aif.ru counter
Татьяна ЗАХАРЫЧЕВА
382

Клавдия Иванова: «Они спрашивают, видела ли я Гитлера, было ли мне страшно»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. АиФ - Ульяновск 23 08/06/2016

Клавдию Фёдоровну Иванову по нескольку раз за неделю приглашают на встречи с детьми в школы, детсады, библиотеки. Дети сами зовут её, ждут и слушают, затаив дыхание, потому что она  открывает для них целый мир, о котором они, оказывается, почти ничего не знают. И этот мир – Россия.

Все самые  важные истины - о Родине, патриотизме, чувстве долга - вплетены в канву истории каждой российской семьи, заложены в генетической памяти. Но если с детьми о них не говорить - просто, доступно, на конкретных примерах, - то всё это постепенно превратится в прах, убеждена ветеран войны.

В одной из своих бесед Клавдия Фёдоровна рассказывала школьникам, как в 12 лет бежала на фронт, надев на ноги  разные ботинки - один чёрный, а другой желтый. Понимала, что на войне ноги должны быть сухими, поэтому выбрала по целому ботинку от разных пар. Два дня она и две её подруги шли за строем солдат, «на фронт». А когда дошли до станции и началась погрузка в эшелоны, девчонок отодвинули в сторонку: или домой возвращайтесь, или идите работать в госпиталь. Госпиталь был и в родном селе, поэтому  решили вернуться. В этой истории самое главное запрятано. Но дети его интуитивно нащупывают. Спрашивают: «А зачем же вы из дома бежали? Разве не страшно было?».

- Наши братья ушли на фронт. Им было всего по 16 лет, и они каждый день ходили в военкомат, который находился за 25 километров от села, добиваясь, чтобы их призвали. Один раз даже заночевали там, прямо на крыльце, - отвечает Клавдия Фёдоровна. – И мы, их сёстры, решили, что тоже должны воевать.  Тогда все хотели сделать что-то для своей страны, которая попала в беду. Жили, как в песне поётся: «Раньше думай о Родине, а потом о себе».

Теперь эти малыши точно знают, каким был Александр Матросов.
Теперь эти малыши точно знают, каким был Александр Матросов. Фото: Из личного архива

Историю не трогают

Татьяна Захарычева: - Клавдия Федоровна,  а могут ли современные дети усваивать такие уроки? Сейчас и взрослым непросто жить, как  в песне поётся.

Клавдия Иванова: - Дети – это всегда дети. Любознательность, желание узнавать разные интересные истории у них в природе. Учителя удивляются, как  они внимательно меня слушают. А я им просто рассказываю то, чего они не знают. Ведь историю в семьях почти не трогают. Может, кто-то и скажет иногда: «Вот, когда мы росли…», - но не более того. Когда я хожу по аллее героев в нашем Железнодорожном районе,  вижу, как дети лазают по стендам с портретами погибших. У них нет понятия, что это святое. Никогда не видела, чтобы кто-то из родителей подошел с ребёнком к портрету и рассказал, кто это и почему здесь его портрет установлен. Вообще для современных детей Великая Отечественная война – это далёкая-далёкая история. А я стараюсь своими рассказами приблизить её. Недавно беседовали с ними об Александре Матросове. Много материала перебрала, чтобы  образ получился живым и понятным. Я и сама не знала, что в детдоме Матросов любил заниматься с малышами, с удовольствием развлекал их. Что с четырех лет играл на балалайке, потом научился играть на гитаре. Бил чечетку виртуозно.

- А какие вам вопросы задают?

- Видела ли я Гитлера, было ли страшно … Разные вопросы, но есть осознанные, глубокие. Спросили, например, почему я выбрала для рассказа именно Матросова. А я ответила, что он мне очень напоминает брата Колю, за которым я пыталась бежать на фронт. Он тоже погиб. Помню, в  1943 году на крещение мама нам разрешила достать и завести патефон (он был единственным на всю деревню). Мы танцевали под музыку, смеялись, и вдруг в патефоне пружина лопнула. Мама стояла у печки с прихватом, и тут же вышла к нам: «Что такое?». Мы говорим, что пружина лопнула, отремонтируем. И раньше такое было, но на этот раз мама сказала: «Убирайте всё. Что-то случилось». А через неделю пришла похоронка: брат Николай погиб, причём как раз в тот день, когда мы заводили патефон. 19 января он родился, и 19 января, в день восемнадцатилетия, погиб. Коля был очень талантливым, в 14 лет написал книгу о самолётах «Стальные птицы» и отправил рукопись Сталину, и Сталин ведь ему ответил. До сих пор помню этот листок с машинописным текстом: «Рукопись хорошая, мысли ценные, но ты очень молод, тебе надо учиться».  И подпись... Мы, дети, бегали по деревне и всем показывали его. Как же: нашему Коле сам Сталин написал. Как мы этим гордились!

Говорить о патриотизме можно только на живых примерах.
Говорить о патриотизме можно только на живых примерах. Фото: Из личного архива

- А что, на ваш взгляд, главное, что отличает современных детей от детей предвоенной поры?

- Сейчас почему-то и в 25, и  в 30 лет - ещё ребёнок. До четырёх лет детям памперсы надевают. Моему младшему братишке было четыре годика, когда он выступал перед солдатами в госпитале, помогал им, у него и по дому были свои обязанности.  Мы, 11-12-летние девчонки, работая в госпитале, воду из колодца носили, в лес за сушняком ездили, баню топили. Одежду солдат начнешь стирать, развернёшь, а из неё – из складок, швов - столько вшей посыплется.  Жарили это бельё в бане, а потом выметали вшей с пола и целыми совками выносили.  

Досье «АиФ»
Клавдия Фёдоровна Иванова. Родилась 9 мая 1929 года в Тамбовской области. Отличник народного просвещения, Заслуженный учитель РСФСР, член Совета ветеранов Железнодорожного района. В числе её тематических бесед с детьми о Родине – рассказы о Ленинградской блокаде, о Сталинградской битве, Курской дуге, о родственниках, участвовавших в ВОВ, о герое России Дмитрии Разумовском и другие.

Главное - вера

- Скоро День России. Дата новой истории, которую пытаются наполнить патриотизмом. А что для вас патриотизм?

- Я думаю, что это, прежде всего,  вера и любовь. В том числе вера в свою страну. В 90-е все идеалы резко поломали, пытались найти какую-то новую правду, о войне - тоже. Теперь хотят всё вернуть назад, стране нужны патриоты. Но это непросто - целое поколение потеряно.

И тогда всякое было. Войска через наши деревни проходили совсем не такие, как показывают в кино. Никаких хромовых сапог – старые, изношенные ботинки с обмотками. Помню, у нас в доме останавливались солдаты, спали прямо на полу, измученные до крайности. А  командир-красавчик развлекался, поднимая их ночью по команде. И все-таки в большинстве своем в войну, в самых жестких, немыслимых условиях, наши люди не теряли совести. В них всегда чувствовался стержень. И верили, что выживут, что победят. Даже до последнего момента.

Какие награды? За что? Им всё интересно.
Какие награды? За что? Им всё интересно. Фото: Из личного архива

Папа рассказывал, как завалило во время бомбёжки их блиндаж. Он оказался внизу, а сверху еще двое. Он верил, что найдут, спасут. И, действительно, их откопали, правда, живым оказался только папа. Он получил контузию, но бойцы уговорили командира не отправлять его в госпиталь. Ведь он в части был как Василий Теркин – лихо играл на гармошке, был прекрасным рассказчиком и умел поднять дух бойцов. После контузии его определили в обоз, и там он отличился. У него есть награда за то, что в тяжелых условиях смог обеспечить бойцов бесперебойной поставкой продуктов. Рокоссовский как-то осматривая строй, сказал ему: «Пока в Берлин не войдем, усы не сбривай, пусть смотрят, какой он, русский солдат». 

- Можно ли вернуть прежние идеалы на новую почву? Мы живем при новом социально-экономическом строе, и совершенно очевидно, что в нем успеха достигает отнюдь не тот, кто «раньше думает о Родине, а потом о себе».

- Я живу, надеясь на лучшее. Столько раз над Россией нависала страшная угроза, но какая-то сила её все равно спасает. Какая эта сила – у каждого свой ответ. Но не исключено, что это как раз вера людей в свою Родину, которая есть, жива, что бы со страной ни происходило. Всё-таки мы остаёмся народом с мощными корнями и генной памятью. Поэтому я не устану повторять: чтобы у страны было будущее, дети должны знать и уважать её историю.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество