aif.ru counter
Татьяна ЗАХАРЫЧЕВА
255

«Танцовщицы на станке» поведали о временах, когда гремели не слова, а песни

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. АиФ - Ульяновск 39 23/09/2015
Татьяна Захарычева / АиФ

Как раз в те дни, когда в Ульяновске шла деловая программа очередного международного культурного форума, вдруг возник повод вспомнить коллектив, многими уже забытый, но в свое время прославивший нашу культуру на международном уровне. Об Ульяновском русском народном хоре мы говорили с его артистками Ниной   Курылёвой, Валентиной Сергеевой (Фейст) и Лидией  Беляевой. Нашу встречу предваряла почти детективная история.

То самое фото: танцы на гигантском заводском станке
То самое фото: танцы на гигантском заводском станке. Фото: АиФ/ Архив Новейшей истории Ульяновской области

Этим летом «АиФ» писал о заводе  УЗТС и его станках-гигантах. Чтобы дать представление об их масштабах, гость редакции рассказал нам, что однажды на рабочем столе такого станка выступал Государственный хореографический ансамбль «Берёзка». В архиве новейшей истории нам удалось найти фотографию народного ансамбля на огромной станине. Этим снимком с подписью «Ансамбль «Берёзка» танцует на рабочем столе станка» мы проиллюстрировали статью. А на следующий день в редакции раздалось сразу несколько звонков: «Никакая это не «Берёзка». На фотографии — Ульяновский русский народный хор ДК Профсоюзов и его танцевальная группа». И вот в гостях у редакции — участницы тех событий, с  ними мы вспоминаем времена, когда разговоров о культуре было куда меньше. Она сама за себя говорила .

Время титанов

Татьяна Захарычева: Вы помните своё выступление на УЗТС, все-таки 33 года с тех пор прошло?

Валентина Сергеева: Выступления не было. Нас пригласили сфотографироваться для рекламы УЗТС. Приехало телевидение, рабочий стол станка накрыли слюдой, чтобы все блестело-сверкало. Мы поднимались на него по лестнице без ограждения на десятиметровую высоту. Стоять там было страшно, слюда ужасно скользила, поверхность станка была ребристой, и танцевать на ней было невозможно. Мы просто меняли позы, а нас фотографировали. Так что с подписью под снимком вы ошиблись, зато заголовок у статьи был в точку - «Время титанов прошло». Нет больше УЗТС, почти ничего не осталось от Ульяновского русского народного хора, который тоже прославлял регион за пределами Советского Союза. Кстати, мы первыми из советских самодеятельных коллективов поехали выступать в Румынию в 1973 году, когда у нашей страны были с ней непростые отношения.

Полвека назад создавалось много народных коллективов.  Но Ульяновский русский хор всё равно гремел на всю страну?

Нина Курылёва:  Он был создан в феврале 1961-го, а через полгода блестяще выступил в Москве на ВДНХ и привёз награду. Коллектив был сильный: в хоре — более пятидесяти человек, мощный оркестр и танцевальная группа. Я пришла в Русский хор в 1962 году и  протанцевала с ним 36 лет. Помню свой первый танец. Хор пел: «Раздавайся по Союзу песня веселей, стала нынче кукуруза королевою полей».  А шестнадцать девушек в красивых костюмах кукурузы танцевали. Все костюмы для нас шили на заказ, и денег на них не жалели.

Нина Курылёва (в центре) была единственной заслуженной артисткой РСФСР среди непрофессионалов.
Нина Курылёва (в центре) была единственной заслуженной артисткой РСФСР среди непрофессионалов. Фото: АиФ/ Из личного архива Н.Курылевой

- Это был полностью самодеятельный коллектив?

Нина Курылёва: Конечно, мы все учились, работали, а танцевать иногда и ночами приходилось. Желающих попасть в коллектив было очень много, в 1962 году на просмотр пришло около ста человек, но приняли немногих. Руководители у нас были профессионалами, они очень строго подходили к отбору и прекрасно давали хореографию.

Валентина Сергеева: В 1972 году в Ульяновск из Калмыкии  в качестве постановщика пригласили великолепного балетмейстера Дмитрия Олеговича Бахарева. За две недели он поставил с нами десять танцев. В то время у нас ещё не было своего помещения. Где мы только ни репетировали — и в ДК «Дружба» за Мемцентром (сейчас его уже нет), и в подвале филармонии, и в школьных спортзалах, и в ДК Автозавода с десяти вечера, когда все мероприятия заканчивались, и до шести утра, и в ДК «Строитель». Нам очень хотелось, чтобы Бахарев остался с нами, и он согласился — переехал из Калмыкии  в Ульяновск. Примерно в это же время наконец открыли Дворец профсоюзов, который планировали построить ещё к 100-летию Ленина, и мы получили огромный зал со станками, прекрасные условия для репетиций. Это был период невероятного подъема. Бахарев был ещё и талантливым администратором. Он свободно заходил в кабинет к министру культуры Фурцевой, и перед нами открывались перспективы гастролей не только по стране, но и за рубежом.

Русский народный хор выступал со страстью любителей и техникой профессионалов
Русский народный хор выступал со страстью любителей и техникой профессионалов. Фото: АиФ/ Из личного архива Н.Курылевой

Все попадали, наши остались

- Как вас встречали зрители? Вы чувствовали, что народное творчество востребовано?

Лидия Беляева: На русскую песню люди откликались везде. Набережные Челны только строились, а мы там давали по три концерта в день. И все с аншлагом. В Прибалтике нас встречали как родных. В Польше с восторгом принимали наш «Краковяк». В Румынии  мы танцевали румынский танец в их национальных тапочках, о которых сами румыны уже забыли. Как нас обнимали, целовали после выступления, хотя накануне зрителей предупреждали, что с русскими надо быть настороже. Об этом мы узнали позже. Политика перед народным творчеством бессильна. В Румынии как-то вечером приехали в очередной город, пошли ужинать в кафе. И наши баянисты вдруг стали наигрывать песню, мы подхватили, запели. И тут же к нам присоединились румыны со своими скрипками, стали подбирать наши мелодии. Что тут началось — песни, пляски всю ночь напролёт. А наутро у нас репетиция, выступление.

Танцевали прямо в исторических кварталах Фото: АиФ/ Из личного архива Н.Курылевой

 

Нина Курылёва: В народном творчестве — наша сила, в этом нам равных нет. В начале девяностых Дмитрий Олегович Бахарев собрал ансамбль «Волгари», в который вошли руководители народных коллективов со всей области. Что это были за мастера — и пели, и танцевали, и играли на народных инструментах. Этот ансамбль  представлял Россию на Всемирном фестивале народного творчества во Франции в 1991 году. Жара была под пятьдесят градусов, но коллективы со всего мира должны были пройти по городу, выстроившись в колонну, с рекламой своих программ. Русские шли первыми, солнце палило беспощадно, но мы  пели, танцевали и шли вперёд, ни на кого не оглядываясь. А когда оглянулись, сзади уже никого не было, все попадали от жары, даже те, кто представлял свою страну в набедренных повязках.

- Как сложилась судьба Ульяновского русского народного хора?

Нина Курылёва: Коллектив сохранился, но он теперь совсем другой. Он раздробился на разные группы, которые не помнят, что они от единого корня. А сам хор — эта группа стариков, которые и танцуют и поют. Их оставили без руководителя, без баяниста. Может быть, рассчитывали, что старики просто уйдут. А они держатся за свое дело и будут за него держаться  до последнего.  Мы уже однажды обращались к министру культуры с просьбой помочь коллективу, который более полувека был носителем национальной культуры на территории нашей области.   В феврале 2016 года Ульяновскому русскому народному хору исполняется 55 лет. Хочется верить, что кто-то об этом ещё помнит.

Выступление в Москве на ВДНХ
Выступление в Москве на ВДНХ. Фото: АиФ/ Из личного архива Н.Курылевой

 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество