следы, которые они оставляют на месте преступления, хранятся до тех пор, пока не закончится срок давности уголовного наказания. Для убийц, бандитов и насильников он составляет пятнадцать лет. Следы рук, обуви, транспортных средств, орудий взлома, образцы поддельных купюр, биологический материал - словом, все, что может однажды способствовать изобличению преступника, хранится в отделе экспертно-криминалистических учетов. Его начальник, полковник полиции Александр Андрюхин утверждает, что любой человек оставляет микрочастицы одежды, биологического материала, почвы с подошв, даже если очень старается «не наследить». «Нарваться» на дактилоскопирование может каждый, и отпечатки пальцев сверяются с базой данных. Информация о совпадениях направляется в Уголовный розыск, и преступнику уже не отвертеться от ответственности за злодеяния прошлых лет. Здесь же хранятся образцы поддельных купюр. Фальшивые деньги, изготовленные на одном и том же печатном станке или принтере, из одинаковой бумаги и по одинаковой технологии могут всплыть в разное время и в разных населенных пунктах, а значит, их сравнительная экспертиза нередко позволяет определить масштабы деятельности фальшивомонетчика и привлечь его к ответственности.

Откуда ваши денежки?!

Отдел экономических экспертиз в УВД по Ульяновской области появился в июле 2001 года. Сейчас здесь работает тринадцать сотрудников, и это число может считаться несчастливым только для взяточников, коррупционеров, мошенников и прочих расхитителей частной и государственной собственности. Ульяновские эксперты имеют допуск ко всем четырем видам экспертиз – бухгалтерской, налоговой, финансово-аналитической и кредитной, что, по словам начальника отдела Ирины Пилявской, скорее, исключение, чем правило. В большинстве регионов, в том числе и в Москве, работают преимущественно узкие специалисты. Впрочем, подобная универсальность не мешает экспертам выполнять свою работу наилучшим образом.

За все время работы отдела его сотрудникам ни разу не приходилось делать повторных экспертиз, и их результаты ни разу не отклонялись судом как недопустимые доказательства. Адвокаты нередко пытаются отвести доказательства не по объективным, а по формальным признакам, и все этапы работы проходят в точном соответствии с уголовно-процессуальным кодексом. Одна ошибка - и вся работа может пойти насмарку.

Именно тщательная экспертиза финансовой документации помогла раскрыть недавнее громкое дело о хищениях при поставке высокотехнологического медицинского оборудования, когда за решетку на долгий срок угодил бывший министр здравоохранения Ульяновской области и его подельники. Все бухгалтерские экспертизы по этому делу были проведены отделом, приняты как доказательства вины, и обвиняемые получили реальные сроки заключения.

На все руки…

А вот сотрудникам отдела специальных экспертиз действительно приходится быть мастерами на все руки, поскольку одно только перечисление их задач занимает целую страницу текста. Словом, они делают все, что не относится к семи видам традиционных экспертиз – от химико-биологической до взрывотехнической.

По словам начальника этого отдела подполковника Георгия Карташина, нередко приходится не только проводить анализ наркотических средств, спиртосодержащих жидкостей, нефтепродуктов, лакокрасочных материалов, но и путем химической обработки восстанавливать капиллярный рисунок на пальцах полусгнивших или мумифицированных трупов. В прошлом году, чтобы изобличить насильника, пришлось провести целый комплекс экспертиз – анализ волокон одежды потерпевшей и преступника, крови, микрочастиц биологического материала.

Когда не помогает высокотехнологическая аппаратура, приходится обращаться к дедовским методам. Например, главные инструменты эксперта-взрывотехника – ручная дрель, ножовка и тиски. Сначала проводится визуальное исследование взрывного устройства, а потом принимается решение – либо разбирать его, либо взрывать. Чаще принимается решение взрывать. И от того, взорвется оно или нет, зависит уголовно-правовая оценка деяния «автора» изделия. Если устройство не взрывается, то преступнику «светит» не изготовление взрывного устройства, а лишь покушение на его создание.

Слово – не воробей!

Следом, который может стать доказательством в уголовном деле, может быть не только материальный объект, но и запись голоса, и письменное слово, а также следы информации, которые сохранились на жестких дисках компьютеров и в записях камер видеонаблюдения.

Главный эксперт отделения фоноскопических и компьютерных экспертиз Гулия.Ахмерова утверждает, что по тексту, написанному конкретным человеком, можно определить не только уровень его интеллекта, но и возраст, пол, социальный статус, вид деятельности. А по записи голоса, даже если говорящий старательно искажает свою речь, путем сравнительного анализа можно неопровержимо идентифицировать его личность. Порой подобные доказательства являются единственными в уголовных делах. Так, например, произошло в деле недавно разоблаченных телефонных мошенников, которые в течение года обманным путем «изымали» деньги у пожилых людей, преимущественно в Заволжском районе. Их было четверо. Они звонили на телефоны жертв, прикидываясь их родственниками, попавшими либо в ДТП, либо в иную нехорошую историю. В любом случае, чтобы «разрулить» ситуацию, требовались деньги.

Шерлок Холмс был сам себе и следователем, и экспертом. Но не надо забывать, что это все-таки фигура мифическая, и на самом деле для раскрытия преступлений и изобличения преступников необходим коллективный труд самых разных специалистов – следователей, дознавателей, юристов. Но без самых разнообразных криминалистических экспертиз, тщательного изучения следов преступлений в наше время результативное расследование просто немыслимо.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество