aif.ru counter
Сергей ЮРЬЕВ
368

Владимир Бирюков: «Петрушка не мог стать членом КПСС»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. АиФ - Ульяновск 7 17/02/2016
Сергей Юрьев / АиФ

Владимир Бирюков уже около года является художественным руководителем Ульяновского областного театра кукол. А это повод осмыслить, что происходит с нами, поделиться своими взглядами на жизнь и творчество.

На два дома

Сергей Юрьев: – Владимир Иванович, почему всем разновидностям театра вы предпочли кукольный?

Владимир Бирюков: – Многое в нашей жизни решает случай. В том году, когда я поступал в Днепропетровское театральное училище, не было набора по специальности артиста театра драмы, потому и пришлось стать артистом театра кукол. А уже после армии вполне сознательно пошёл учиться в Ленинградский институт театра – именно по специальности режиссёра театра кукол. Привлекло то, что этот жанр меньше скован традициями и даёт, как мне кажется, больше простора для творчества. Но мне немного не повезло – всегда был начальником. Пять лет работал главным режиссёром в Братском театре кукол и уже двадцать шесть – в Пензенском, где был ещё и директором. Но теперь от административной работы удалось избавиться, что и позволило стать ещё и художественным руководителем Ульяновского театра кукол.

– Не трудно «разрываться» между двумя городами?

Досье «АиФ»
Владимир Бирюков. Родился 7 декабря 1957 г. В 1984 г. закончил ЛГИТМиК по специальности режиссёр театра кукол. Заслуженный деятель искусств России. Поставил более 40 спектаклей в 20 городах России и Восточной Европы, в том числе и в Ульяновске.

– Работа художественного руководителя, конечно, не требует постоянного присутствия в репетиционном зале. С другой стороны, без контроля со стороны режиссёра спектакль нередко начинает разрушаться сразу после премьеры. Его присутствие в зале стимулирует актёра выкладываться по максимуму. Тем более, художественный руководитель – это не просто приглашённый режиссёр, который может поставить спектакль, уехать и забыть… У каждого театра, как в семье – своя жизнь, своя судьба, свои правила. И какими они будут – во многом зависит от художественного руководителя. Так что, график порой бывает довольно напряжённым, но это не страшно, когда занимаешься любимым делом.

– Можно ли сравнить ульяновский театр с пензенским? Есть разница?

– Двух одинаковых театров вообще не бывает. В Ульяновске, например, по сравнению с пензенским театром огромный зал и очень просторная прекрасно оборудованная сцена. В Пензе зальчик всего на шестьдесят мест, меньше возможностей творить «чудеса сценографии». Что касается всего остального, то сравнивать коллективы было бы с моей стороны не вполне корректно. Представьте себе: у вас двое детей – один отличник, другой двоечник. Вы кого из них больше любить будете? Всегда хочется верить, что двоечник когда-нибудь тоже станет отличником.

Вид из закулисья: скоро с тазом на сцену
Вид из закулисья: скоро с тазом на сцену. Фото: Ульяновский театр кукол

 

Не стоит идеализировать Советы

– А в обычный драматический театр вас не тянет?

– Нет, абсолютно не тянет. С другой стороны, «живые» актёры и здесь нередко соседствуют на сцене с куклами, но это лишь подчёркивает то, что у кукольного театра гораздо больше изобразительных возможностей. Не смотря на все преимущества, театр кукол – это театр самых скромных людей. Если артистов театра драмы узнают на улицах, берут у них автографы, то актёров театра кукол никто не знает в лицо, их даже на сцене часто не видят, хотя они там присутствуют. Но это не значит, что они менее талантливы. В драматический театр некоторая часть публики ходит, как в зоопарк – чтоб потом поделиться с приятелями впечатлениями о том, как видел там народного артиста такого-то… После зоопарка тоже рассказывают знакомым о забавных макаках, павианах или о том, каков у павлина хвост. Именно это привлекает публику, когда в провинцию приезжают столичные гастролёры. Показывают они обычно халтуру, развлекаловку, типичный КВН. Однако народ почему-то желает видеть собственными глазами живых «звёзд», хотя то, что они изображают, как правило, никой художественной ценности не представляет. С другой стороны, любителей детективов от Донцовой не заставишь читать Гоголя, Булгакова или Маркеса. Так что, каждый может найти свою публику…

– Принято считать, что кукольный театр предназначен детям, что он сродни мультипликации. А как вам современные мультфильмы?

– То, что делают театры кукол, не всегда и не везде адресовано детям. Многие спектакли рассчитаны на взрослую аудиторию. Что касается многих современных мультиков, то действительно – порой создаётся впечатление, что их авторы создают каких-то монстров, каких-то уродцев. Но не стоит и советские времена идеализировать. Что касается  кукольного театра, то ни при советской власти, ни в дореволюционную эпоху его в России практически не было. Был некий петрушечный балаганчик, неподвластный никакой цензуре. Петрушка имел право говорить всё, что ему заблагорассудится – и о губернаторе, и о жандарме, который притаился за углом, и даже о самом царе-батюшке. Он мог резать правду-матку, и за это в народе его очень любили. Советская власть не могла смириться с таким свободолюбивым персонажем – его и прикрыли. Но строителя коммунизма надо было воспитывать с малолетства! Именно эту политическую задачу сначала решал театр кукол, потом театр юного зрителя, который передавал эстафету драматическим театрам и кинематографу. И эта «вертикаль» пронзала всю жизнь советского человека. Соцреализм определял и образ театра кукол. Даже Снежная королева растаяла благодаря пылкости  пионерского сердца Герды. А вот Петрушка не мог стать членом КПСС. Категорически!

Вид на сцену: люди куклы вызывают неподдельные эмоции.
Вид на сцену: люди куклы вызывают неподдельные эмоции. Фото: Ульяновский театр кукол

 

А в жизни не так!

– А исключения были?

– Был театр Образцова, которому в порядке исключения позволялась бытовая сатира. Позволяли себе «идти не в ногу» некоторые уральские театры – в Тюмени, в Челябинске, в Томске, в Магнитогорске. Была группа режиссёров, которые в те времена творили чудеса, смело могли поднимать острые проблемы, позволяли себе говорить в театре о несовершенстве человека. В те времена это было довольно смело, поскольку считалось, что советский человек несовершенным быть не может. Как вы помните, у нас даже секса не было… Так что, основная масса театров придерживалась официоза, а спектакли принимали представители обкомов и горкомов партии. И главное требование – чтобы добро в обязательном порядке обеждало зло. Но в жизни-то всё не так…

– А сейчас разве добро не побеждает зло? Разве не делается народу «прививка оптимизма»?

– Да, возникают настораживающие моменты. Раздаются голоса с высоких трибун, требующие, чтобы в театре и кино было больше «позитива»… Но театр – это не доска очёта и не ленинская комната. Театр не должен только развлекать и отвлекать от проблем, делать так, чтобы все улыбались. А у нас сейчас везде один КВН – и в театре, и в кино, и в литературе. Остаётся надеяться, что это всего лишь пена, которая рано или поздно схлынет. Театр, как и большая литература, должен ещё и обозначать болевые точки, заставлять людей задуматься, открыть в себе нравственные начала.

– Недавно прошла ваша премьера спектакля «Вакула, чёрт и черевички». А почему вы не взяли название первоисточника – повести Гоголя «Ночь пред Рождеством»?

– Во-первых, в спектакле отражена не вся повесть, а лишь основная сюжетная линия. Во-вторых, это не повесть Гоголя, а её театральная версия. Так что, название не должно вводить зрителя в заблуждение. Театр должен быть честен – во всём.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество