aif.ru counter
Алексей ЮХТАНОВ
409

Юрий Вяземский об «ургантизации» телевидения и неиссякаемости талантов

Алексей Юхтанов / АиФ

Перед началом игры Юрий Вяземский провёл пресс-конференцию с ульяновскими журналистами, на которой рассказал о секретах своей телепрограммы и многом другом. В конце дня писатель провел презентацию своих новых книг, а также встречу со своими читателями и зрителями в ульяновском книжном магазине «Читай-город», после которой ответил на несколько вопросов корреспондента ul.aif.ru

«Ничего не знаю!»

О своём телевизионном образе человека, который «знает всё»

Я считаю себя учеником Сократа, который сказал: «Я знаю, что ничего не знаю». И за это он был назван мудрейшим. На том и стою. На самом деле у меня в руках сценарий. Там не только вопросы, но и ответы. Все эти сценарии в течение 22 лет пишу сам. Это дети готовятся – за три месяца они получают три темы. На каждую тему подготовка месяц, и перед финалом они читают. Насколько я знаю – по двести страниц в день. Но я-то читаю вместе с ними! Как-то раз мы решили устроить репетицию по старым вопросам пятилетней давности. Для меня моя команда написала вопросы, чтобы я написал ответы. И я затруднялся. Мне говорили: «Это же ваши вопросы!» Я говорю: «Да, но ответы-то я уже забыл!»

О ЕГЭ

Моя программа – это не средство для поиска гениев. Потому что если гений придет в мою программу, он по определению должен проиграть. Это всё-таки средний уровень. Конечно, не такой средний уровень, как у ЕГЭ. Потому что ЕГЭ – это средний уровень между… средним уровнем и дебилами…

О причинах долголетия телепроекта

Фото: АиФ / Алексей Юхтанов

Я придумал этот проект исключительно для себя. Я очень эгоистический человек, всю жизнь занимаюсь только тем, что мне интересно. Когда меня пригласили создать какой-то проект, я создал его для себя. Думал: полгода побегаю перед экраном, потом опять уйду на «заслуженный отдых». У меня основная профессия - писатель. Я думаю, что основной секрет заключается в том, что моя программа уникальна по составу своих телезрителей. Самая сильная сторона у меня – мои телезрители. Которые готовы вставать в субботу рано, в 9 часов, вы же понимаете у нас с культурой довольно сложно. У нас самые интересные программы либо очень рано, либо очень поздно. Они начинаются где-то в 0.30 – 0.40. Потому что Ургант, Ургант, Ургант... Идёт ургантизация телевидения. Я могу так шутить, потому что Иван тоже был со мной в «ареопаге» моей программы, я с ним в очень хороших отношениях. Секрет конечно в замечательных детях, которые неиссякаемы… В зрителях, которым от трех лет до восьмидесяти. Причем в основном меня взрослые смотрят. Хотя бы потому, что половина детей в субботу утром учатся. Идея моя была посредством детей знакомить телезрителей с разными областями культуры, литературы, истории. Я думаю, что она, прежде всего, познавательная.

 Фото: АиФ / Алексей Юхтанов

Когда «Тэфи» была нормальной, не скурвилась абсолютно, я трижды был лауреатом, я особенно горжусь второй номинацией, второй своей победой. Потому что это была лучшая просветительская программа, и «Тэфи» вручал мне Михаил Михайлович Жванецкий.   

                                         * * *

После пресс-конференции в зале Дворянского собрания состоялся финал регионального этапа интеллектуальной игры «Умницы и умники», которая именуется телевизионной гуманитарной олимпиадой школьников. В этом году программе исполняется уже 23 года. Первое время все ее этапы проводились только в Москве, куда и съезжались школьники со всей страны. Но недавно в России начали проходить региональные этапы «Умников и умниц». На этот раз игра прошла и в Ульяновской области. С предложением принять в ней участие в качестве участника «ареопага» к Юрию Вяземскому обратился губернатор Сергей Морозов на прошлогоднем экономическом форуме в Санкт-Петербурге. Предложение было принято.  Финал ульяновского регионального этапа состоялся в пятницу, 23 мая.

Умники и умницы Фото: АиФ / Алексей Юхтанов

Днем ранее Юрий Павлович участвовал в аналогичном этапе в Татарстане. На ульяновской игре кроме Юрия Вяземского в ареопаг вошли министр образования Ульяновской области Екатерина Уба, ректор УлГПУ Тамара Девяткина и преподаватели этого же университета.

В региональной игре первоначально участвовал 171 человек. Ребятам предстояло написать эссе и пройти собеседование с преподавателями УлГПУ. В полуфинал в итоге вышло 83 человека, а в финал – 30.

Тем, кто добрался до финала, предстояло для начала пройти два конкурса для выбора дорожки – на знание русского языка и на красноречие. И лишь потом они приступали непосредственно к самой игре. Все вопросы ульяновского этапа «Умников и умниц» были посвящены истории симбирского края и в особенности теме Карамзина.

Фото: АиФ / Алексей Юхтанов

В итоге, на всероссийский этап в Москву из Ульяновска отправятся четыре человека. Двое из них стали победителями «агонов», один - сумел стать победителем среди теоретиков, и еще один был выбран лично Юрием Вяземским.

Фото: АиФ / Алексей Юхтанов

Вечером того же дня в книжном магазине «Читай-город» прошла презентация четырёх книг Юрия Вяземского: «От Рюрика до Павла I. История России в вопросах и ответах», «От Павла I до Николая II. История России в вопросах и ответах», «От Ленина до Андропова. История России в вопросах и ответах», «От Пушкина до Чехова. Русская литература в вопросах и ответах». В перспективе эта книжная серия будет состоять из десяти томов. Беседа с читателями и раздача автографов вышла за рамки всех регламентов, продлившись около трех часов. Под угрозой срыва оказалось эксклюзивное интервью с мэтром, обещанное организаторами. И, тем не менее, уже на выходе из магазина мне удалось задать несколько вопросов Юрию Павловичу.

- Как вам наш город?

Город совершенно замечательный, город удивительно красивый, город разнообразный, соловьи так поют, люди, в общем, под стать…

- Что больше всего запомнилось?

- Понимаете, это ансамбль. Это когда и природа, и Волга, и сохранился исторический квартал… И люди, их отношение, их глаза, их серьезность, их несерьёзность… Вот этот комплекс… В Москве его нет. Там – здания это одно, люди – другое.

- Сейчас много спорят: можно или нет переписывать историю. Как бы вы ответили на этот вопрос?

- Вы знаете, ее постоянно и вовсю переписывают. Тут можно что угодно отвечать. И спорить можно до хрипоты. Политики всегда стремятся историю написать так, как им выгодно. Иногда в благих целях для воспитания молодёжи. В основном на хороших, положительных патриотических примерах. Это вообще задача политиков. Идеологии нет, когда ты дебил и слово «мама» произносишь с большим трудом. Потому что если ты произносишь другие слова – это уже ценности, уже идеология: «Мама, кушать! Маму люблю!» Это уже идеология. И дальше она только расширяется. А политики, они всегда, в общем, заинтересованы, чтобы эта идеология работала на них. Это не имеет отношения к историкам, потому что историки должны интересоваться наукой. Они должны интересоваться фактами, документами, подтверждениями. Естественно, у каждого историка своя теория. Вот великий ваш соотечественник, Карамзин. Это первый историк. Для меня – это человек, который, прежде всего, создавал великий русский язык. Он для меня намного больше писатель, чем историк. Если к нему подходить со строгими историческими оценками. Ну как вам сказать…

- Карамзин прежде всего назидание для потомков писал…

- Совершенно верно. Это уже совершенно другое выполнение. А стиль какой, а красота какая! Действительно – два человека, которые подготавливали Пушкина. Там эти всякие баснописцы 18 века … Великий Ломоносов, гениальная поэзия, я торчу вообще от Ломоносова и от его великих од. Ну, и потом Пушкина вспомните. Причем даже ранний Пушкин… Чувствуется, что это переход идет к настоящему русскому литературному языку.

- Много метаний и реформ в образовании. Споры: ЕГЭ, не ЕГЭ… А что, по-вашему, на самом деле нужно сейчас в этой сфере сделать в первую очередь?

- На это вопрос надо долго отвечать. Надо, во-первых, эти реформы как-то выправлять, надо понять, что ЕГЭ – это для среднего уровня. Это лишь один из элементов. Возможно, из этого взять все положительное, и к этому многое уже делается. Но в ведущие вузы страны поступать на основе ЕГЭ - такая же чушь, как в консерваторию или театральное училище поступать по результатам ЕГЭ… Туда нельзя, там надо другие какие-то качества оценивать. Там, где высшая математика, ЕГЭ – это несерьёзно. А ЕГЭ в исторической науке – разве это серьёзно?

- И все же – с чего начать?

- Надо, прежде всего, убрать это дикое количество чиновников, которые все решают за людей, занятых творческим трудом. Ректоры, и особенно преподаватели вузов - это творческие люди, они отвечают за тех людей, кого они воспитывают. Эта ответственность еще выше в школе, эта ответственность еще выше – с детьми совсем маленькими. Понимаете, надо им предоставить возможность помогать расти этим маленьким созданиям и находить себя. Им нельзя ничего предписывать. Особенно тем людям, которые в подавляющем своем большинстве вообще не понимают, что такое педагогика. Но создают циркуляры. Я недавно пришёл в школу, где, сменяясь, как на треке, зачитывали пять или шесть часов закон о среднем образовании. Я сидел и думал: что бы подумали об этом римляне? Закон, который нужно пять часов зачитывать! Это какой идиот это всё написал? Это Госдума. На Познера обиделись, когда он ее назвал «госдурой». По-моему, он не ошибся. Если она приняла этот закон, по-моему – натуральная дура! Это один из немногих пунктов, по которым я согласен с Владимиром Владимировичем… Познером.

- Мнение, ставшее уже расхожим: образование деградирует, зато церкви строят, основы православной культуры в школах вводят… Как вам такое противопоставление образования и религии?

- Я неоднократно говорил, что в каждом человеке существует «комната» религии… На верхнем «этаже» у человека существует три «комнаты». Комната для искусства, комната для науки и комната для религии. Это просто разные виды познания. Ученый работает в своей области, художник в своей… Очень долго рассказывать. Но, например, один из величайших физиков 20 века Нильс Бор говорил, что на свой «принцип дополнительности» вышел, читая сочинения Сёрена Кьеркегора о троичности в христианстве. Кьеркегор, мистик, не мешал открывать принцип дополнительности. А это посильнее того, что сделали и Гинзбург и Алферов вместе взятые. Поверьте, это, в общем, уровень Альберта Эйнштейна. А он однажды оговорился, что «я конечно в Бога-то не верю, но когда думаю: кто же всё это создал, то как-то без Бога мне одиноко…» Я не очень точно цитирую, но всё прекрасно понимал. А если взять Бора и Эйнштейна, это все посильнее наших великих нобелевских лауреатов. Я на них на всякий случай напал, потому что: ну занимайся своей физикой. И не лезь туда, где ничего не понимаешь. Бор понимал, и относился уважительно, а наши нобелевские лауреаты просто не понимают, что такое религия… Для них паникадило (огромная люстра) и кадило – одно и то же. 

 Фото: АиФ / Алексей Юхтанов

  

 

      

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество